Перейти к материалам
истории

Статья «Доведение до самоубийства». Как она работает?

Meduza
Администратор «групп смерти» Филипп Будейкин (во «ВКонтакте» он значился как Филипп Лис) перед заседанием суда в Петербурге, 16 ноября 2016 года
Администратор «групп смерти» Филипп Будейкин (во «ВКонтакте» он значился как Филипп Лис) перед заседанием суда в Петербурге, 16 ноября 2016 года
Фото: Петр Ковалев / ТАСС / Scanpix / LETA

Филипп Будейкин, проходящий по делу так называемых «групп смерти» «ВКонтакте», 16 ноября арестован судом — петербуржец проходит по делу о «доведении до самоубийства» подростков в интернете. Соответствующий уголовный состав закреплен в 110 статье УК и применяется хоть и нечастно, но регулярно: в 2013 году по ней осудили 33 человека, в 2014-м — 17 человек, в прошлом году — еще 15. «Медуза» выбрала несколько показательных случаев, демонстрирующих, кого именно в России судят за доведение до самоубийства.

Учительница и ученик

В 2007 году после долгого разбирательства Красносельский суд Петербурга вынес решение по нашумешему делу учительницы Веры Новак — она была приговорена к четырем годам условно; кроме того, должна была выплатить пострадавшим 300 тысяч рублей. Новак признали виновной в доведении до самоубийства ученика Романа Лебедева. В 2005-м четырнадцатилетний Роман покончил с собой, бросившись под поезд. В предсмертной записке он утверждал, что не может больше терпеть унижения со стороны своей классной руководительницы. Сама учительница свою вину полностью отрицала. 

По мнению следствия, в этой истории были и другие пострадавшие: по крайней мере, двое одноклассников Романа Лебедева подтвердили, что учительница Новак оскорбляла и унижала детей (всего следствие доказало 15 эпизодов избиения детей и оскорблений в их адрес). 

На суде бабушка погибшего школьника рассказывала, что, пока шло следствие, ей и ученикам, давшим показания, неоднократно угрожали, их оскорбляли и унижали. Кроме того, сотрудники школы, в которой учился Лебедев, распространяли ложные сведения о том, что мальчик употреблял наркотики, был игроманом и задолжал крупную сумму денег. Помимо приговора учительнице Вере Новак суд вынес частное определение: в школе царит нездоровая, пагубно влияющая на психическое здоровье детей обстановка. Кто и что должен с этим делать, суд не уточнил. 

Родители и сын

В октябре 2010 года Новосибирский областной суд признал супружескую пару виновной в доведении до самоубийства своего девятилетнего сына. Следствию удалось доказать, что мама и папа систематически избивали ребенка, обзывали его, заставляли выполнять работу, часто непосильную. По версии следствия, последней каплей стало уличное происшествие: девятилетний мальчик задел и уронил на улице чей-то мопед. Хозяин мопеда стал требовать от родителей возмещения ущерба, те, в свою очередь, обрушили гнев на ребенка. Как было сказано в сообщении прокуратуры, «зная, что за этим последует суровое наказание от родителей, ребенок 19 октября 2009 года покончил жизнь самоубийством».

Суд приговорил мать ребенка к четырем годам заключения, а отца — к 5,5 года лишения свободы в колонии общего режима.

Интернет-травля

Суд по одному из первых российских дел о доведении до самоубийства в интернете, о котором стало известно широкой публике, завершился в декабре 2011 года в Сочи. 31-летняя Анна Симоненко обвинялась в том, что зарегистрировалась в социальной сети «Одноклассники» под разными вымышленными именами, чтобы отомстить бросившему ее возлюбленному. На странице юноши, который в момент ссоры с Симоненко только что вернулся из армии, женщина публиковала информацию о том, что он придерживается «нетрадиционной сексуальной ориентации».

В результате бывший возлюбленный Симоненко решил, что его честь опорочена и он должен покончить жизнь самоубийством. Об этом он не раз говорил своим близким. 21 марта 2010 года молодой человек исполнил свое намерение и повесился.

В ходе следствия было установлено, что Анна Симоненко, в прошлом занимавшаяся проституцией, познакомилась с молодым человеком, когда ему было 16 лет. Вскоре после этого знакомства его призвали в армию. Вернувшись, юноша узнал, что Симоненко беременна, и девушка заявила, что именно он — отец ребенка. Тот факт, что молодой человек провел больше года в армии, да еще и (по утверждению СК РФ по Краснодарскому краю) был бесплодным из-за перенесенной в детстве операции, Симоненко не смутил. Сперва она вынудила родственников юноши дать ей четыре с половиной тысячи рублей на аборт, а затем стала преследовать молодого человека в «Одноклассниках».

Суд приговорил Анну Симоненко к году и девяти месяцам колонии-поселения и штрафу в размере 800 тысяч рублей.

Свекровь и невестка

В 2014 году в Ростовской области свекровь получила шесть месяцев колонии за доведение невестки до самоубийства. Жительница Песчанокопского района Ростовской области Наталья Волошина после свадьбы сына осталась жить вместе с молодой семьей. Как выяснило следствие, на протяжении почти двух лет (с апреля 2012 года по июнь 2014-го) этой сложной семейной жизни Волошина постоянно унижала невестку: оскорбляла ее, нецензурно бранила, требуя, чтобы женщина отказалась от родительских прав на собственного ребенка. По сообщениям прокуратуры, Волошина также неоднократно предлагала невестке свести счеты с жизнью, чем «ввела ее в состояние острой безвыходности», которое, как выразилась старший помощник прокурора Ростовской области по взаимодействию со СМИ Оксана Сухарева, «возникло на фоне хронического и постоянно нарастающего психического напряжения».

В результате 6 июня 2014 года невестка Волошиной не выдержала травли и повесилась в своем доме. Трехлетняя дочка Волошиной — после того, как ее бабушку отправили в колонию-поселение — осталась жить с отцом.

Следователь и начальство

13 октября 2016 года специальная комиссия завершила расследование причин самоубийства следователя отдела полиции № 1 Уфы. За полтора месяца до того, 22 августа, 34-летний мужчина покончил с собой в своем рабочем кабинете. На видео, опубликованном на его странице в соцсети, следователь сообщал, что это решение связано с усталостью и разногласиями с руководством. 

По этому факту было возбуждено уголовное дело по статье «доведение до самоубийства» — однако специальная проверка состава преступления не выявила: как сообщили в пресс-службе МВД по Башкирии, «вины непосредственного руководителя следственного подразделения и руководителя территориального отдела полиции в самоубийстве сотрудника не установлено». Тем не менее бывшего руководителя суицидента уже после того, как уголовное дело было закрыто, перевели на новое место работы.