истории

Дом, в котором 200 лет живет одна семья Фрагмент книги «Истории московских домов, рассказанные их жителями»

Meduza
12:37, 13 ноября 2016

Фото: Антон Акимов

В издательстве «Эксмо» в ноябре вышла книга «Истории московских домов, рассказанные их жителями», над которой работали два бывших журналиста «Большого города» — этнолог Дмитрий Опарин и фотограф Антон Акимов. В книге, опубликованной в рамках издательской программы Музея Москвы, рассказывается о двадцати пяти жилых столичных домах, построенных с XVII века по 1920-е годы. Каждая глава посвящена одному дому — в них собраны разные материалы: история здания, воспоминания жителей, архивные документы и фотографии. «Медуза» представляет главу о доме писателя Николая Телешева на Покровском бульваре, 18/15.

Старый картуз, стрельба в 1917 году и игрушечный слон в доме № 18/15 на Покровском бульваре — единственного здания в Москве, в котором уже почти 200 лет живут представители одной семьи

В самом конце XVIII века граф Федор Толстой построил двухэтажную усадьбу, от которой после пожара 1812 года остался лишь каменный остов. В 1815 году дом купил и за два года восстановил выходец из ярославской деревни купец Андрей Карзинкин. Еще в начале XX века люди рассказывали о нем разные истории. Собиратель городского фольклора Евгений Баранов записал в 1925 году слова маляра Андрея Степановича: «Человек известный Корзинкин, когда-то гремел. И был он человек особенный. Такой обычай был, такой порядок в своем доме завел: чтобы ни одна вещь не выходила из его дома, даже какая-нибудь пустяковина нестоящая, чтобы не пошла по людям <…> засалился картуз, пора новый надевать. Он и наденет, а этот старый в землю закопает — пусть гниет. А чтобы нищему отдать — так это Боже сохрани. Он нищему новый картузик купит <…>. Одежда износилась, рубаха ли, штаны ли — сейчас похороны. Сам яму выкопает, сам землей засыплет» (Е.З. Баранов. Московские легенды. М., 1993).

Его внук Андрей торговал чаем в Старом Гостином дворе, служил депутатом Городского собрания, дружил с Александром Островским и устраивал у себя дома на Покровском бульваре музыкальные и театральные вечера. А правнук Александр занимал должность директора Торгово-Промышленного товарищества Ярославской Большой мануфактуры, состоял в браке с балериной Большого театра Аделаидой Джури и числился старостой церкви Трех Святителей на Кулишках, находящейся в соседнем Малом Трехсвятительском переулке. Когда в 1928 году власти приняли решение закрыть храм, супруги Карзинкины были первыми подписавшимися в письме в защиту церкви.

В 1899 году сестра Александра Карзинкина художница Елена Андреевна вышла замуж за писателя Николая Телешева и переехала к мужу на Чистопрудный бульвар. Николай Телешев был известен как организатор литературного кружка «Среда», на заседаниях которого читали свои произведения Горький, Бунин, ­Серафимович, Андреев. В 1913 году Телешевы окончательно обосновались в родительском доме Елены Андреевны на Покровском бульваре, куда вместе с ними переехали и писательские вечера. «В Великую субботу, — писала в своем дневнике Елена Телешева, — мы переехали на Покровский бульвар. Весною было очень хорошо. В саду цвели тюльпаны и нарциссы».

Парадный фасад дома. Вид с Покровского бульвара
Фото: Антон Акимов

«Окаянные дни»

Елена Телешева оставила в дневнике запись о первых днях революции: «27 октября у нас обедали Бунины и Н.Н. Алексеев. Когда они ушли, Юлий сказал по телефону, что началась стрельба. 28, 29, 30 стрельба продолжалась и вдали, и на Хитровке. С первого началась стрельба из <…> орудий прямо через нас. Мы завесили все окна и заставили двери. Я сидела дома и шила Сергею подушку. По вечерам и все Сашины, и Лизанька забивались в Колин кабинет. Зарево стояло над Кремлем. По ночам мы по очереди дежурили».

В самом начале «Окаянных дней» Иван Бунин описывает одно из своих последних посещений дома Телешевых: «Вчера был на собрании „Среды“. Много было „молодых“. Маяковский, державшийся, в общем, довольно пристойно, хотя все время с какой-то хамской независимостью, щеголявший стоеросовой прямотой суждений, был в мягкой рубахе без галстука и почему-то с поднятым воротником пиджака, как ходят плохо бритые личности, живущие в скверных номерах, по утрам в нужник. Читали Эренбург, Вера Инбер».

Справа: коридор квартиры Телешевых
Фото: Антон Акимов

Заявление

После революции усадьбу разделили на коммунальные квартиры, оставив Телешевым две комнаты. Сохранилось заявление 1930 года от неизвестного Васина, жившего на Солянке в доме № 3 и претендовавшего на площадь Телешевых: «Корзинкин бывший домовладелец, живет в своем бывшем доме, занимая с зятем своим Телешевым всю квартиру № 15 с полезной площадью <…>. Претендую на 1 из комнат этой квартиры. Прошу Суд это дело решить с места осмотра, жизни той и другой стороны. Я живу в кв.: площадь 31,3 м. Эту комнату занимают 3 семьи: Я, ­Васин, жена и ребенок, Бабкина и ее дочь, Тришкина с сестрой, всего на человека приходится 4,47 м, негде для ребенка поставить кровати, которому приходится спать вместе с родителями и 2 взрослыми на полу…»

В квартире сохранились старая угловая печь, паркет, дореволюционная мебель
Фото: Антон Акимов

Квартира

Особняк на Покровском бульваре — единственный дом в Москве, в котором несколько поколений одной семьи живут уже почти 200 лет (с 1817 года). Сейчас анфиладу из 6 комнат занимает семья внука писателя Николая Телешева Владимира: его вдова Татьяна с детьми. В доме размещаются туристическая фирма, нотариальная контора, Московское городское и областное отделения ВООПиК и ресторан «Дача на Покровке». Практически везде сохранились дореволюционные интерьеры. «Первое впечатление было совершенно обалденное, — вспоминает Татьяна Телешева. — Все было заставлено под потолок каким-то барахлом, без которого квартира вообще не мыслится. Мы очень много разгребли и нашли столько предметов, о назначении которых мы даже не догадывались. До сих пор есть нехоженые тропы. Все было органично, что жило тут, то и должно здесь продолжать жить».