партнерский материал

Как перестать бояться и начать продавать свой товар за границу Совместный проект «Медузы» и PayPal

Meduza
15:23, 31 октября 2016

Фото: Михаил Мордасов

Недавно платежная система PayPal опубликовала отчет, из которого следует, что объем продаж за рубеж из России растет. Российские продавцы — большей частью индивидуальные предприниматели — сумели за 2016 год отправить за границу товаров на два миллиарда долларов (на 32% больше, чем в прошлом году). В основном российские товары заказывают в Северной Америке (42,1%) и Западной Европе (30,8%). «Медуза» расспросила пять отечественных предпринимателей и вместе с PayPal попыталась вывести правила: как вести бизнес онлайн, как искать покупателей за рубежом и как научиться продавать вигвамы в Америку. 

Правило первое. Дело жизни отыскивается случайно

Иван, Woodsun: Я листал журнал, увидел в нем очки с деревянной оправой из США — и решил, почему бы нам не сделать что-то подобное? У нас все-таки традиции. Это было в 2011 году, а уже в 2012-м мы продали первую партию. На тот момент в России про такие очки практически никто не знал. После того как мы обошли все магазины оптики, мы поняли, что этого страшно не хватает. Сейчас мы продаем 150–200 очков в месяц.

Иван Драпков, Woodsun, Москва: «Редакция журнала „Большой город“ брала только необычные с их точки зрения объявления и печатала их бесплатно — а Woodsun предлагал индивидуальное изготовление очков по эскизам и размерам заказчика; после одного такого бесплатного объявления у нас продажи и начались»
Фото: Михаил Мордасов

Владимир, Afour: В 2009 году мне позвонил старый приятель и предложил делать кроссовки на заказ. Мы рисовали эскизы и для каждого клиента делали индивидуальные модели. Мне было очень интересно, но я не справился. Я не смог придумать тот дизайн, который бы меня устраивал и который не был бы похож на тот, что уже есть на рынке. А потом мне пришла в голову идея — сделать такие модели, чтобы все комплектующие были подобраны профессионалом и обувь идеально сидела, а людям только дать возможность раскрашивать. Человек может не понимать, какие подошвы лучше, а какие хуже. Зато он знает, как его обувь должна выглядеть. Минимум участия, но максимально индивидуальный продукт.

Ирина, «Миламира»: У знакомых был свадебный салон, где мне предложили должность продавца-консультанта. Невест не так уж много каждый день, поэтому все свободное время я могла писать диплом. Честно говоря, хозяйка того салона мало интересовалась своим бизнесом — и я начала заниматься маркетингом, продвижением, работой с поставщиками. Неожиданно для себя я стала, можно сказать, управляющей. К окончанию института я уже поняла, что хочу связать свою судьбу с платьями. 

Артем, New Woodman: В 2013 году я сдавал в аренду камеры GoPro — тогда о них в России почти никто не знал. В конце 2014 года я уволился с работы и открыл магазин экшен-камер и аксессуаров. В августе 2015 года я обратился к кожевенному мастеру с просьбой придумать чехол для GoPro, который бы заново осмыслил идею экшен-камер: на них можно не только снимать то, как человек занимается экстремальными видами спорта, но и пойти с такой камерой на светскую вечеринку. Уже в декабре мы продали первый чехол.

Елена, Happy Teepee: Я всегда очень любила шить, но для меня это было чем-то вроде хобби. Идея сшить первый вигвам появилась в 2014 году, когда я озадачилась созданием игрового пространства для моей годовалой дочери. Этот типи был сшит из занавески и натянут на черенки от лопат. Но он оказался таким вдохновляющим для меня, что я загорелась этой идеей. Я уволилась из налоговой инспекции, где до этого проработала пять лет, и занялась производством этих штуковин уже как своим делом.

Правило второе: дело не в деньгах

Иван, Woodsun: У нас был стартап абсолютно без кредитов и инвесторов. Стартовый капитал составил 70 тысяч рублей — две месячные зарплаты, которые мы вложили с моим компаньоном. На эти деньги мы купили первый станок. Потом, уже через два года, мы взяли кредит на 500 тысяч рублей на закупку оборудования, но очень быстро его отдали.

Ирина, «Миламира»: Я начинала с очень небольших средств — буквально с личных сбережений, которые пошли на покупку ткани, бытовой швейной машинки за 5000 рублей и прочего. У меня даже сохранилась самая первая табличка в Exсel, где я пыталась рассчитать расходы: стартовый капитал составил 80 тысяч собственных моих денег — и немножко безумия.

Ирина Баранова, «Миламира», Санкт-Петербург: «Я хотела сделать платья менее дорогие, чем европейские или американские, но все равно интересные и необычные. Правда, я никогда ничего не шила и швейного образования не имела… Не могу объяснить почему, но я поняла, что у меня это получится. Я сначала просто сидела и шила сама, а теперь нас семь человек»
Фото: Михаил Мордасов

Артем, New Woodman: Первые вложения составили 4000 рублей — стоимость экшен-камеры, которой я рассчитался за первые несколько чехлов. Фактически наш новый бизнес начинался на базе старого магазина. Юридическое лицо, счет в банке, офис, логистический канал с Китаем — все уже было сделано заранее.

Правило третье: нужно рассказывать о себе в соцсетях

Иван, Woodsun: С самого начала мы в соцсетях позиционировали себя как современные, молодые, крутые дизайнеры, которые работают в гараже или в небольшой мастерской. Инстаграм — одна из площадок, где мы и свои новости рассказываем, и новинки показываем, и общаемся с клиентами. Это такая интернациональная платформа, с которой можно привлечь клиентов из других стран. Девушка из Лондона, заказавшая у нас очки, прислала нам в инстаграме свою фотографию в кафе — на заднем плане сидели Сильвестр Сталлоне и Жан Рено.

Елена, Happy Teepee: Уверенности мне придавал интерес моих подписчиц в социальных сетях к фотографии детской моей дочки. Мамы стали обращаться ко мне с просьбой сделать такие же вигвамы для их детей. Так все и началось, а в 2015 году я придумала название проекта, сделала инстаграм-аккаунт и начала сочинять, шить и выкладывать фото разных моделей вигвамов.

Елена Ткачук, Happy Teepee, Краснодарский край: «Нам приходится расширяться, и мне нужны помощники. Но я живу в небольшом городе, и самая большая проблема — найти квалифицированную швею»

Владимир, Afour: Первые клиенты пришли к нам из соцсетей, и по-прежнему соцсети играют большую роль в продвижении. Это своего рода удобное сарафанное радио. Мы не используем контекстную рекламу, поскольку производим товар специфический, — обычно человек, который ищет обувь, не выбирает сразу индивидуальный пошив. Зато свой интернет-магазин, например, можно синхронизировать с группой во «ВКонтакте».

Правило четвертое: в кризис все только начинается

Ирина, «Миламира»: Поначалу мы закупали платья за границей и продавали их у себя в салоне в розницу. Все было замечательно, пока полтора-два года назад в связи с общей экономической ситуацией не стало очень сложно. Платья подорожали за несколько месяцев в несколько раз, а покупательная способность невест упала. И тогда мы решили шить платья самостоятельно. Ну и очевидно, что, когда мы стартовали, мы смогли предложить очень хорошую цену за счет разницы валют. Средняя цена свадебного платья в США — несколько тысяч долларов. А наши платья в среднем стоят 600–700 долларов. Сейчас 60–65% платьев мы продаем за пределы России. На первом месте — США, второе-третье делят Австралия и Канада. Недавно был всплеск интереса из Азии.

Владимир, Afour:  Я взял первый кредит у друзей — 200–300 тысяч рублей, которые пошли на закупку подошв и других материалов. Но в 2008 году из-за кризиса спрос резко упал, мы быстро просели, и мой приятель решил выйти из бизнеса. С производством тоже не удалось договориться. Но повезло, и мой знакомый сапожник, который тогда отходил от дел, сдал мне в лизинг свою маленькую мастерскую, чтобы я потом все это выкупил. Уже августе 2009 года я решил, что бренд начинается.

Владимир Григорьев, Afour, Санкт-Петербург: «Несмотря на то что у меня не было профильного образования, я научился кроить, шить, затягивать обувь. Уже через год я продал первые пары»
Фото: Михаил Мордасов

Правило пятое: общайтесь с клиентами

Артем, New Woodman: Когда в июле случилась забастовка на почте Канады — мы, конечно, не могли знать об этом заранее, — более десяти посылок оказались где-то на территории страны, где мы уже не могли отследить их местоположение по трек-номерам. Через PayPal нам удалось оперативно вернуть деньги некоторым клиентам. В принципе, почти со всеми покупателями можно найти общий язык, и многие готовы немного подождать. Плюс бывают случаи, когда наши покупатели становятся нашими амбассадорами. Одна из сотрудниц центрального офиса GoPro в Америке купила наш чехол, а в итоге мы сделали для его сотрудников лимитированную партию. Как мы знаем, два наших чехла подарили создателю GoPro, миллиардеру Нику Вудману.

Артем Емельянов, New Woodman, Пермь: «Иногда приходится обсуждать с покупателями самые удивительные вещи. Например, у заказчиков из Индии я еще до отправки специально уточнял, понимают ли они, что мы шьем чехлы из шкуры коровы? Из шкуры мертвой коровы!»
Фото: Марина Первунина

Иван, Woodsun: У нас на сайте есть фотография каждого сотрудника, есть вся история, даже адрес юридический. Вся информация открыта для того, чтобы понять, кто мы такие, что мы предлагаем и как мы это делаем. Всегда проще доверять конкретным людям. Иногда клиенты приезжают к нам на производство, просто чтобы посмотреть, как это классно. (Конечно, это определенный риск для нас — но обычно по диалогу складывается впечатление о человеке и о том, можно ли пригласить его в гости.) Я же сам клиент интернет-магазинов, я сам захожу на сайты и анализирую — какая там у людей история, можно ли им довериться? Мне это очень важно и интересно: у кого я покупаю, кто это производит. Это очень важно. Мы говорим, что нам можно довериться: вот мы здесь, в этом городе, на этой улице, в этой мастерской. 

Ирина, «Миламира»: Очень хорошо, что иностранные клиенты оставляют отзывы: почти половина невест оставили комментарии о наших платьях. Не в последнюю очередь благодаря этим отзывам на авторитетной международной площадке люди решаются заказать столь важное платье — боже мой! — в России. Иногда прямым текстом так и пишут: «Вы знаете, я тоже очень боялась России и всего, что с этим связано, но вышло круто». Тем не менее у нас была очень неприятная история, когда невеста — я абсолютно уверена, что намеренно, — получив платье, отметила на PayPal, что платье пришло ей не такое, как она заказывала. Я думаю, у нее был план и деньги вернуть, и платье себе оставить. Мы долго переписывались, и спор уже был решен в пользу покупателя, а деньги были списаны с моего счета, но я смогла убедить PayPal в своей правоте. Тот отрядил сотрудника, чтобы он разобрался в этом случае, и деньги нам вернули.

Правило шестое: расти все равно придется

Елена, Happy Teepee: До недавнего времени я вполне справлялась сама, работая дома. Но количество заказов росло месяц от месяца, и в начале лета мы с семьей сделали мастерскую. Мы даже купили вдобавок промышленную швейную машину — никаких новых навыков мне не пришлось осваивать, просто нужно было приноровиться к скорости. 

Иван, Woodsun: Пока мы остаемся маленькой компанией, и способов масштабироваться у нас немного. Для этого нужно либо у кого-то занимать деньги, либо ждать заказчика, который закажет у нас 10 тысяч очков и еще оставит предоплату 50%. Когда одна компания заказала у нас в качестве корпоративных подарков 300 штук, мы стали работать в две смены и удвоили нашу производительность, не расширяя производство.

Артем, New Woodman: Еще в самом начале нашей работы был случай, когда к нам поступило такое количество заказов одновременно, что мы с ними не справлялись. Мне пришлось лично написать каждому покупателю, чтобы объяснить ситуацию, — мы все уладили, и даже отменять заказы не пришлось.

Afour: «У нас много заказов из США и Австралии, там очень развита сникер-культура, и там есть большое количество сникерхедов, которые коллекционируют, покупают редкие кроссовки. Они готовы ждать свою пару, практически с другого конца света, ради того чтобы у них появился какой-то эксклюзив»
Фото: Михаил Мордасов

Правило седьмое: покупатели за рубежом другие

Ирина, «Миламира»: В России очень ярко выражена сезонность: платья начинают покупать в марте и заканчивают в августе. Зато когда у нас зима — в Австралии, например, лето, и им нужны платья. А в Штатах невесты заранее готовятся к свадьбе, для них нормально присматривать и покупать платья за год до свадьбы, даже за полтора года. Свадебное платье все-таки относительно консервативная история, хотя наши платья немножко необычные, все равно это такая штука, где не очень сильно люди экспериментируют. Так что это сглаживает ментальные различия: большая часть невест все равно хочет выглядеть женственно, торжественно и романтично — что в Америке, что в России, что в Японии. Еще наше наблюдение, что 90% российских невест вообще не оставляют отзывов, а почти 50% иностранных оставляют. И формулировки очень разные — за рубежом принято поблагодарить за потраченное время, за усилия. А у нас в лучшем случае говорят «спасибо».

Иван, Woodsun: Адекватней всего воспринимают наш продукт немцы — они без проблем его покупали, выкладывали деньги, говорили, что это не так дорого, как у них, при этом качество достойное. Они ценят прежде всего качество и подход. Им важно, когда за продуктом стоят конкретные люди. Им приятно, что человек, который сам лично создал свою компанию, сам же лично и продает эти очки. Я рассказываю, сколько людей у нас работает, как мы это делаем, — иностранцам это нравится: так они покупают целую идею, концепцию, стиль жизни. У нас, в России, сейчас люди только-только приходят к этому. 

Woodsun: «Человек же покупает стиль жизни, а не просто какой-то продукт. В России сейчас люди только-только приходят к этому. В Москве уже много таких людей, кто именно так относится к фирмам, которые что-то производят, шьют или строят. Мы же продаем не просто очки, а целый красивый рассказ о себе»
Фото: Михаил Мордасов

Владимир, Afour: Многие иностранцы переживают за безопасность своих карт, поскольку их банки не рекомендуют оплачивать ими в Восточной Европе и России. PayPal понятен для клиентов с точки зрения безопасности платежей, и если продавец принимает оплату через PayPal — это мотивирует покупателей из-за рубежа, а у нас много заказов из США и Австралии. Для нас сервис полезен тем, что на PayPal деньги приходят моментально и выводятся на счет в течение одного-двух дней, что важно для малого бизнеса. По сути, это как оплата наличными. Когда ты только начинаешь бизнес и у тебя еще немного работы, хочется сразу все средства получить, чтобы купить новые материалы и ни в коем случае не задерживать изготовление следующих заказов.

10 ноября в Москве PayPal устраивал дискуссию о продажах за рубеж — как раз с участием отечественных продавцов — для тех, кто не успел, доступна видеозапись. А карточки «Медузы» о том, как продавать за границу, читайте здесь.