Перейти к материалам
истории

Полмиллиона за «жежешечку» Антона Носика приговорили к штрафу по 282-й статье. Репортаж Даниила Туровского

Meduza
Фото: Евгений Фельдман

В понедельник, 3 октября, Пресненский районный суд Москвы вынес приговор по делу блогера и журналиста Антона Носика, обвинявшегося на основании поста в «Живом журнале» в «разжигании вражды к сирийцам» (по части 1 статьи 282 УК РФ). Обвинение требовало для подсудимого два года тюрьмы; судья признал Носика виновным, но ограничился штрафом в 500 тысяч рублей. Спецкор «Медузы» Даниил Туровский наблюдал за заседанием.

За 20 минут до начала заседания Антон Носик ловил покемонов на лестнице суда. Он возмущался тем, что приложение Pokemon Go неправильно показывало его местоположение. Собравшиеся вокруг поинтересовались у Носика, какого приговора он ждет. «Что я могу ожидать? Я могу посмотреть статистику прежних приговоров, в 2015 году вынесено 369 приговоров по этой статье, из них оправдательных — ноль», — отвечал он.

Из последних дней перед приговором Носик — блогер и интернет-издатель, имевший отношение к запуску сразу нескольких ведущих русскоязычных новостных сайтов, — устроил спектакль. В субботу он в московском ресторане «Дом 12» встретился с поклонниками, обсудил с ними уголовное дело — и то, как в России обстоят дела «со свободой высказывания и уголовным преследованием блогеров». В своем инстаграме Носик выложил фотографию с вещами, которые собрал в тюрьму: пряники, зубная паста, ручки, металлическая посуда, спички; подпись гласила: «Нельзя ж на рыбалку без термобелья, спичек и доширака!» Через пару дней в той же соцсети под фотографией новой книги американского романиста Джонатана Франзена «Безгрешность» Носик сообщил, что, узнав о том, что в тюрьму можно брать книги, накупил их 18 килограмм. Также, отмечал обвиняемый, он изучил, какие печатные издания можно выписывать в Бутырской тюрьме — и как в московских СИЗО обстоят дела с интернетом. В фейсбуке он написал о прессе, которую получится выписать через ларек в Бутырской тюрьме. Наконец, друзья Носика — поэт и медиаменеджер Демьян Кудрявцев и блогер Норвежский Лесной (Николай Данилов) — опубликовали стихотворения с посвящением Носику, а «Новая газета» — поэму Дмитрия Быкова «Носиковое».

Свой «экстремистский» пост «Стереть Сирию с лица Земли» Антон Носик написал 1 октября 2015 года — он до сих пор доступен в «Живом журнале». Блогер приветствовал российские бомбардировки по территории Сирии, в том числе те, в которых гибнут дети. Свои слова он подтвердил на следующий день в эфире «Эха Москвы» (запись и расшифровка передачи с сайта радиостанции удалены). Через пять с лишним месяцев, в феврале 2016 года, официальный представитель Следственного комитета Юлия Иванова заявила, что еще в ноябре на Носика было заведено уголовное дело. 26 апреля блогеру официально предъявили обвинения в экстремизме по части 1 статьи 282 УК («Публичные действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе»; максимальное наказание — четыре года тюрьмы). В ведомстве заявили, что Носик «имел умысел разжигания вражды к сирийцам». Мерой пресечения Носику назначили подписку о невыезде.

Антон Носик выходит из Пресненского суда
Meduza

Заявителем, отправившим письмо в Следственный комитет, оказался Илья Ремесло, прокремлевский блогер и сотрудник «России сегодня». В суде он выступил как свидетель и объяснил свои действия тем, что «информировал органы как законопослушный гражданин». Анализировавшие пост эксперты пришли к противоположным выводам: Институт криминалистики ФСБ подтвердил обвинения; их коллеги признаков возбуждения вражды в тексте не усмотрели. 19 сентября прокурор потребовала приговорить Носика к двум годам заключения. После ее выступления блогер сказал, что с публикацией о Сирии «перегнул палку».

Заходя в помещение суда в день оглашения приговора, Носик, который пришел на заседание в футболке с портретом Иосифа Бродского, рассказал, что с ночи его сумка с тюремными вещами потяжелела до 30 килограмм. Из книг, помимо Франзена, он взял с собой учебник по итальянскому и «Божественную комедию» Данте. Около двери его догнал создатель Фонда борьбы с коррупцией Алексей Навальный и выкрикнул: «Если Носика посадят, его аккаунт в Pokemon Go перейдет мне!» Носик засмеялся. Главный редактор журнала The New Times Евгения Альбац вручила Носику новый номер журнала, посвященный 282-й статье. Она громко возмущалась: «Если за каждую мысль сажать — то что будет вообще?» Поддержать Носика пришли его мать и старые знакомые, которых он давно не видел — «думал, что [они] живут в других странах».

Антон Носик в зале Пресненского районного суда
Антон Носик в зале Пресненского районного суда
Фото: Евгений Фельдман

Свое последнее слово обвиняемый зачитал с телефона. «В то самое время, как российские войска активно участвуют в штурме Алеппо, в столице России меня судят за поддержку действий этих самых войск, — заявил он (целиком речь Носика можно прочитать в его „Живом журнале“). — В моем уголовном деле можно прочитать заключение некоего эксперта Управления по защите конституционного строя ФСБ о том, что бомбардировки Сирии, которые я поддержал больше года тому назад, являются преступлением экстремистской и террористической направленности». Он заметил, что на государственных телеканалах «Россия-24» и «Россия-1» уже вышли сюжеты, в которых рассказывается, что Носик признан виновным в экстремизме.

Носик также напомнил о встрече тогдашнего президента Дмитрия Медведева с Советом по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, которая состоялась в 2009 году. Тогда один из экспертов заявил, что в России выносят 0,8% оправдательных приговоров. «Я думаю, что это неточная цифра», — ответил Медведев.

Завершая речь, Носик потребовал от судьи не ограничиваться полумерами. «Если вы считаете, что я своей жизнью, трудом, общественной деятельностью не заслужил на шестом десятке лет клеймо уголовника — то просто оправдайте меня, — сказал он. — А если считаете, что заслужил, назначьте, пожалуйста, реальный срок, пусть и у [прокурора] Катерины Сергеевны сегодня будет праздник, не только у евреев».

Судья объявил перерыв. Выходя из зала, Носик напомнил собравшимся, что «приговор написан не здесь и не сегодня, их пишут в других местах». «Если меня попросят заплатить штраф, вы все скажете — история окончена, — добавил он. — Она не будет окончена. Инженер Бубеев никуда не денется из тюрьмы. Все люди, которых осудили по этой статье, будут сидеть, потому что никто не ездил к ним на суды. В России собралась группа нелепых клоунов, которые борются с экстремизмом, но на самом деле борются с фигней». («Медуза» писала о деле Бубеева и других уголовных делах, заведенных на основании записей в соцсетях, — задержания по ним иногда проводит спецназ.) Также Носик напомнил про нападение на синагогу в Москве — в субботу, 1 октября, мужчина выстрелил в охранников здания из травматического пистолета. «Такое случается, потому что [власти] слишком заняты просмотром жежешечки», — сказал он.

Судья Евгений Найденов — начинал он свою карьеру как прокурор на процессе ученого Игоря Сутягина, которого обвиняли в шпионаже, — признал блогера виновным. Приняв во внимание смягчающие обстоятельства (на иждивении Носика находится малолетний ребенок), он приговорил блогера к штрафу в 500 тысяч рублей. Носик сказал, что намеревается подать апелляцию на это решение в Мосгорсуд; его адвокат Сергей Бадамшин заявил, что с суммой штрафа они с Носиком не согласны.

Как сообщил Носик, этим вечером он собирается отметить вердикт — «выпить много водки, съесть яблоки и мед». 

Даниил Туровский

Москва