Перейти к материалам
истории

Артдокфест. Павленский. Голая жизнь Фильм о главном русском художнике

Meduza

В Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге в декабре 2016 года пройдет фестиваль документального кино «Артдокфест». Несколько фильмов из конкурсной программы будут показаны в октябре в Риге в рамках международного кинофестиваля. Дважды в неделю президент «Артдокфеста» Виталий Манский рассказывает на «Медузе» о всех фильмах, участвующих в конкурсе. В этом материале речь пойдет о картине «Павленский. Голая жизнь» Дарьи Хреновой (Россия, 2016).

Конечно, «Артдокфест» 2016 года — фестиваль авторского документального кино — не мог обойтись без фильма о Павленском. Петр Павленский — настоящий художник, настоящий концептуалист, и как художник он априори очень интересен. Картина Дарьи Хреновой, которая, кстати сказать, снимала акции Павленского, она — автор съемки акции «Дверь», позволяет узнать и Павленского-человека. И понять, что художник, особенно столь яркий, — личность объемная и, конечно же, противоречивая.

«Павленский. Голая жизнь» (трейлер)
artdocfest

Отвлекусь от фильма. Я недавно участвовал в дискуссии о присуждении Павленскому премии имени Вацлава Гавела. Премия имела существенный денежный эквивалент, и Павленский эти деньги решил отправить на оплату адвокатов «приморских партизан». Правозащитный комитет возмутился и отменил свое решение о присуждении премии. Не то чтобы я выступал на стороне Павленского, но я знаю, что любая премия — это не форма покупки автора, это не контракт с ним. Получилось, что правозащитники оказались менее демократичны, чем сам художник: они дали премию, это их решение, но дальше он может делать с деньгами что угодно — сжечь, раздать проституткам и так далее. Тем более когда ты вручаешь премию такому радикальному художнику, ты должен быть к этому готов, а если не готов, то сам дурак. Здесь есть такая опасность, проявляющаяся в обществе, — из Павленского сейчас уже бы с удовольствием сделали глянцевого персонажа, интегрировали в художественные сообщества и повсюду приглашали. Сила же Павленского в том, что он не ведется на это, не поддается соблазнам, — поэтому он и интересен как герой.

Мы с тобой разговариваем сейчас в Риге, и я скажу по секрету, что этот фильм монтируется в соседней комнате. У меня есть возможность иногда пообщаться с режиссером и продюсером картины. И у нас иногда возникают споры. У них, например, есть отснятая сцена интимной жизни самого Павленского — более того, эту сцену он снял сам и передал ее авторам для использования в картине. То есть герой фильма считает возможным снять интимную сцену с участием более двух человек, отдать ее авторам, а авторы при этом полагают, что неприлично включать такую сцену в фильм. Это наше собственное кулуарное пространство для обсуждений, которые являются тестом на нашу внутреннюю свободу.

Художник определяет границы свободы общества, и если не расширять их, то зачем тогда вообще существовать обществу, зачем тогда жить, если ты забетонирован в общепринятые рамки. Искусство существует для того, чтобы хотя бы во снах делать закоренелых консерваторов более свободными. И фильм, в том числе документальный, — это некоторая форма сна. «Павленский. Голая жизнь» — очень важная для нашего конкурса картина, и это не единственное упоминание Павленского на нынешнем фестивале, но об этом чуть позже.  

P. S. О других фильмах из конкурсной программы «Артдокфеста» можно узнать здесь.

Татьяна Ершова

Рига