партнерский материал

Сделано в Италии 11 главных изобретений итальянских дизайнеров

Meduza
06:20, 16 сентября 2016

У каждой вещи есть свой изобретатель, в том числе у мебели и посуды. Имена авторов уже позабыты, а изобретения давно вышли в тираж. Накануне международной выставки дизайна интерьеров i Saloni WorldWide Moscow, которая состоится 12–15 октября в Москве, «Медуза» восстанавливает справедливость и вспоминает авторов одиннадцати важных итальянских изобретений.

Кофеварка Moka Express

Bialetti
Фото: Clynt Garnham Food & Drink / Alamy / Vida Press

В 1933 году Альфонсо Биалетти изобрел новую технологию приготовления кофе, а заодно гейзерную кофеварку. Moka Express состоит из трех частей: в нижней чаше вода нагревается, проходит через ситечко с кофе и закипает в верхней чаше — на все про все не больше пяти минут. С момента изобретения до нынешнего дня кофеварок Moka Express разного объема — от одной до дюжины чашек — выпущено более 200 миллионов (а подделок и подражаний — не счесть). Причем классические восемь граней и металлический цвет уже не являются обязательными: современные гейзерные кофеварки могут иметь покатые бока, цвет чайной розы и даже раскраску под коровью шкуру. Но фирменную Bialetti Moka Express отличает ручка (которая не нагревается и не пахнет); корпус из дюралюминия (мягкого и пористого металла, впитывающего в себя кофейный аромат); логотип в виде человечка с усами и в котелке (это карикатура на Альфонсо Биалетти). 

Принт «Лина Кавальери» 

Fornasetti
Фото: Neil Rasmus / BFA / REX / Vida Press

Пьеро Форназетти воспроизводил лицо певицы Лины Кавальери на чайных парах, кофейных чашках, тарелках, пепельницах и вазах. Теперь портрет оперной дивы глядит не только с фарфора, но и с диванных подушек, чехлов для мобильных телефонов и со спинок стульев. Лина с сигаретой, Лина, поедающая яблоки, Лина с усами и в котелке по тиражу соперничает с Джокондой. Но обладатели зонтиков, стульев, чашек и ковриков для мыши с принтом «Лина Кавальери» обычно не знают ни автора рисунка, ни имени самой итальянки.  

Настольная лампа Tolomeo 

Artemide
Фото: Arcaid Images / Alamy / Vida Press

Самую продаваемую настольную лампу придумали в 1987 году Микеле де Лукки и Джанкарло Фассина, а спустя два года получили за Tolomeo самую почетную дизайн-премию — Compasso dʼOro. Названа лампа в честь Птолемея, который кроме астрономии и математики изучал и механику — а механика лампы такова, что шарниры, стальные тросики и тяжелое основание позволяют ей, не теряя устойчивости, вращаться вокруг своей оси на 360 градусов и освещать поверхность площадью до квадратного метра. Конечно, шарниры и тросики давно реализованы во множестве настольных ламп, но четкий силуэт алюминиевого корпуса и рассеивателя есть только у Tolomeo.

Кресло-мешок 

Фото: Zanotta

Первое кресло-мешок выпустили дизайнеры Пьеро Гатти, Чезаре Паолини и Франко Теодоро в 1968 году. Тогда Sacco было невероятно тяжелым, так как чехол, сделанный из ПВХ, наполнялся водой. Потом в мешки придумали насыпать шарики из полистирола, а чехол заменить на тканевый (у дизайнеров была мысль натолкать в чехлы шариков для пинг-понга, но потом от идеи такого тренажера отказались). Небольшой вес — до 5,8 кг, разнообразие расцветок и уместность в самых разных интерьерах сделали кресло Sacco идеальным героем для подражания. С 1970 годов бескаркасные кресла — тюфяки или груши — выпускают повсеместно как части детских коллекций, как пуфы для гостиных, как офисную мебель или даже мебель для пикников (в непромокаемой обивке).

Стул La Marie

Фото: Kartell

Прозрачный пластиковый стул найдется в любом хозяйственном магазине, первый такой — без металлического или деревянного каркаса — сделал для итальянцев Филипп Старк. Новый стул сразу вытеснил акриловые, которые можно было поцарапать или сломать, так как сделан из самого прочного прозрачного пластика — цельнолитого поликарбоната. Он устойчив к ударам, не воспламеняется и не деформируется при перепадах температур. Недостаток только один — стулья La Marie продаются по 25 000 рублей (за штуку). 

Настольный вентилятор

Magneti Marelli

Дочерняя компания концерна Fiat была основана в 1919 году, сейчас она производит автозапчасти для BMW, Mercedes, Volvo, Maserati и Alfa Romeo. Но сто лет назад инженеры работали и над бытовыми приборами: трех-четырехлопастные настольные вентиляторы с защитной решеткой и на металлической ноге производятся с 1920-х годов. Если по-честному, то свой первый вентилятор итальянцы подсмотрели в Америке, где еще в 1860 году придумали потолочный вентилятор: лопасти вращались благодаря системе ремней, которые приводились в движение водяным колесом. В Италии заменили гидроэнергию на электричество, приделали ногу и дополнительные лопасти. В современных модификациях появились функции охлаждения, озонирования и увлажнения, но и самые простые — в том числе и китайские — вентиляторы Magneti Marelli успешно гоняют воздух в домах и офисах по всему миру. 

Мозаика из золота 

Bisazza
Фото: Andreas von Einsiedel / Alamy / Vida Press

На фабрике Bisazza впервые появилась золотая мозаика (с золотой фольгой высокой пробы). Здесь впервые пригласили для работы над коллекциями самых именитых дизайнеров — Алессандро Мендини, Фабио Новембре, Патрисию Уркиолу, Марселя Вандерса, Паолу Навоне, Торда Бонтье. Здесь первыми предложили использовать мозаику не только в ванной, в бассейне или на кухне — но еще и в коридорах, гостиных, спальнях, переговорных комнатах и даже на фасадах. Здесь первыми начали отдавать художникам мозаику для картин и придумали способ переносить рисунки на картины из смальты. И каждый кусочек как будто светится изнутри. (Кстати, на венецианской фабрике стеклянное полотно будущей мозаики за малейший брак безжалостно разбивают и переплавляют.)

Каскадная люстра

Фото: Barovier & Toso

Семь небольших островов, составляющих Мурано, — это всего 1 км² суши. Но стекольных мастерских и фабрик здесь десятки. Технология (трубка и дыхание мастера) и состав муранского стекла у всех приблизительно одинаковы, но лучше всех знают, конечно, здешние каскадные люстры на 9, 12 или 18 «свечей». Муранское стекло — черное или плавно переходящее из теплых цветов в холодные — выглядит притягательно независимо от того, включена ли люстра. Ни подражатели, ни покупатели особенно и не задумываются о том, как этот прибор на самом деле освещает комнаты.  

Торшер Arco 

Flos
Фото: Arcaid Images / Alamy / Vida Press

Регулировка верхнего освещения, которую в 1962 году дизайнеры Акилле и Пьер Джакомо Кастильони заложили в торшер как главную функцию, сегодня легко исполнима и потолочными светильниками. Но 50 лет назад лампа, которая вроде бы находится над вами, но регулируется по длине, высоте, направленности светового потока и местоположению в комнате, стала открытием. Торшер Arco — а чаще его копии — сейчас так часто попадается в офисах, домах, гостиницах и ресторанах, что не ясно, зачем производители светильников вообще создают что-то новое. Но авторы подделок часто забывают о цельном куске мрамора в основании, который делает светильник устойчивым, и еще об отверстии в этом основании: оно придумано для того, чтобы вставлять рычаг и передвигать торшер вдвоем.  

Cтол из гнутого стекла

Фото: Glas Italia

Производство мебели из стеклянных листов толщиной 12 мм — сложный и дорогостоящий процесс. Поэтому 99% стеклянных столов, продающихся в магазинах, — это просто стеклянные панели с привинченными стальными или деревянными ножками. Но гнутое переливающееся стекло — это итальянское изобретение, благодаря особому покрытию предметы становятся «хамелеонами» — и этого совсем не стоит искать в моделях попроще.

Светильник из цепочек

Фото: Terzani

Цепи в люстрах использовались как технический элемент: соединяли фрагменты, служили частью подвеса или держали провода на правильном расстоянии от лампочек. Так было, пока Николаc Терцани, владелец фабрики Terzani, не придумал плести из цепей плафоны, изобретя таким образом новый стиль на стыке классики и хай-тека. Модели Atlantis, Stream и Soscik — это каскады струящихся алюминиевых цепочек, длина которых не меньше пяти километров (так и есть, километров!), но поднять лампу может и один человек. Между собой цепочки не соединены, но благодаря количеству кажутся единым металлическим полотном, находящимся почти в постоянном движении. Так что Терцани угодил еще и любителям подвесных мобилей в духе Александра Колдера.