истории

Журналисты покидают Союз журналистов. Почему? Организация объявила о «перезагрузке», но стало только хуже

Meduza
Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

1 сентября 14 сотрудников екатеринбургского интернет-издания Znak.com объявили, что покидают Союз журналистов России (СЖР). Такого массового и публичного выхода из организации прежде не случилось ни разу. В журналистском сообществе союз не считается влиятельной структурой; функции профсоюза, отстаивающего интересы сотрудников изданий перед владельцами и государством, он никогда в полной мере не выполнял. Незадолго до демарша репортеров из Znak.com Союз журналистов объявил о «перезагрузке»; в его руководстве появились новые лица, представляющие провластные СМИ. «Медуза» коротко рассказывает о том, что происходит в СЖР. 

В августе Союз журналистов России на внеочередном съезде в Москве объявил о «перезагрузке». Председатель СЖР Всеволод Богданов не раз заявлял, что планирует привлечь в организацию молодых людей, «которые заставят власть считаться со СМИ». В результате в секретариат союза на съезде были приняты 11 новых членов; «обновление» структуры в профессиональной журналистской среде было воспринято с иронией. Среди новых руководителей СЖР: глава комитета Госдумы по информационной политике Леонид Левин; сотрудники ВГТРК Вячеслав Умановский и Андрей Медведев; издатель интернет-газет «Четвертая власть» и «Колокол России» Вадим Рогожин (на главной странице «Колокола» сейчас опубликован текст с таким заголовком: «Тревожный симптом: в Запорожской епархии впервые отслужили литургию на украинском языке»). Секретарем также стала автор Lifenews (теперь просто Life) и «Известий» Анастасия Кашеварова.

В конце августа один из новых руководителей СЖР отчитал журналиста «Новой газеты» Павла Каныгина. Избранный в секретариат профсоюза екатеринбургский журналист и издатель Денис Токарский отреагировал на инцидент, произошедший между Павлом Каныгиным и новым уполномоченным по правам человека Татьяной Москвальковой. По словам корреспондента «Новой», Москалькова высадила его из автомобиля во время интервью, поскольку ей не понравились «однобокие» вопросы журналиста. Позже она уговаривала его не публиковать текст, поскольку в нем она «выглядит плохо, не по-настоящему». Тем не менее «Новая газета» опубликовала беседу Каныгина с омбудсменом. 

Токарский назвал эту информацию «враньем» и однозначно встал на сторону Москальковой: «К сожалению, многие журналисты не обладают… квалификацией, чтобы… выполнять свои обязанности» — из контекста следует, что речь идет именно о Каныгине. 

14 журналистов Znak.com, в том числе главред Аксана Панова, поддержали Каныгина и вышли из СЖР. «Союз журналистов раньше был хоть и бесполезной, но безобидной организацией, а теперь она стала еще и вредной, — сказал „Медузе“ заместитель главного редактора Znak.com Дмитрий Колезев. — История с Павлом Каныгиным была последней каплей для нас». Другой причиной Колезев назвал появление в секретариате СЖР Дениса Токарского, который ранее активно поддерживал обвинения в вымогательстве против Аксаны Пановой (в январе 2014-го Панова была приговорена к двум годам условно и штрафу; суд первой инстанции запретил ей заниматься журналистской деятельностью, запрет был снят).

В России есть альтернативный профсоюз журналистов. Он появился в результате инициативы сотрудников независимых СМИ весной 2016 года. В нем состоят сотрудники «Медизоны», «Новой газеты», Slon.ru и других российских изданий. «СЖР — это организация, которая выпускает много заявлений, но делает мало реальных шагов, — заявила „Медузе“ Александрина Елагина из независимого профсоюза. — Наш профсоюз возник после того, как на нас напали (9 марта 2016 года в Ингушетии люди в масках напали на журналистов и правозащитников, вытащили их из автомобиля, избили, а машину сожгли — прим. „Медузы“). В этой ситуации нам звонили много организаций, предлагали поддержку, но СЖР ничего не сделал, кроме как выпустил заявление с осуждением [действий нападавших]».

Председатель союза Всеволод Богданов заявил «Медузе», что главная цель его организации — «достижение экономической независимости СМИ». «Мы 20 лет боремся за обустройство медийного рынка. А сейчас общество ушло от свободы слова — появилась свобода слуха, свобода выбора решать, какой материал мне выгоднее напечатать», — сетует он. У редакции Znak.com, журналисты которой решили выйти из СЖР, по мнению Богданова, «репутация работающей по заказу». Глава союза также прокомментировал заявление Дениса Токарского об инциденте между Каныгиным и Москальковой: это «его [Токарского] личная позиция». «Он будет [в Москве] только в понедельник. Как он сумел сделать это заявление, я не знаю», — сказал председатель СЖР.

«А вы что предложили бы? Вы толкаете меня, чтобы я вышел на улицу, штурмом брал Кремль? Так мы выходили, когда надо было спасать [от разгона в 2001 году телеканал] НТВ. Мы единственные, кто это сделал. Кто из вас поддержал нас? Какая-нибудь „Медуза“ пришла поддержать нас?» — отметил Всеволод Богданов.

Ранее Богданов связывал увольнение редакционных руководителей холдинга РБК с экономическими причинами. По сообщениям источников «Медузы», их отставке предшествовало давление из Кремля. 

Даже бывший руководитель СЖР считает его деятельность бессмысленной. Возглавлявший союз в 1998–2009 годах Игорь Яковенко (по официальной версии, его уволили за «использование ресурсов Союза журналистов в пользу частных фирм»; по неофициальной — за многочисленные оппозиционные заявления) считает, что положение дел в СЖР сейчас «в значительной степени отражает события, происходящие в медийном поле». «Союз журналистов — это лишь союз неких людей, работающих в СМИ», — заявил он «Медузе». По мнению Яковенко, «если лет 15 назад [нахождению в] Союзе журналистов можно было найти оправдание, то сейчас пребывание в этой организации стало неприличным».

Евгений Берг

Москва