истории

Карты, деньги, пять мониторов Как живут, играют и зарабатывают российские киберспортсмены

Meduza
11:14, 24 августа 2016

Фото: Андрей Любимов для «Медузы»

В июне 2016 года киберспорт стал официально признанным видом спорта в России. В турниры по видеоиграм вроде League of Legends или Dota 2 и в их победителей инвестируют десятки и сотни тысяч долларов; в компании и сервисы, которые устраивают и транслируют эти турниры, — миллионы и десятки миллионов. Уже через несколько лет киберспорт может сравняться по популярности с Олимпиадой и другими привычными соревнованиями. Специальный корреспондент «Медузы» Даниил Туровский изучил, как и на что существует Vega Squadron, одна из самых успешных российских команд по League of Legends, узнал, кто ей владеет, съездил на ее подмосковную тренировочную базу — и побывал на финальных матчах чемпионата СНГ, где Vega Squadron бились за то, чтобы поехать на следующую стадию чемпионата мира в Бразилию.

Когда участники полуфинала выходят на сцену, почти полный хоккейный стадион «ВТБ Ледовый дворец» начинает шуметь. Несколько тысяч зрителей, пришедших поддержать любимые команды, стучат в надувные колотушки, размахивают флагами, скандируют имена игроков. Точнее, не имена, а ники: поскольку играют здесь в League of Legends, то и зовут любимцев публики соответствующе. Например, Drobovik123. 

Сами игроки, которые привыкли жить наедине с экраном, к такому вниманию явно не привыкли. Немного стесняясь, они улыбаются и машут стадиону, то и дело поглядывая в сторону стоящих на сцене компьютеров, за которыми им предстоит сражаться. Клавиатуры и мышки спортсмены принесли с собой — так удобнее. В первом полуфинале чемпионата СНГ по League of Legends 13 августа встречаются команды Vega Squadron (форма — синие футболки с изображением акулы) и Natus Vincere (желтые футболки).

Команда Vega Squadron перед полуфиналом Континентальной лиги СНГ
Фото: Андрей Любимов для «Медузы»

League of Legends — это самая популярная кибердисциплина на планете: финал чемпионата мира в Берлине в прошлом году посмотрели 36 миллионов зрителей, что вполне сопоставимо с аудиторией матчей Евро-2016 (скажем, встречу между сборными Германии и Польши смотрели 39 миллионов человек). Вдохновлена игра вышеупомянутой Dota, которая создавалась в рамках расширения для Warcraft III: в League of Legends две команды из пяти человек (по-русски игроков называют «призыватели») сражаются друг с другом на заранее известной карте. Игроки убивают на карте монстров, зарабатывают опыт и золото, развивают навыки, покупают предметы; в боях им помогают «миньоны» (боты), которые появляются на карте каждые 30 секунд и направляются в сторону вражеской базы. Если игрока убивают, через некоторое время он возрождается; чтобы победить, команде нужно уничтожить башни и базу противника. Матчи обычно длятся не дольше сорока минут, для победы нужно выиграть три.

За полчаса до начала полуфинала штатный психолог Vega Squadron уводит команду из раздевалки в массажную комнату и проводит мотивировочный сеанс. «Вы самая сплоченная команда из тех, что я видел! Вы сможете всех ****** [победить]!» — горячо убеждает он игроков. После установки один из участников усаживается за стоящий в раздевалке компьютер — правда, не играть, а смотреть футбол. Другой открывает пачку сухариков. Несколько спортсменов беспокоятся о том, что на стадион не пропускают их родителей.

22-летний игрок команды Эдуард Абгарян (ник — Edward) перед матчем уверен в победе. «У нас большие шансы выйти на чемпионат мира, иначе бы я и не играл», — говорит он. Путь Vega Squadron, впрочем, предстоит долгий: нужно сначала выиграть чемпионат СНГ (официальное название — Континентальная лига СНГ) в Москве, а потом — квалификационный международный турнир в Бразилии, два победителя которого отправятся на чемпионат мира в США.

Другой участник Vega Squadron Николай Акатов (Zanzarah) тоже мечтает попасть в Америку: тогда его, скорее всего, начнут звать в европейские команды, где более высокие зарплаты. Их коллега Евгений Белоусов (тот самый Drobovik123), кажется, уверен в успехе чуть меньше — по его мнению, если Vega Squadron попадет на чемпионат мира, это будет сродни успехам Исландии на недавнем чемпионате Европы по футболу.

На сцене, где проходит полуфинал, у Vega Squadron поначалу все идет замечательно — команда легко выигрывает первые два матча и уходит в раздевалку на двенадцатиминутный перерыв. Снова появляется психолог — советует спортсменам съесть по шоколадке для «быстрой энергии». Стол команды и правда завален калорийными продуктами — чипсы, орешки, газировка; рядом — холодильник с энергетическими напитками, но самим игрокам больше хочется горячего чая. Drobovik123 выходит на улицу покурить. Через десять минут в комнате появляется один из организаторов и объявляет, что пора возвращаться на сцену.

Перерыв между полуфинальными играми. Игроки Vega Squadron говорят с тренером Алексеем Тарандой (стоит слева) и аналитиком Дмитрием Сухановым (сидит у кулера)
Фото: Андрей Любимов для «Медузы»

Тайм-аут идет на пользу сопернику — и через некоторое время команды снова уходят на перерыв уже при ничейном счете 2:2. Теперь к игрокам обращается уже тренер. «Оставайтесь командой — все, о чем вас прошу», — говорит он. На тридцать второй минуте решающего матча игра превращается в тотальную битву на уничтожение. Ведущие в костюмах и галстуках, комментирующие ход схватки, которую зрителям показывают на больших экранах, переходят в режим истерики. «Vega идет к старому доброму Барону (самое ценное существо на карте, дает игрокам существенные бонусы — прим. „Медузы“). Vincent против Дробовика! Zanzarah его убивает. Даблкилл! Vega Squadron выигрывает этот файт! Vega идет заканчивать эту игру! Сейчас или никогда Vega Squadron может оказаться в финале! Vega Squadron забирает башню! Vega Squadro-o-o-on!»

«Акулы» вскакивают из-за компьютеров, обнимаются и качают Александра Овчинникова (NoNholy), сыгравшего в этой битве особенно важную роль. Под трибунами победителей встречает владелец Vega Squadron Алексей Кондаков. «Это ****** [чертов] валидол был», — сообщает он своим подопечным. Вскоре игроки уже стоят в фойе и раздают автографы выстроившимся в очередь поклонникам. В этот момент каждый из них уверен: они не зря провели последние восемь месяцев своей жизни, тренируясь по четырнадцать часов в день почти без выходных. 

Тренировочный особняк

За две недели до чемпионата СНГ, утром летнего дня высокий молодой человек в очках быстрыми шагами спустился из своей комнаты на втором этаже частного дома в Подмосковье в подвал. Миновав несколько закрытых дверей, он зашел в комнату, где проходили тренировки Vega Squadron. Белые стены, черные столы, синий ковролин, шесть компьютеров; доска, на которой маркером выведены оставшиеся после недавнего собрания командные лозунги: «Взаимопонимание, открытость друг другу, уважение, общая цель»; бумажная карта игрового мира на одной стене; монитор, транслирующий случайный матч, на другой — за последние месяцы Николай Акатов (Zanzarah) сроднился с этой обстановкой. Он сел за свой компьютер и, как и каждое утро, запустил League of Legends.

Тренер команды Алексей Таранда (сидит за компьютером) разбирает с командой одну из игр в тренировочном доме
Фото: Андрей Любимов для «Медузы»

Акатову 19 лет, он родился в Люберцах — не самом благополучном подмосковном городе. Все детство он вместе с тремя братьями играл в самые разные игры, ни одну из них для себя, впрочем, особенно не выделяя. В League of Legends он начал играть три года назад — и у него быстро стало хорошо получаться. Сначала пришли успехи в одиночном зачете, потом Акатов начал участвовать в командных соревнованиях. В конце 2015 года его тогдашняя команда Carpe Diem нашла себе тренера — Алексея Таранду (Sharkz). Вместе они написали руководству объединения Vega Squadron, у которого в тот момент была в попечении только одна, но успешная команда по Dota 2 — другой популярной игре. Игрокам хотелось даже не столько денег, сколько отдельного помещения для тренировок — до того им приходилось играть из своих квартир в разных городах (Воронеже, Киеве, Люберцах), и это было неудобно.

Владелец Vega Squadron Алексей Кондаков в тот момент как раз думал о расширении своих игровых активов и согласился на предложение. В декабре 2015 года он «подписал» Carpe Diem, договорился с ними о зарплатах — и нашел для сменившей название команды свое пространство.

Тренировочная база Vega Squadron представляет собой отдельный дом в коттеджном поселке с круглосуточной охраной, расположенном недалеко от подмосковного города Пушкино. В двухэтажном кирпичном особняке, окруженном хвойным лесом, есть бассейн и стол для пинг-понга. Сам дом, впрочем, обжитым не выглядит: белые стены, пустые шкафы; комнаты, в которых установлены двухэтажные кровати для игроков.

Всем игрокам «Веги» около двадцати лет, все свои дела — учебу, работу, личную жизнь — ради киберспорта они поставили на паузу. Как и тренер Алексей Таранда, улыбчивый 21-летний парень из Минска с опытом в профессиональном спорте. С шести до семнадцати он занимался большим теннисом, тренировался по шесть-восемь часов в день, получил звание мастера спорта. Именно по теннисной линии после школы Таранда уехал учиться на факультет информационных систем в американский Университет Западного Кентукки, где играл за сборную своего вуза. С профессиональной спортивной карьерой в итоге не сложилось — зато, когда Таранда заканчивал первый курс, друзья по его любимой онлайн-игре World of Warcraft показали ему League of Legends. «Играл сначала как любитель, потом понял, что у игры довольно большая соревновательная сцена, — рассказывает Таранда. — А мне очень не хватало чувства победы».

Сначала Таранда транслировал в интернете собственные игры, а в 2015 году его позвали тренировать Carpe Diem. «Я вижу огромную связь между большим спортом и киберспортом. Все навыки можно перенести сюда. Та же коммуникация между тренером и игроками — меня мой тренер по теннису учил, как правильно общаться, — рассуждает Таранда. — В „Веге“ я слежу, чтобы все игроки оставались мотивированными, строю стратегию и весь план игры».

Один из элементов этой стратегии — жизнь в тренировочном доме, построенная по строгому графику. По плану Таранды, каждое утро спортсмены просыпаются в девять и делают зарядку. После короткого завтрака каждый посвящает время индивидуальным тренировкам — играет в League of Legends самостоятельно, изучая героев и их способности. Около трех часов дня команда прерывается на обед — впрочем, даже за столом игроки продолжают обсуждать игру и недавние ошибки.

Меню команды тоже составил тренер — а готовит еду повар, который приходит в дом Vega Squadron ежедневно. «Утром нужны углеводы — для энергии на весь день, — рассказывает Алексей Таранда. — Перед вечерними играми нельзя есть картошку с чем-нибудь жареным, потому что после такого ужина сложно будет играть еще три часа на пределе концентрации». Впрочем, сами блюда обычные: картофельный суп, макароны, овощи.

Алексей Таранда (на переднем плане) и игроки Александр Овчинников (NoNholy) и Николай Акатов (Zanzarah) на тренировочной базе команды
Фото: Андрей Любимов для «Медузы»

После обеда психолог команды предлагает провести тренинг на разрядку и командную работу во дворе у дома. Он просит участников встать в круг и по очереди выкрикнуть «хрю» — причем каждый следующий крик должен быть громче предыдущего. Киберспортсмены много смеются. Обычно такие двадцатиминутные ежедневные собрания посвящены мотивации: например, недавно киберспортсменов попросили написать на листках бумаги три вещи, за которые они благодарны. Вариант Евгения Белоусова (Drobovik123) был таким: «За возможность быть профессиональным игроком», «За bootcamp „Веги“» и «За возможность жить и чувствовать».

Психолог в команде появился в середине августа: Vega Squadron опубликовала вакансию в социальных сетях и нашла человека с профильным образованием, хоть и без опыта работы в спорте. Непосредственно перед чемпионатом психолог находился с командой почти безотлучно — как и еще один участник тренерского штаба, аналитик Дмитрий Суханов: в его обязанности входит отсматривать игры противника и рассказывать игрокам об их возможной стратегии.

Бумажная карта мира League of Legends висит на стене тренировочной комнаты неслучайно — именно на ней тренер и аналитик показывают свои предложения по тактике: кто куда идет, в какое время, в каком составе. Каждый игрок команды выполняет определенную роль — например, Zanzarah зарабатывает золото и перемещается по всей территории мира, Drobovik123 играет в центре карты, NoNholy — в верхней части.

«В тренировочном доме люди сближаются, начинают во время игры все без слов понимать, — объясняет Евгений Белоусов. — И бытовые проблемы сходят на нет. Не нужно думать об учебе или о том, что родителям что-то не понравится. Не так, что начинается тренировка, а ты думаешь про экзамены».

Концентрации способствуют жесткие правила: в доме не разрешают пить алкогольные напитки; приводить гостей тоже запрещено — и хотя в договоре с командой этих условий нет, участники стараются их соблюдать. «У нас с этим проблема была, — говорит Акатов. — У игрока появилась девушка, и все стали замечать, что он не полностью отдается тренировкам, результаты становились хуже и хуже. А тут у всех „Лига“ должна быть главным делом. Пришлось с ним расстаться». Спать спортсмены ложатся обычно чуть позже полуночи.

Взамен отчисленного игрока в мае в команду пришел Эдуард Абгарян (Edward), который за пять лет киберспортивной карьеры успел поиграть за команды из Европы и США. По его словам, становиться профессиональным игроком он вообще-то не собирался, да и родители к его увлечению относились настороженно — но все изменилось, когда Абгарян сначала выиграл на турнире 13 тысяч долларов, а потом — 50 тысяч: «Я получил деньги, которые они не зарабатывали».

Есть в Vega Squadron и настоящий легионер. В начале августа к команде присоединился игрок из шведского города Сканёр — восемнадцатилетний Людвиг Эрик Хьюго Гранквист. До «Веги» он играл в британской команде Manalight и немецкой Planetkey Dynamics.

Отдыхая от «Лиги», игроки иногда играют в футбол и жарят шашлыки, раз в пару недель прогуливаются по Ивантеевке и Пушкино, изредка выбираются в Москву встретиться с друзьями. Главное событие в их доме за последнее время — отключение интернета. «Собянин пришел с лопатой и перерезал все провода, невозможно было играть, — шутит один из игроков. — Серьезно, строители перерубили случайно наш кабель».

Игрок Vega Squadron Александр Овчинников (NoNholy) на тренировочной базе команды
Фото: Андрей Любимов для «Медузы»

После обеда и психологической разминки игроки снова спускаются в подвал — уже на командную тренировку. Туда же отправляются и аналитик с психологом. Перед матчем тренер раздает советы: «Начинаем спокойненько», «Готовы побеждать?», «Не забывайте писать в чатик о перемещениях и действиях на карте, кто не будет писать — тех буду ****** [бить]». Увидев, что один из участников команды рассматривает мемы во «ВКонтакте», Таранда просит его немедленно закрыть страницу. Игроки надевают наушники с микрофонами — через них во время матча они обсуждают свои перемещения по карте и координируют атаки.

Когда игра начинается, команда полностью концентрируется на происходящем на экране. Иногда посмотреть на то, что делают игроки, в тренировочный зал заходит Алексей Кондаков, владелец Vega Squadron. Игроки называют его просто — Босс.

От тиляпии к «Лиге»

Между торговлей замороженной рыбой и киберспортом Алексей Кондаков в конце концов выбрал последнее.

В конце 1990-х, учась в школе, он увлекался Starcraft — классической стратегией про межгалактическую войну между тремя расами, одной из первых игр, в которые массово играли онлайн. Тогда еще никто не знал слова «киберспорт», но Кондаков с друзьями соревновались друг с другом и иногда мечтали как-нибудь организовать собственную команду. В те же времена он придумал себе ник — Vega, в честь одной из самых ярких звезд ночного неба, о которой он узнал из какой-то фантастической книги (в юности Кондаков увлекался фантастикой и запоем читал Рэя Брэдбери, Роберта Шекли, Айзека Азимова, Александра Беляева).

После школы он поступил в МГТУ имени Баумана на кафедру информационной безопасности. Сначала на видеоигры перестало хватать времени из-за учебы, потом, когда Кондаков женился, — из-за семьи.

Закончив университет, Кондаков сначала занялся продажей пива, потом — замороженной рыбы. Для больших торговых сетей он возил из Китая и Индонезии замороженного тунца, тиляпию, кету. Его компания Vega росла до 2014 года, но потом случился кризис — или, как его называет Кондаков, «хрень». Бизнес стало вести тяжело: партнеры из-за скачков курсов валют слишком долго пересматривали цены, иногда занижая их меньше себестоимости, задерживали выплаты. К тому же Кондакову не нравились люди, с которыми приходилось работать. «Большинство — выходцы из 90-х, — говорит он. — Товарищи, которые общаются очень прямолинейно и стараются тебя во всем обмануть».

В 2010 году жена подарила Кондакову на день рождения диск с новым Starcraft. По его словам, он «пропал» на несколько недель, играя с новыми сетевыми друзьями три на три или четыре на четыре. Через два года кто-то из них предложил проспонсировать небольшую команду — цена вопроса была всего-то 5 тысяч рублей в месяц. Кондаков, который к тому моменту «краем уха слышал, что появился киберспорт и в нем начали зарабатывать деньги», согласился — а команда получила название Vega Squadron.

Владелец команды Алексей Кондаков (слева) в раздевалке Vega Squadron
Фото: Андрей Любимов для «Медузы»

Команду по Starcraft 2 он в итоге через пару лет распустил, но «подписал» состав, игравший в Dota 2. Именно тогда у Vega начались успехи: в 2015 году команда выиграла чемпионат по «Доте» в Нью-Йорке, а за все время существования заработала около 300 тысяч долларов призовых. В декабре 2015 года Кондаков получил предложение от Carpe Diem — и пополнил ростер Vega командой по League of Legends. По его словам, тратит он на новый состав около 30 тысяч долларов в месяц: эти деньги уходят на аренду дома и на зарплаты игроков, психолога, аналитика, тренера, а также повара для команды.

Часть из этих расходов компенсируется выплатами организатора турниров Riot Games. Деньги получают лучшие восемь команд, попавшие в так называемый регулярный сезон — туда проходят из низшей отборочной лиги. Каждый игрок получает по 12 тысяч рублей за одну игру в рамках турнира; еще около 60 тысяч рублей в месяц Riot Games выделяют на поддержку команды.

Зарплаты игроков Vega Squadron составляют одну-две тысячи долларов в месяц — при этом в течение сезона участники команды их почти не тратят: тренировочный дом они покидают редко, за жилье и еду платить не нужно. Евгений Белоусов говорит, что накопленные деньги собирается потратить на серьезное обновление устаревшего домашнего компьютера в Воронеже.

Разумеется, две тысячи долларов — это не предел, и сами игроки это понимают. Самый высокооплачиваемый киберспортсмен в мире, член китайской команды Vici, зарабатывает больше миллиона долларов в год; в США средние зарплаты игроков в League of Legends — около 5–6 тысяч долларов в месяц.

В ближайшие месяцы Кондаков окончательно закроет свой рыбный бизнес. Уже сейчас он проводит со своими командами почти каждый день; в его планах — найти для игроков серьезных спонсоров — вроде производителей энергетических напитков или шоколадок, — а также начать больше зарабатывать на торговле атрибутикой, которая у Vega Squadron уже есть. «У меня теперь будет много времени самому заняться продажами медийности своей команды, — рассуждает он. — У меня есть сбережения, но я собираюсь сделать так, чтобы моя семья смогла к Новому году спокойно жить [на деньги, заработанные в киберспорте]. Миллионов не будет пока. Это будет бизнес, который работает в ноль».

Кондаков уверен в своем успехе еще и потому, что несколько лет назад ему приснился «вещий сон». «Как будто у меня была своя киберспортивная команда. И вот она выходит на большой футбольный стадион. И болельщики скандируют: „Vega! Vega!“ А потом так и произошло. Я оказался в своем сне».

Кибермагнаты на Белой площади

В июне 2016 года киберспорт стал официально признанным видом спорта в России: профессионалы видеоигр смогут получать звания заслуженных мастеров спорта, а мероприятия можно будет проводить под эгидой соответствующего министерства (ни подробностей, ни названий конкретных игр в правительственном приказе нет). «Признание киберспорта официальным видом спорта дает нам возможность структурировать это массовое социальное явление, а людям старшего поколения — взглянуть на него с новой стороны», — говорил президент Федерации по компьютерному спорту России Александр Горбаченко. Официальный статус киберспорт получил на фоне гигантских инвестиций миллиардера Алишера Усманова в компанию Virtus.pro — в октябре 2015 года он вложил в организацию, объединяющую самых популярных игровых комментаторов и стримеров в СНГ, 100 миллионов долларов. 

Полуфинальный матч между Vega Squadron и Natus Vincere в рамках чемпионата СНГ по League of Legends
Фото: Андрей Любимов для «Медузы»

Само слово «киберспорт» вошло в массовый оборот совсем недавно. Первые самопальные турниры проходили еще в конце 1990-х — в первую очередь по трехмерному шутеру Quake. В начале 2000-х появился чемпионат World Cyber Games, «кибеспортивные Олимпийские игры», на которых игроки из разных стран соревновались в том же Quake, футбольном симуляторе FIFA, Starcraft и Counter-Strike. В конце прошлого десятилетия независимо друг от друга вышли League of Legends и Dota 2, которые стали основными мировыми кибердисциплинами — производители сразу же начали проводить по ним турниры с большими призовыми; на первом же чемпионате по Dota 2 разыграли миллион долларов, а победила украинская команда Natus Vincere; уже в этом году призовой фонд главного турнира по Dota 2 составил более 20 миллионов долларов. В 2011 году открылся Twitch — платформа для трансляции матчей, турниров и способов пройти разные игры. В отчете сервиса за прошлый год указывается, что за этот период пользователи Twitch посмотрели 241 миллиард минут (почти пятьсот тысяч лет) трансляций. В 2014 году компания Amazon купила Twitch за 970 миллионов долларов. Тогда же у игроков, команд и стримеров стали появляться первые рекламные контракты.

В России первые команды по League of Legends появились в начале 2010-х. Среди них сильнее других выступала Moscow Five. В 2012 году ее владельца Дмитрия Смилянца (ddd1ms; также у него были команды по Dota 2 и Counter-Strike) арестовали в Нидерландах, а потом перевезли в США. Его обвинили в краже 160 миллионов номеров кредитных карт и мошенничестве на 300 миллионов долларов; в СМИ он начал фигурировать как «крестный отец киберспорта». Сейчас Смилянец ожидает суда, ему грозит до 30 лет тюрьмы. 

«Все [рекламодатели] сейчас хотят попасть в киберспорт, — говорит Кондаков. — Очень много предложений от производителей дезодорантов, шоколадок и так далее. Некоторые хотят не спонсировать, а проводить свои чемпионаты, вроде турнира „KFC-футбол“ [соревнование по любительскому футболу, которое проводится под эгидой сети ресторанов быстрого обслуживания]». Желание попасть в киберспорт связано и с тем, что, вероятно, его трансляции становятся все более популярными — в Южной Корее существуют уже два телеканала, посвященных исключительно играм, в России соревнования несколько раз показывал телеканал «2×2». Эксперты из аналитической компании Superdata предполагают, что к 2019 году аудитория киберспорта достигнет 300 миллионов человек. «Киберспорт скоро станет новой медийной реальностью, во всем этом уже есть элемент Голливуда», — считает создатель игры World of Tanks Виктор Кислый.

Уже сейчас компания Riot Games, которая выпустила League of Legends и проводит по ней турниры, получает гигантские доходы: игра заработала в 2015 году 1,6 миллиарда долларов — это больше, чем заработок любой игры на любой из платформ (Dota 2 принесла 238 миллионов долларов). Офис Riot Games по СНГ находится на Белой площади, в одном из самых престижных офисных центров. Помещения оформлены рисунками из League of Legends, в отделении работают около 20 человек, они занимаются локализацией и подготовкой офлайн-событий.

«Киберспорт — субстанция непостоянная и находится в начале своего развития, — говорит сотрудник Riot Games Андрей Коршунов, до прихода в компанию работавший топ-менеджером в табачных и алкогольных корпорациях. — Сейчас можно говорить об интеграции спорта в киберспорт. Спорт теряет аудиторию, которая уходит в онлайн. Футбольные команды начинают „подписывать“ киберспортивные команды». Это правда: в июле 2016 года московское «Динамо» начало спонсировать команду Tornado Rox по League of Legends, в мае 2016 года немецкий футбольный клуб «Шальке 04» приобрел команду Elements, а в январе 2015 года турецкий «Бешикташ» «подписал» Aces High Esports Club.

Коршунов рассказывает, что уже в ближайшее время в киберспорте появится проблема перепроизводства профессиональных игроков. «Куда они пойдут? Что они будут делать? Писать гайды [сценарии прохождения игр]? Период эффективной игры не такой длинный — около пяти лет. Появляется опыт, но пропадает реакция. Все как у обычных спортсменов», — говорит он. Профессиональный киберспорт сказывается и на здоровье: игроки могут заработать так называемую туннельную болезнь, когда суставы рук начинают ныть из-за однообразных нажатий на клавиатуру и мышку.

Игроки Vega Squadron, впрочем, так далеко пока не загадывают. Им важнее выиграть ближайший чемпионат.

Команда Vega Squadron перед игрой, слева направо: Александр Овчинников (NoNholy), Николай Акатов (Zanzarah), Евгений Белоусов (Drobovik123), Людвиг Эрик Хьюго Гранквист (XDSmiley), Эдуард Абгарян (Edward), Алексей Таранда (Sharkz)
Фото: Андрей Любимов для «Медузы»

Финальная схватка

На следующий день после победы Vega Squadron в полуфинале на московском стадионе еще больше зрителей. Ведущие тестируют громкость поклонников обеих команд — и фанаты Vega кричат громче. Это, впрочем, не мешает ведущим поставить на тотальный разгром Vega Squadron.

Зритель в костюме гигантской жабы объясняет «Медузе», насколько тяжела жизнь киберспортсменов. «Играешь вместо учебы и работы, каждый день по 10 часов, годами, в одну и ту же игру, даже если уже от нее тошнит», — сетует он.

Несмотря на мрачные прогнозы, Vega Squadron в первых двух матчах побеждают своих противников, команду Albus Nox Luna. Уходя в раздевалку, «акулы» улыбаются. В перерыве на стадион выносят золотые медали.

На третий матч Эдуард Абгарян (Edward) выходит на арену в носках. На трибуне ему радуется девушка с накладными ушами, в руках у нее плакат: «Edward, я хочу от тебя детей».

Следующие две игры Vega проигрывают. Ведущие предполагают, что сказывается усталость после вчерашних потрясений. Вместе с тренером игроки печально уходят в раздевалку.

Перед решающим раундом схватки болельщики команд встречаются в фойе — группы по двадцать-тридцать человек пытаются перекричать друг друга лозунгами в поддержку игроков. У многих из них на щеках переводные татуировки и флаги команд (у Vega Squadron 52 тысячи подписчиков в паблике во «ВКонтакте», у Albus Nox Luna, наследников другой популярной команды, Hard Random, — две тысячи подписчиков; у многих из игроков есть свои сообщества и фан-страницы).

Первые двадцать минут последнего матча обе команды осторожничают: любая ошибка может привести к поражению в финале. Еще через две минуты во время битвы в центре карты Albus Nox Luna убивают всех игроков Vega Squadron. Противники устремляются к базе «Веги» и уничтожают последнюю защитную башню. На 24-й минуте снова умирают Zanzarah и Edward. Albus Nox Luna убивают Барона. «Это может стать завершающей точкой в их пользу, — кричат комментаторы. — „Веги“ не хватает на эту игру». Осада продолжается. «Вега» уже мало что может сделать, но отбивается. «А что на базе?! — кричит комментатор, — Albus Nox Luna прямо сейчас закончат игру! А-а-а! Этот финал просто безумен!»

На 35-й минуте Albus Nox Luna добивают базу «акул». Edward хватается за голову, XDSmiley, еще один игрок Vega Squadron, смущенно улыбается. На сцене выстреливают дымовые пушки и начинается праздник в честь победителей — кажется, никто не замечает проигравших, которые по-прежнему ошеломленно смотрят на свои мониторы. Когда игроки Vega Squadron уходят под трибуны, их уже никто не встречает. По пустому коридору команда молча уходит в раздевалку.

Команда Vega Squadron уходит в раздевалку после игры
Фото: Андрей Любимов для «Медузы»

Фанаты Vega Squadron быстро покидают стадион. Среди них — дедушка, который объясняет своим внукам: «Все-таки слишком много игр за два дня, они устали». В глазах мужчины с переводной татуировкой логотипа команды появляются слезы, он поспешно надевает солнцезащитные очки. Другой поклонник Vega Squadron с флагом команды гневно кричит: «Как думаете, сколько им заплатили за слив?»

Edward вечером напишет у себя на странице: «Сори еще раз, я подвел. Не смогли добить ANX. Они очень сильная команда и заслужили эту победу».

Albus Nox Luna поедет на следующий этап чемпионата мира — в Бразилию. У Vega Squadron будет перерыв на несколько месяцев — межсезонье в киберспорте длинное. На это время они разъедутся по домам, но будут тренироваться и там. В следующий раз в тренировочном доме команда соберется зимой — скорее всего, уже в другом составе. 

Даниил Туровский

Москва