Перейти к материалам
истории

Что будет в новых учебниках истории? Отвечает профессор Игорь Данилевский, участвовавший в их подготовке

Meduza
Фото: Александр Рюмин / ТАСС

Новый министр образования Ольга Васильева заявила, что в сентябре 2016 года в российские школы поступят новые, «более взвешенные» учебники истории. По ее словам, в них будет использован «очень взвешенный» подход, а «сложные вопросы российской истории вынесены как бы вне» — для них подготовят дополнительные материалы. Что же именно окажется в учебниках истории, по которым предстоит учиться школьникам? Отвечает профессор исторического факультета Высшей школы экономики Игорь Данилевский, участвовавший в их подготовке. 

Игорь Данилевский

Профессор факультета истории Высшей школы экономики, член рабочей группы по подготовке концепции нового учебно-методического комплекса по отечественной истории

Никаких особенных отличий от прошлых учебников у новых не будет. Единственное, что вызвало споры, это год, на котором заканчивается рассмотрение. Рабочая группа приняла решение, что лучше закончить 2013-м, хотя я считаю, что лучше бы остановились на 2000-м. Сложные исторические вопросы были вынесены «вовне» (всего их 30; среди них, например, «оценка СССР в условиях „холодной войны“» или «оценка периода правления Л.И. Брежнева и роли диссидентского движения». Полный список доступен на сайте Российского исторического общества — прим. «Медузы»). Трудные вопросы у каждого региона свои.

При разработке историко-культурного стандарта были достигнуты принципиальные позиции. Так, в учебниках будут затронуты вопросы, которые раньше всегда избегались. К таким вопросам относится и Катынская трагедия (массовое убийство польских граждан сотрудниками НКВД в 1940 году — прим. «Медузы»).

Не будет единого учебника. Уже одобрено два издания — одно от «Дрофы» и одно от «Просвещения»; третий вариант от «Русского слова» пока на доработке, но, скорее всего, тоже будет принят. Между тремя вариантами учебников не будет никаких особых различий, в первую очередь, благодаря ГОСТу, от которого нельзя отступать. В свою очередь, разработанный нами стандарт — это поручение президента, который сам никаких пожеланий по содержанию не высказывал, оставив эту работу профессионалам.

Учебники не будут вводиться сразу. Сначала — для шестого и седьмого класса, ведь новая книга влечет за собой масштабные мероприятия по переподготовке учителей, повышению их квалификации, изменению планов и программ.

И, наконец, ни в одной формулировке не допущено никаких оценочных суждений. Новый учебник — это полностью деидеологизированное пространство. Никакой идеологии или пропаганды в стандарте нет и близко. Хотя конечный текст зависит уже от самих авторов. Особой роли православию тоже не будет присвоено. Тема религии, конечно, будет затронута, но она коснется и ислама, и иудаизма. При этом ни одной конфессии не будет выделено отдельного параграфа.

Проблемой учебников стали санитарные нормы, по которым ученику можно давать строго определенный объем информации. Но это количество информации радикально противоречит тому, что нужно вместить в [образовательный] стандарт. В итоге получается учебник, который как и раньше невозможно читать, который просто перечисляет события и факты, не имея под собой никакой концепции. Чтобы знать, какую информацию отбирать, нужно четко понимать цель написания учебника. А ее так и нет. Таким образом, учебник не дает никакого представления об историческом знании как таковом. 

Евгений Макария

Москва