Перейти к материалам
истории

«Почему я пошутил? Потому что сейчас разврат везде» Интервью муфтия Исмаила Бердиева, выступившего за обрезание женщин

Meduza
Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС

Председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаил Бердиев 17 августа поддержал практику женского обрезания. «Надо всех женщин обрезать, чтобы разврата не было на Земле, чтобы сексуальность уменьшилась», — заявил муфтий (подробнее об этом читайте тут). Заявление прозвучало вскоре после публикации доклада «Правовой инициативы», посвященного этой процедуре; правозащитники отмечали, что эта практика применяется и в России, в частности в некоторых районах Дагестана. Корреспондентка «Медузы» Саша Сулим поговорила с Исмаилом Бердиевым, который заявил ей, что просто «пошутил». 

— Правильно ли мы поняли ваше заявление: вы выступаете за обрезание всех женщин?

— Это меня неправильно поняли и начали по-своему трактовать. У меня спросили: «Женское обрезание есть или нет?» Я сказал, что слышал — где-то в Дагестане такой обычай есть. Или был. Сейчас я не знаю, есть он или нет. Вот это я и сказал, но по шариату такого точно нет — по религии есть только у мужчин обрезание. Но я в шутку сказал: «Было бы очень хорошо, если бы такое обрезание делали везде, повсеместно. Тогда и разврата было бы меньше». Вот это они взяли и начали говорить, что муфтий призывает к тому, что делать обрезание. А я в шутку сказал, что хорошо, если бы так делали везде. Но люди не так поняли.

— Есть резолюция ООН, которая запрещает женское обрезание.

— Насчет того, что там ученые [думают], я же не знаю, что там и как. Я просто говорю, что такое было в Дагестане. Сейчас я не знаю, может, там этого уже нет. Это надо у них спросить, у дагестанцев, есть там это или нет. Если в ООН говорят, там ученые, они знают, что и как. Значит, так и надо делать.

— Недавно вышел отчет по результатам исследования, он назывался «Производство калечащих операций на половых органах у девочек в Республике Дагестан». Вы слышали о нем?

— Нет.

— Так вот, в этом отчете в том числе говорится, что обрезания в основном делаются кустарным способом, что часто провоцирует возникновение инфекций и заболеваний у детей.

— Это дикость, если кустарным. Такое, конечно, нельзя допускать. С этим я согласен, этого не должно быть.

— А на что, на ваш взгляд, в принципе может повлиять обрезание?

— Женщина для чего создана Всевышним? Чтобы рожать детей, чтобы их воспитывать, а не работать на производстве. Она создана только для этого, для дома, для семьи. Это мужчина должен работать, домой приносить, а не женщина. А женщина должна дома сидеть, воспитывать своих детей, гулять с ними. Вот предназначение женщины, ей за это надо деньги давать. По шариату так и положено.

— Как на это влияет обрезание? Без него она хуже будет за детьми смотреть?

— Нет. От того, что обрезание есть или нет, от этого ничего не меняется. От этого и не зависит, будут у нее дети или нет. Но почему я пошутил? Потому что сейчас разврат везде. А женщина должна одеваться так, как положено. Вот у христиан это есть: если она раньше выходила на улицу без платка, то говорили, что она «опростоволосилась», просто с волосами вышла. А сейчас страшные деньги тратят для того, чтобы сделать прическу, — вот это все влияние сатаны. Вот я о чем говорю. Если женщина будет как женщина, то тут ничего страшного нету. Не оттого, что разврат, а оттого, что им нужно религиозное знание давать. Если обрезание сделать, от этого ничего не изменится, конечно. Мужчинам вот обрезание положено, его надо делать. Это ни на что не влияет. Если у него в голове все в порядке, то тогда и разврата не будет.

— Уполномоченный по правам ребенка в Дагестане Интизар Мамутаева сказала, что обрезание — это нарушение прав ребенка.

— Считайте эти мои слова неудачной шуткой о том, что обрезание бы влияло на то, чтобы меньше было разврата. Людям просто нужно знания давать со школы. Мы об этом постоянно говорили, чтобы религию изучали в школах, чтобы у них знания были, вот тогда и, наверное, разврата будет меньше. Я думал, что разврат и обрезание могут быть как-то связаны. После того как все стали печатать мои слова, понял, что навряд ли они связаны между собой.

— А почему вообще эта шутка у вас в голове возникла? Вы, может, что-то читали или узнавали об этом недавно?

— Нет. Я ничего не узнавал. А то, что сейчас делают или не делают, этого я тоже не знал. Я об этом слышал, когда мы с дагестанцами вместе учились в Бухаре. Вот тогда узнал я об этом, что там делают девочкам. В свои студенческие годы, это было в 1980-е.

— И как ваши однокурсники вам это преподнесли?

— Насчет того, хорошо это или плохо, они ничего не говорили, просто рассказали, что делают такое.

— Традициям ислама женское обрезание ведь тоже не соответствует?

— По шариату этого нет, и нигде я об этом не слышал, вот только в Дагестане. Я не знаю, у какой именно национальности это делается. Надо будет у них узнать.

— Но вообще женщина, по-вашему, имеет право на сексуальность, на то, чтобы получать удовольствие?

— Женщина будет получать удовольствие, если у нее муж хороший, семья хорошая, мне кажется, она будет получать удовольствие.

— А в сексуальном плане?

— Здесь у каждой по-своему, за всех я сказать не берусь.

— Ваша шутка ведь касалась того, что если женщина не будет получать удовольствие, то и думать об этом не будет — соответственно, и разврата не будет.

— Именно так я пошутил. Если бы эти мои слова поняли нормально… Вы их разъясните, пожалуйста.

Саша Сулим

Москва