Перейти к материалам
истории

«Проклятое дитя». О чем новая книга (и спектакль) про Гарри Поттера? Внимание, спойлеры. Фанатам не читать

Meduza
Фото: Arun Sankar / AFP / Scanpix / LETA

В ночь с 30 на 31 июля в книжные магазины Великобритании поступила новая пьеса про волшебника Гарри Поттера — самого популярного литературного героя последних 20 лет, придуманного английской писательницей Джоан Роулинг. В России книга выйдет в первых числах августа. «Гарри Поттер и проклятое дитя» писалась при участии Роулинг — она консультировала авторов пьесы. О новой книге, вышедшей миллионными тиражами, и о спектакле про Гарри Поттера по просьбе «Медузы» рассказывает журналистка Юлия Штутина. 

В Лондоне 30 июля 2016 года состоялась премьера одного долгожданного спектакля, билеты на него раскуплены до мая 2017-го. Через шесть дней после премьеры, то есть 4 августа, в продажу поступит еще 250 тысяч билетов для тех, кто готов терпеть до июня-декабря 2017 года. Спектакль, между прочим, идет пять с лишним часов, он длиннее «Гамлета» без купюр. Но это не все: в ночь с 30 на 31 июля в магазинах появился текст пьесы, по которой поставлен спектакль. Предварительный тираж книги — 4,5 миллиона экземпляров! Такой ажиотаж может вызвать только одно имя: Гарри Поттер.

Спектакль и книга называются «Harry Potter and the Cursed Child» («Гарри Поттер и проклятое дитя»). У пьесы три автора — Джоан Роулинг, Джон Тиффани и Джек Торн. Джон Тиффани известен тем, что успешно адаптирует для сцены кинофильмы, например, музыкальную ленту «Once» («Однажды») и дважды экранизированную вампирскую историю «Let the Right One In» («Впусти меня»). Джек Торн пишет сценарии для радио, ТВ и сцены. К Джоан Роулинг поступало много просьб разрешить поставить мюзикл или большое стадионное шоу по мотивам истории о мальчике-волшебнике, но убедить писательницу удалось только театральным продюсерам Соне Фридман и Колину Каллендеру в 2012 году. Роулинг попросила продюсеров максимально коротко объяснить, о чем, собственно, повествуют книги о Гарри, и они ответили так: «О том, как справляться с горем и смертью». Это, как утверждают Фридман и Каллендер, и решило дело.

Джоан Роулинг не принимала участия в написании текста пьесы, но с ней консультировались по каждому сюжетному повороту, и она целиком одобрила итоговый вариант. Именно поэтому фанаты «Гарри Поттера» убеждены в том, что пьеса должна войти в канон и неслучайно рекламируют ее как восьмую книгу поттерианы. Скептики, естественно, выражают скепсис и называют «Проклятое дитя» авторизованным фанфиком.

* * *

«Гарри Поттер и проклятое дитя» состоит из четырех актов. Первые четыре сцены охватывают три года, все остальное действие пьесы укладывается в несколько дней. Начинается пьеса с эпилога «Даров смерти», воспроизведенного близко к тексту. В ней много отсылок ко всем романам цикла, что добавляет радости поклонникам, но способно на время запутать менее посвященного зрителя или читателя. Однако пусть обилие персонажей (их 42) никого не пугает: все ладно скроено и крепко сшито — без длиннот, с хорошими диалогами, удачными шутками. Приключений и превращений в пьесе хватило бы на средней длины роман самой Джоан Роулинг, а психологизма — на половину «Поттерианы».

Конфликтов в новой книге два — волшебный и самый что ни на есть обычный: между отцами и детьми. Родители подростков узнают себя в повзрослевших Гарри, Джинни, Роне, Гермионе и Драко, а дети — в Альбусе Поттере, Роуз Уизли-Грейнджер и Скорпиусе Малфое. В «отце-детских» эпизодах пьеса всякий раз рискует удариться в дидактику и только чудом не падает в эту пропасть.

Внимание: спойлеры! У Гарри трое детей: старший — бойкий Джеймс, средний — интроверт Альбус Северус и младшая Лили. Локомотив пьесы — Альбус, которого распределяющая шляпа после некоторых колебаний отправляет в Слизерин (вспомним аналогичную сцену в «Философском камне»), а не в Гриффиндор, как все ожидали. Обреченный вечно быть в тени своего знаменитого отца и не оправдывающий надежд, Альбус превращается из довольно робкого ребенка в сердитого замкнутого подростка (и какой родитель не видел этой дивной пубертатной трансформации?). В запале очередного домашнего спора Гарри говорит нечто, о чем немедленно сожалеет, но Альбуса уже не остановить, и он решает не просто убежать из школы, а изменить прошлое. Дело в том, что мальчик случайно подслушал разговор Гарри с Амосом Диггори, отцом погибшего Седрика Диггори (роман «Кубок огня»).

Разочарованный в родителях, особенно в отце, Альбус действует не один, ему помогает его лучший друг Скорпиус Малфой, единственный сын Драко: добрый и умный юноша. Но о Скорпиусе ходит жуткий слух, остановить который никак не удается. Мальчики знакомятся с молодой волшебницей по имени Дельфи, происхождение которой окутано тайной. Все трое невольных кандидатов на титул «проклятое дитя» решают, что Седрика можно было спасти, и отправляются в прошлое, вооруженные маховиком времени (эти волшебные механизмы впервые появляются в «Узнике Азкабана»; в «Ордене Феникса» их уничтожают). Разумеется, маховик работает нелинейно, и поправки к прошлому меняют будущее, то есть настоящее время пьесы.

Жажда подростков изменить мир, попытки родителей уберечь детей от опасностей, неизбежные ошибки и непредсказуемость волшебного мира закручивают пьесу в спираль, и все герои оказываются глубже и сложнее; во всяком случае, авторы очень стараются уйти от шаблонов (иногда даже слишком стараются).

Принципиальных сюжетных разрывов с основным циклом поттерианы в пьесе нет, есть допущения — например, вновь появляются уничтоженные маховики времени, чему дано объяснение, не слишком ловкое, но и не слишком противоречивое. Так что «Проклятое дитя» вполне можно считать частью канона. Нетрудно предположить, что сообщества фанатов погрузятся в долгие и интенсивные споры о правомерности включения пьесы в главный цикл (см. статью в русской википедии), но на то они и фанаты. Нормальным, интересующимся магглам пьеса доставит безусловное удовольствие (это не Шекспир и не Беккет, но никто и не притворяется), а уж если у читателей появится возможность сходить на спектакль и сводить на него детей, ею надо воспользоваться: не может быть, чтобы после такого школьники не заинтересовались бы театром. Чем не бонус?

Спектакль, судя по хвалебным рецензиям (The New York Times, The Guardian), от педагогических зияющих высот спасают декорации, сценография, свет, спецэффекты и, главное, актеры. Так, на роль Гарри Поттера, замученного жизнью чиновника министерства магии, продюсеры выбрали Джейми Паркера. Он прославился ролями в шекспировских хрониках «Генрих IV» и «Генрих V», поставленных в «Глобусе» в 2010 и 2012 годах (чтобы оценить диапазон Паркера, стоит послушать, как он произносит на сцене один из самых знаменитых монологов «Генриха V»: «Once more unto the breech»; см. ролик ниже).

Globe Theatre 2013 Henry V — «Once more unto the breach…»
Film3Sixty

Гермионой в спектакле стала темнокожая актриса Нома Думезвени. Когда ее имя впервые попало в прессу, многие фанаты негодовали. Дошло до того, что Джоан Роулинг и Эмма Уотсон, исполнительница роли Гермионы в фильмах о Гарри Поттере, были вынуждены публично защищать Думезвени, очень талантливую актрису, награжденную премией Лоуренса Оливье, от расистских нападок. (Нома Думезвени читает 117 сонет Шекспира).

Критики, видевшие спектакль, особо отметили молодых исполнителей, причем наибольшую похвалу снискал Энтони Бойл (Скорпиус Малфой). Надо признать, что Скорпиус — едва ли не самый интересный персонаж пьесы, и у него действительно непростая роль.

* * *

После лондонской премьеры спектакля Джоан Роулинг, осаждаемая журналистами, сказала, что больше историй о Гарри Поттере не будет: «Он проходит очень большой путь в этих двух спектаклях [„Гарри Поттер и проклятое дитя“ показывают либо в один день с большим перерывом, либо в два вечера — прим. „Медузы“.], но, я думаю, на этом все заканчивается. Это уже новое поколение». Может быть, Роулинг напишет что-то еще о младших волшебниках? В конце концов, она постоянно подпитывает поттериану, и не без размаха: пьеса поставлена и гремит, а в ноябре в прокат выйдет фильм «Fantastic Beasts and Where to Find Them» («Фантастические твари и где они обитают»), в котором появятся волшебники и магглы образца 1926 года, да еще и посреди Нью-Йорка. 

Юлия Штутина