Перейти к материалам
истории

Убит Павел Шеремет. Реакции Что говорят об убийстве журналиста на Украине и в России

Meduza
Фото: Серг Гловны / ZUMA / ТАСС

20 июля в 7:45 утра в центре Киева погиб журналист Павел Шеремет. В автомобиле, которым он управлял, сработало взрывное устройство. Спустя несколько часов на убийство отреагировали все высшие чиновники на Украине — они обещают тщательно расследовать преступление и наказать виновных. Появляется и первая российская реакция.

Петр Порошенко

президент Украины

Ужасная трагедия в Киеве.

Шок — других слов нет.

Павла знал лично. Соболезнования всем родным и близким.

Поручил правоохранительным органам немедленно организовать расследование этого преступления. 

Виновные должны быть наказаны.

Автомобиль, в котором погиб Павел Шеремет. Киев, 20 июля 2016 года
Автомобиль, в котором погиб Павел Шеремет. Киев, 20 июля 2016 года

Юрий Луценко

генеральный прокурор Украины

С места события доложили, что смерть Павла Шеремета наступила после взрыва заложенного устройства.

Это убийство.

Соболезнования Алене (Алена Притула — владелец «Украинской правды» — прим. «Медузы») и всем друзьям покойного.

Сделаю все от меня зависящее, чтобы вместе с коллегами раскрыть преступление.

Владимир Гройсман

премьер-министр Украины

День начался с ужасной новости. Сегодня утром умер очень известный на Украине журналист Павел Шеремет.

Мои глубочайшие соболезнования близким, друзьям и всем почитателям журналистского таланта Павла.

Я уже обратился к правоохранителям с требованием быстрого и эффективного расследования того, что произошло.

Хатия Деканоидзе

Глава национальной полиции Украины

Вы прекрасно понимаете, что для меня [значит] «Украинская правда». Павел Шеремет был для меня хорошим знакомым. Он — первый человек, кому я дала интервью. Он был очень хорошим журналистом, поэтому для меня это [расследование] будет делом чести. Мы работаем, чтобы выяснить, что произошло.

Михаил Саакашвили

Губернатор Одесской области

В Киеве взорвали моего друга.

В 2009 он написал обо мне очень критическую, мне казалось с абсолютно несправедливыми обвинениями, книгу. После Майдана подошел ко мне в фойе гостиницы в Киеве и попросил об интервью. Не знаю почему, но я решил дать ему шанс и не прогадал. Интервью вышло пространное и очень профессиональное, мы постепенно сдружились.

Павел находил маленьких людей, таких как винодел с несколькими гектарами виноградников из Шабо — Лакарен, или небольшую компанию в Коблево, на которую наехала налоговая и превращал их защиту в дело чести не только для себя, но и для всех нас.

После той, непонравившейся мне книги, он превратился в моего ангела-хранителя, отбивая многочисленные атаки проплаченных журналистов на меня и мою команду. Он был глубоко порядочным и талантливым человеком.

Его убийство террористами сегодня укрепляет меня в ощущениях, что нам, всей стране, готовят что-то очень опасное, а политический класс с закрытыми глазами ведет нас к пропасти. Мы должны их остановить нашими окриками, жаль только, одним мощным голосом у честной Украины стало меньше.

Дмитрий Песков

Пресс-секретарь президента РФ

Павел Шеремет — гражданин Российской Федерации, его убийство — повод для очень серьезного беспокойства в Кремле. Надеемся на беспристрастное и быстрое расследование.

Алексей Навальный

Оппозиционный политик

В сентябре 2011 года [защитница Химкинского леса] Женя Чирикова и [участник арт-группы «Война»] Петр Верзилов устроили форум «Последняя осень». Никаких протестов тогда и близко не было, политика была еще более унылая, чем сейчас. Все обсуждали, что делать с выборами и главным событием форума были дебаты между мной, Немцовым и Каспаровым.

Ну и мы с Шереметом где-то сели, он рассказывал о Белоруссии и сказал, что и у нас все скоро так будет. Я ему горячо возражал и приводил 101 аргумент, почему Россия не Белоруссия — страна больше; интернет шире; денег больше; элита продажнее и больше ориентирована на Запад; Путину воевать больше не с кем (не с Украиной же, ха-ха); по-прежнему сохранились большие независимые сетевые СМИ итд.

На что Паша грустно возражал: Алексей, мы примерно то же самое говорили о нашей стране несколько лет назад. Куча аргументов на тему, почему нельзя устроить авторитарный режим в Европе в 21 веке. А он устроился. И увидите вы в ближайшее время, и как зажмут ваш интернет, и как захватят крупные сетевые СМИ, и как бизнес убежит под лавку, и как найдется, с кем воевать, и такую степень продажности журналистики, что представить невозможно, и как продажные прозападные элиты станут самыми патриотичными, оставляя за собой свои дома в Испании.

Я слушал и думал: вроде умный мужик этот Шеремет, а такую чушь несет.

Потом, начиная с 2013 года на каждой встрече признавал, что прав был он со своим дурацким пророчеством. И что он лучше чувствует нутро и тайные мысли бывшего советского номенклатурщика, в какой бы стране тот ни находился: Белоруссии, России или Украине.

Всеволод Богданов

Глава Союза журналистов России

Союз журналистов России совместно с международными журналистскими организациями будет держать на контроле ход расследования убийства журналиста Павла Шеремета, сообщил «Интерфаксу» глава союза Всеволод Богданов.

«Это большая трагедия. Сейчас мы вместе с международной федерацией журналистов и европейской федерацией журналистов будем контролировать расследование этой трагедии. Сделаем все возможное, чтобы были расставлены все точки по поводу всего случившегося. «Мы находимся в контакте [с украинскими коллегами] все эти годы безумной вражды и неприязни, пытаемся найти общий язык. Я думаю, что украинские коллеги могут какие-то выводы сделать для себя о том, что происходит в их стране… Я не верю в возможность «российского следа». Это просто желание каким-то образом запутать ход следствия». 

Ольга Алленова

Специальный корреспондент «Коммерсанта»

Паша был честен во всем. Он завязал с телевидением (Шеремет уволился с Первого канала в 2008 году — прим. «Медузы») именно по этой причине. Для него никогда не стоял вопрос, можно ли за хорошие деньги работать на кого-то, кому не веришь. Он ушел в печатные СМИ, на голые гонорары, писал книги, преподавал студентам, ездил с лекциями по стране. Всегда был жизнерадостен и оптимистичен, даже в трудные для него минуты. Когда он появлялся в нашей редакции на [улице] Врубеля, все вокруг оживали — он на ходу хвалил встреченных коллег за хорошие материалы, делал комплименты женщинам, полушутя-полусерьезно провоцировал начальство: «Вас еще не закрывают?».