партнерский материал

Видеть руками «Медуза» и Музей современного искусства «Гараж» объясняют, как это возможно

Meduza
13:50, 14 июля 2016

Фото: Музей современного искусства «Гараж»

Далеко не все культурные события доступны для людей с особенностями развития и разными формами инвалидности, но ситуация — хоть и постепенно — меняется в лучшую сторону. «Медуза» и Музей современного искусства «Гараж» (в «Гараже» с 7 июля по 9 сентября проходит выставка «Единомышленники», создавать которую помогали люди с разными формами инвалидности) рассказывают о том, как такие люди ходят в кино, на концерты и выставки.

Театр

Глухие и слабослышащие люди

Глухие в России общаются на русском жестовом языке. Если научить театральную труппу жестовому языку, можно поставить спектакль, который смогут посмотреть и глухие. Это и сделал режиссер Тимофей Кулябин, который в 2015 поставил «Три сестры» на жестовом языке. Все актеры, задействованные в постановке, при этом были слышащими. Одновременно с этим речь героев дублировалась субтитрами на экране. Существуют и инклюзивные постановки. Что это значит? Например, в спектаклях Театра Наций на сцене вместе с актерами без инвалидности одновременно находятся незрячие, глухие и слепоглухие, а также люди с двигательными и ментальными особенностями. Переводчик дублирует каждую реплику героев — при помощи голоса или жестов.

Люди с нарушениями зрения

Спектакль, адаптированный для незрячих и слабовидящих, сопровождается тифлокомментированием (от греческого тифлос — «слепой»). Другое название для этого — аудиодескрипция. Это не просто пересказ происходящего на сцене — тифлокомментарий должен выхватывать самую суть, быть лаконичным и не перебивать реплики актеров. Кроме того, зрителям перед спектаклем проводят тактильную экскурсию по сцене, чтобы они точнее представляли себе происходящее. Существуют спектакли специально для незрячих и слабовидящих — они ориентированы на обоняние и тактильные ощущения. Во время детского спектакля «Вольке», поставленного Театром Булгакова, на зрителей дуют вентилятором, разбрызгивают воду, используют ароматизаторы.

Кино

Люди с нарушениями зрения

Как и в театре, незрячие и слабовидящие смотрят кино с помощью тифлокомментариев. Вот так, например, звучит тифлокомментарий к первой части «Гарри Поттера». Звуковую дорожку фильма вместе с аудиодескрипцией подают в наушники или через динамики в зале. Так на одном показе себя комфортно чувствуют и зрячие, и незрячие. 

Глухие и слабослышащие

Чтобы комфортно было и глухим людям, ленту сопровождают субтитрами. К сожалению, отечественных фильмов, которые были бы адаптированы для глухих, не так много, зато почти любую иностранную премьеру можно посмотреть в кинотеатрах, где показывают кино на языке оригинала — ведь там есть субтитры. Есть фильмы, которым субтитры вовсе не нужны, — например драма «Племя» Мирослава Слабошпицкого, взявшая три приза в Каннах. На протяжении двух часов герои общаются на русском жестовом языке. Перевода для слышащих зрителей нет.

Люди с РАС

Кинотеатры начинают адаптировать залы и для людей с расстройствами аутистического спектра (РАС). Одна из особенностей таких людей — чрезвычайная сенситивность. В чем это выражается? Смотрите, если у вас нет РАС, ваше внимание чаще всего сконцентрировано на одном источнике звука — на стуке клавиш, гудении кондиционера, или чьих-то шагах наверху. Люди с аутизмом слышат все, сразу и с одинаковой громкостью. Чтобы не перегрузить аутичного зрителя информацией, в кинозале приглушают звук, свет гасят не полностью, а дверь не закрывают. Рядом с залом есть зона сенсорной релаксации с мягкими пуфами и сухим бассейном. Кроме того, всех сотрудников кинотеатра учат правильно общаться с людьми с РАС. Первый российский зал, адаптированный для зрителей с аутизмом открылся в Москве в июне.

Сокураторами выставки «Единомышленники» в Музее «Гараж» стали четыре человека с разными формами инвалидности
Фото: Музей современного искусства «Гараж»

Музыка

Глухие и слабослышащие

У людей с нарушениями слуха разная степень потери слуха — от частичной до полной. Но даже тотально глухие люди воспринимают музыку, чувствуя низкие частоты как вибрацию в теле. Так что на рейвах они могут отрываться не меньше, чем слышащие. Кроме того, песню можно спеть на жестовом языке. Умелый исполнитель сделает это так, что у вас мурашки по коже пойдут.

Литература

Люди с нарушением зрения

Один из самых известных способов адаптации текста для незрячих — шрифт Брайля, который кодирует каждую букву в комбинацию рельефных точек: от одной до шести. Сейчас большей популярностью пользуются «говорящие книги». По сути, это обычные аудиокниги, но записанные в специальном формате — это условие освобождает издателя от необходимости платить гонорар автору произведения. Формат говорящих книг, как правило, не поддерживается обычными плеерами, поэтому их читают с помощью тифлофлешплееров — специальных устройств, похожих на старый геймпад или пульт от телевизора. На тифлоплеере есть кнопки, позволяющие перемещаться между страницами и главами, а также встроенный радиоприемник.

Слепоглухие

Единственным окном в мир для слепоглухих остаются тактильные ощущения. Книг, отпечатанных шрифтом Брайля не так много, а периодических изданий еще меньше — например, в России существует только один журнал, он выходит четыре раза в год в количестве 77 экземпляров. Тем не менее, есть устройство, позволяющее слепоглухим выходить в интернет — это брайлевский дисплей. Недостаток у него один — он стоит больше ста тысяч рублей.

Выставки

Фото: Музей современного искусства «Гараж»

Люди с нарушением зрения

В художественных галереях, адаптированных для незрячих людей, возле каждого экспоната есть наушники, в которых звучит тифлокомментарий, а также тактильная модель — табличка, рельеф которой повторяет контуры изображения. Если речь идет о выставке скульптур или архитектурных образов, тактильная модель представляет из себя уменьшенную копию экспоната. Например, в Музее «Гараж» до 9 сентября будет проходить выставка «Единомышленники», организовывать которую помогали люди с различными формами инвалидности. Возле каждого экспоната есть информационный носитель, который по-разному помогает его воспринимать: с помощью тифлокомментария, жестового языка или тактильной модели.

Глухие и слабослышащие

Музейная экскурсия для глухих на первый взгляд ничем не отличается от обычной, но требует определенной подготовки, как со стороны гида, так и со стороны переводчика жестового языка. Гид должен учитывать возможные «трудности перевода», которые могут возникнуть при переводе специальных терминов и понимать, что, когда он будет проводить экскурсию, глухие и слабослышащие посетители будут смотреть не на него, а на переводчика, поэтому ему не стоит говорить и  что-то показывать одновременно.

Слепоглухие

Человек с одновременным нарушением слуха и зрения, скорее всего, на выставку придет вместе с сопровождающим, который будет объяснять происходящее при помощи тифлосурдоперевода (со стороны это выглядит как жестовый язык, только сопровождающий постоянно держит слепоглухого человека за руку и говорит буквально ему в руку). Можно обойтись и без сопровождения, но тогда гид, ведущий экскурсию, должен знать не только жестовый язык, но и уметь тифлокомментировать — хотя бы в общих чертах. Кроме того, существуют экспозиции, для которых посредники не нужны, например, проект Урса Фишера YES, где каждый участник может слепить из необожженной глины свой собственный арт-объект. 

Люди с РАС

Экскурсии, адаптированные для людей с аутизмом, нацелены в первую очередь на создание дружелюбной и комфортной зоны. Основные трудности у таких людей связаны с социальной коммуникацией, поэтому во время экскурсии гид использует большое количество дидактических карточек, картинок и распечаток. Благодаря этому, в общение втягиваются невербальные посетители с РАС. Еще один секрет — так называемая «социальная история», презентация, состоящая из фотографий и коротких фраз. Из нее человек с РАС узнает, что ждет его на выставке, и как ему реагировать на неожиданные коммуникации с чужими людьми — например, с охранником, который попросил показать сумку. 

Другой возможный способ — участие медиатора. Задача медиатора — стать комфортным собеседником и гибко реагировать на потребности экскурсанта. Если экскурсант решит, что мозаика на стене галереи интереснее экспонатов, медиатор с удовольствием обсудит и ее. На выставке «Единомышленники» медиаторов обучает Елизавета Морозова, человек с синдромом Аспергера, которая помимо всего прочего помогает, например, готовить к школе детей с аутизмом. Выставка рассчитана не только на людей с инвалидностью, но и посетителей без нее — чтобы понимание того, как по-разному можно говорить об искусстве, было обоюдным.