истории

«Эрдоган опоздал с извинениями» Монологи турецких студентов, вынужденных уехать из России

Meduza
Фото: пресс-служба Akkuyu Nükleer

С декабря 2015 года по июнь 2016-го из российских университетов отчислили десятки турецких студентов. Учащихся выгоняли из вузов и страны на фоне конфликта России и Турции — под разными предлогами, вплоть до обвинений в сотрудничестве с террористами. Некоторые студенты забрали документы сами, поскольку отношение к ним из-за антитурецкой кампании резко ухудшилось. «Медуза» разыскала нескольких турецких студентов, учившихся в России, и спросила у них, что они думают о возобновлении контактов между двумя государствами — и собираются ли возвращаться. 

Эмин Север 

Бывший студент Национального исследовательского ядерного университета МИФИ, Обнинск

Я учился в МИФИ с 2013 по 2015 год и был старостой турецких студентов. По плану я должен был отучиться в университете еще пять или шесть лет, но не получилось.

Проблемы начались уже через два дня после инцидента со сбитым Су-24. Сначала около общежития люди — в основном пожилые — начали спрашивать, почему я не уезжаю обратно в Турцию, почему я поддерживаю терроризм и почему мы «ударили в спину». Нас, турков, считали врагами. А молодежь в наш адрес ничего плохого не говорила — они знают, что это все политика.

С руководством университета у меня лично почти не было никаких проблем, меня не отчисляли. Но моих друзей отчислили без каких-либо причин. Мы планировали работать в государственном проекте по строительству российско-турецкой АЭС, многие из нас побросали свои университеты в Турции. Но кончилось тем, что сотрудники АЭС «Аккую» (атомная станция, строившаяся по российскому проекту на южном берегу Турции — прим. «Медузы») сказали, что наши проекты закрыты. Я решил уехать сам.

Хорошо, что [президент Турции Реджеп Тайип] Эрдоган извинился: наши страны слишком крепко связаны. В Турции сейчас кризис, в курортных зонах закрыты отели. Раньше миллионы россиян отдыхали в Турции, почти весь российский рынок был наполнен турецкими товарами. У многих бизнес завязан на сотрудничестве с Россией; даже у моего парикмахера.

Кстати, отношения у нас улучшились и с Израилем — из-за того, что обостряются проблемы с курдами, войной в Сирии, шиитами в Иране. Нелогично было со всеми ссориться, чтобы остаться одним в регионе.

Я не знаю, что случится в будущем, но я не планирую приезжать в Россию — учиться уж точно. Мне 24 года, я хочу окончить университет в Турции и создать семью. Я подумал, что в России это уже не получится, плюс не факт, что подобное не повторится в будущем.

Энес Йылдырым 

Бывший студент Уральского федерального университета, Екатеринбург

В первую волну меня не тронуло. Мой отец — бизнесмен, он занимается торговлей с Россией. Поскольку я сам хотел заниматься тем же самым, то решил найти университет в интернете — и выучить русский. Так я оказался в УрФУ, на факультете лингвистики.

25 мая [2016 года] ко мне в общежитие пришли сотрудники УФМС или ФСБ — я так и не понял. Они дали мне на руки бумагу, которую я должен был, по их словам, подписать. Моего знания языка было недостаточно, и я вынужденно подписал, не разобравшись. Потом мне сказали, что по этой бумаге я без объяснения причин должен в течение трех дней уехать из России.

Думаю, очевидно, что дело в политике и во всей этой истории со сбитым самолетом. Я слышал, что помимо меня еще у нескольких турецких студентов [в УрФУ] были такие же проблемы.

Мы, студенты, могли бы избежать всего этого, если бы Эрдоган извинился сразу. Но теперь поздно — видите, как пострадали и я, и другие турки. Однако лучше так, чем вообще без извинений. Просто обидно, что только в мае у меня были огромные проблемы, а теперь за минуту снова все стало хорошо. Тем не менее из УрФУ меня не отчислили, и я очень хочу вернуться обратно.

Сердем Карабога

Бывший студент Воронежского института высоких технологий

Я был в числе тех, кого отчислили в декабре 2015-го, хотя я до сих пор считаю, что Россия — моя вторая родина. Здесь мои лучшие друзья и любимая девушка.

Эрдоган, конечно, опоздал с извинениями — надо было делать это сразу после крушения Су-24. У нас с Россией были хорошие отношения, а после этого инцидента все испортилось — такие, как я, не получили диплом и остались без работы.

Экономические санкции по нам сильно ударили, плюс у нас действительно небезопасно. По всей стране теракты — как же туристам приезжать? Даже мне в собственной стране не так комфортно. На месте русских я бы после снятия запрета на продажу путевок не поехал бы в Турцию, слишком страшно. На востоке у нас вообще война с курдами, там каждый день погибают люди.

А вот в Россию я бы вернулся. Уже написал письмо в университет, попросил, чтобы восстановили, — наши страны практически помирились. Я бы очень хотел доучиться, а что делать дальше, еще не знаю. В Турции я жить не хочу, может быть, когда Эрдоган уйдет, здесь станет лучше. Но наше поколение не любит его режим: он сам миллионер, а страна бедствует. Вот Путин молодец: любит родину.

Эмре Йылдырым 

Бывший студент Уральского федерального университета, Екатеринбург

Я приехал в Россию в 2014 году, чтобы закончить магистратуру и выучить русский язык. 7 июня 2016 года представители УФМС пришли прямо в аудиторию университета и объявили о том, что я депортирован без судебного разбирательства. Это случилось за неделю до защиты диссертации, после того как я сдал все экзамены.

Такое жестокое отношение ко мне продолжается с декабря 2015 года. Какой-то нонсенс, но я действительно прошел через по-настоящему глупые ситуации. Например, два офицера ФСБ зимой обвиняли меня в жульничестве при сдаче вступительного экзамена в магистратуру. В июне я, оказывается, нарушил закон для иностранных граждан, пребывающих в России, хотя я ничего не сделал. В общем, пытались депортировать меня под разными предлогами.

Еще в декабре, когда все началось, я предлагал подать на меня в суд, если я что-то нарушил. В феврале 2016 года я сам подал два иска, и в апреле суд восстановил мою визу и мои права на обучение — притом что мои оппоненты не посетили ни одного заседания. А сейчас, в июне, меня депортировали даже без шанса подать в суд. Почему так вышло? Видимо, кто-то решил по-легкому заработать повышение.

Я люблю ваш народ, и у меня много друзей в России, но я пока не хочу возвращаться. Мне нужен только час, чтобы защитить диссертацию. Все экзамены я сдал. А начинать заново и тратить еще несколько лет я не могу. Судиться не буду: это бессмысленно. Я написал письма в посольство России в Турции и в Министерство образования РФ, чтобы мне помогли вернуться и защитить диссертацию.

Вообще, этот кризис в отношениях между странами можно было пресечь в самом начале. Эрдогану следовало извиниться шесть месяцев назад и не доставлять проблемы многим людям. С другой стороны, ваш министр образования говорил, что «турецкие студенты не пострадают», а меня арестовали прямо на глазах преподавателей как преступника.

Бурак Озчэлик

Бывший студент МИФИ, Москва

Я учился год в обнинском филиале МИФИ, потом четыре месяца в московском. Приехал в 2014-м, а должен был уехать в 2018-м. После начала кризиса в российско-турецких отношений я отучился еще месяц. Меня не отчисляли и визу мне не аннулировали, но я увидел, что происходит с моими однокурсниками из Турции, как их выдавливают. Понял, что руководство университета не собирается нас защищать, и решил уехать сам.

Да, был конфликт, но при чем тут простые студенты? Почему меня должны отчислять из-за того, что я турок? В России полицейские и так к нам очень плохо относились, а после принятия санкций стали еще злее.

Сейчас отношения между Россией и Турцией немного изменились. Думаю, это очень хорошо, что Эрдоган принес свои извинения Путину. Но у меня ощущение, как будто кто-то испортил мою жизнь: я рассчитывал получить высшее образование в России, вернуться в Турцию, получить работу на станции «Аккую».

Сейчас я надеюсь, что я смогу приехать в Россию в сентябре, я бы с удовольствием это сделал.

Ани Оганесян

Москва

Евгений Макария

Москва