истории

Разрешает ли православие физически наказывать детей? Отвечает священник Федор Людоговский

Meduza
Михаил Ватутин. Воспитатель, 1892 год

Патриаршая комиссия по вопросам семьи выступила с заявлением по поводу поправки в уголовную статью о побоях. Среди прочего в тексте говорится, что Священное писание «рассматривает возможность разумного и любовного использования физических наказаний в качестве неотъемлемой части установленных Самим Богом прав родителей». «Медуза» спросила у священника Федора Людоговского, разрешает ли православие физически наказывать детей.

«Патриаршая комиссия по вопросам семьи — официальный орган Московской патриархии и стоит в одном ряду с богословской, богослужебной и всеми прочими комиссиями. Эта комиссия подотчетна Синоду, председателем которого является патриарх. Ее решения не имеют самостоятельной силы, но это совещательный орган, который может предлагать проекты документов и выступать в различными заявлениями.

Отождествлять позицию этой комиссии с позицией Московской патриархии не вполне корректно. Ведь мы не считаем высказывание, например, председателя Государственной Думы позицией государства в целом. Здесь ситуация аналогичная.

И уж тем более нельзя ставить знак равенства между позицией одной из комиссий РПЦ и православием в целом. Нельзя после этого выступления говорить, что „православие разрешает бить детей“. Православие — это сообщество церквей. И Русская православная церковь, какой бы большой и значимой она ни была, лишь одна из многих других. Так что речь здесь идет только о позиции РПЦ и то — только в том случае, если высказывание комиссии не подвергнет критике какой-то более высокий орган.

„Позволяет ли священное писание бить детей“ — вопрос двойственный. Патриаршая комиссия приводит ссылки на общеизвестные места из Книги притчей Соломоновых и Послания к евреям (при этом автор послания просто цитирует притчи). Эти цитаты отражают практику, принятую во времена, когда эти книги писали — то есть две-три тысячи лет назад. Авторами Ветхого и Нового заветов эта практика принимается как норма.

Но если мы полистаем Книгу притчей Соломоновых, можно найти цитаты и про правильное отношение к рабам — например, о том, что если воспитывать раба в неге, он захочет стать сыном. Но вряд ли мы теперь можем, ссылаясь на эти цитаты, говорить что рабство — это нормально и соответствует традициям православной церкви. Хотя я не удивлюсь, если окажется, что в XVIII-XIX веках были православные святители, которые пытались оправдать крепостное право ссылками на эти фразы. Сейчас, в начале XXI века, рабство осуждается почти во всех странах и запрещено. Невозможно себе представить, чтобы современные архиереи или какие-то комиссии призывали к возвращению крепостного права.

Из этого можно сделать вывод, что все меняется, и отношение к тем или иным явлениям церковных людей тоже меняется. Если бы Соломон или автор Послания к евреям писали бы сейчас, наверное, они бы к таким аналогиям [о рабстве и побоях] уже не прибегали.

Если интересно мое мнение, несильно шлепнуть ребенка по попе — само по себе небольшая беда. Подвергать за это родителей уголовному наказанию чрезмерно. Но в то же время надо понимать, что все эти наши привычные наказания детей (в том числе, шлепки по попе) по большей части продиктованы не какой-то сознательной педагогической стратегией, не каким-то обдуманным выбором, а просто нашим элементарным раздражением, ощущением беспомощности и досады. Если мы рассуждаем с христианской точки зрения, с точки зрения христианской аскетики, значит, надо поработать над собой. Поработать над своей раздражительностью, усовершенствовать свои педагогические приемы, не срывать зло на детях. Так что физическое наказание благом признать никак нельзя. Разве что неким отчасти допустимым побочным эффектом, если речь идет именно о несильном шлепке».