Перейти к материалам
истории

Почему переполнены столичные СИЗО? Отвечает адвокат Сергей Бадамшин

Источник: Meduza
Фото: Петр Васильев / PhotoXPress

Адвокат Сергей Бадамшин снял короткое видео, на котором адвокаты стоят в очередь в СИЗО «Лефортово» и тянут жребий — кто из них сможет попасть к своим подзащитным. По его словам, адвокаты месяцами не могут встретиться со своими клиентами, и это нарушает их конституционное право на защиту. По просьбе «Медузы» Бадамшин рассказал, почему переполнены столичные СИЗО. 

Сергей Бадамшин

Адвокат

К сожалению, мы с коллегами сейчас поставлены в скотские условия — мы в течение длительного времени не можем попасть в СИЗО к своим подзащитным. Порой доходит до серьезных конфликтов между адвокатами и администрацией. С помощью жребия на видео адвокаты просто саморегулировались между собой — только это вообще не снимает вопросов к администрации следственного изолятора и ко всей ФСИН [Федеральной службе исполнения наказаний]. Некоторые адвокаты не могут попасть к своим подзащитным на протяжении месяца. Так, еще в мае мы с моими коллегами приходили к Варе Карауловой (арестована за попытку присоединиться к «Исламскому государству»; организация признана в России террористической и запрещена — прим. «Медузы»), стояли целый день в очереди — и просто не попадали во внутрь. 

Одна из причин — некие содержащиеся под стражей [влиятельные] товарищи; они организовали свое общение с адвокатами таким образом: просто внесли в список [посещений] ряд наших коллег, защищающих их, чуть ли не на месяц вперед. И первыми всегда должны были проходить именно они, остальные не попадали — это вылилось чуть ли не в силовой конфликт.

После этого мы с коллегами договорились проводить каждую пятницу в 9 утра розыгрыш мест в изоляторе — по числу следственных кабинетов. Их всего шесть. Первые шесть лиц записываются на неделю вперед. Но проблемы это не решает: вот Вадим Прохоров (адвокат семьи Бориса Немцова и губернатора Кировской области Никиты Белых — прим. «Медузы») — допустим, ему срочно надо попасть внутрь. И хорошо, если кто-то из коллег уступит ему очередь. Могут не уступить, и как теперь?

На практике в СИЗО помимо адвокатов приходят следователи, которые идут без очереди вместе с адвокатами, участвующими в следственных действиях. И эта очередь всего из шести человек растягивается на целый день. Не факт даже, что шестой человек попадет в следственный кабинет, даже если запишется заранее. Это безобразие и безалаберная работа следственного изолятора «Лефортово» и ФСИН. Это большой вопрос к нынешнему директору — бывший сейчас сам содержится в этом же самом СИЗО.

«Лефортово» — это фактически вип-тюрьма. Если вы заметили, последняя фраза на видео была: «Кто тянет за Пирумова?» [Григорий] Пирумов — непростой человек: это бывший замминистра культуры и один из фигурантов недавнего коррупционного скандала в министерстве. И тут еще много непростых людей: помимо фигурантов дела Пирумова это два губернатора, целая гайзеровская команда (имеется в виду Вячеслав Гайзер, бывший глава Республики Коми — прим. «Медузы»), [бывший директор ФСИН Александр] Реймер. Кроме шуток, хотел бы обратить внимание действующих губернаторов, министров и замминистров, чьи коллеги содержатся в «Лефортово», чтобы они навели там порядок. Проведите горячую воду, оборудуйте дополнительные следственные кабинеты, адвокатские кабинеты. В дальнейшем и вы можете стать нашими доверителями, а мы не сможем к вам пройти.

Но и в целом, очереди есть во всех СИЗО, есть проблемы из-за их перенаселенности. Но чтобы адвокат несколько месяцев не имел возможности попасть внутрь — такое случилось впервые. Приходишь в шесть утра — и это уже поздно, ты не можешь пройти.

В последнее время по ходатайству Следственного комитета под стражу было отправлено слишком большое количество людей. К ним ездят не только адвокаты, но и следователи. У многих начнется 217-я (статья 217 УПК РФ «Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела» — прим. «Медузы»), тогда то же «Лефортово» просто встанет, туда вообще никто не сможет попасть.

С точки зрения Конституции, это нарушение профессиональных прав адвокатов и прав наших подзащитных, которые не получают профессиональную юридическую помощь.

Наконец, самое главное: не надо отправлять людей в СИЗО, которые и так переполнены. Есть и другие меры пресечения — такие, как домашний арест и залог. По моему опыту, по большим залогам люди никуда не скрываются. Используйте альтернативу, не сажайте людей до суда. В США заключение под стражу — это исключительная мера, тогда как у нас исключительный случай — это домашний арест, залог или подписка о невыезде.

Евгений Макария

Москва

Реклама