истории

Первый школьный стартап Как школьники становятся программистами и разрабатывают собственные приложения

Meduza
11:08, 26 июня 2016

Фото: Михаил Джапаридзе / ТАСС / Scanpix / LETA

Концепция стартапов, запускаемых без серьезного финансирования, в расчете на быстрый успех, захватывает российские школы. Уже несколько школьников запустили собственные проекты и нашли на них финансирование. Журналист Олег Егоров по просьбе «Медузы» рассказывает о разработчиках, которым нет 18 лет, но у которых уже есть собственные проекты.

Чем моложе, тем лучше

«Молодежь необходимо как можно раньше включать в профессиональную систему, в карьеру, — сказал в интервью порталу NewtoNew глава французской компании NUMA Фредерик Ору. NUMA пришла на российский рынок в прошлом году и занимается тем же, чем и во Франции — акселерацией стартапов. NUMA находит молодых предпринимателей и команды с бизнес-проектами на начальной стадии, помогает их доработать, раскрутиться и привлечь инвестиции. Фредерик Ору считает, что российский рынок молодежных стартапов гораздо перспективнее в России, чем во Франции: «Ребята здесь еще более [чем во Франции] технически натасканы и обладают серьезной академической базой».

Возраст создателя не имеет никакого значения в мире стартапов, особенно связанных с информационными технологиями. Главное — инвестор, который готов рискнуть и вложиться в проект, успех которого не гарантирован. Хороший пример — история Ника ДʼАлоизио, британца, в 15 лет написавшего приложение Summly для краткого пересказа больших объемов текста. Несколько месяцев ДʼАлоизио продвигал свое приложение без особого успеха, пока не привлек внимание инвесторов — и продал Summly интернет-гиганту Yahoo! за 30 миллионов долларов. На момент продажи программисту было 17 лет.

Стартап для себя

У пятиклассницы Эвелины Мазитовой обычная страница десятилетней девочки «ВКонтакте»: репосты пабликов с цитатами о любви, сообщения с кучей смайликов, в аудиозаписях — Леонид Агутин, «Серебро» и LʼOne. И все это перемежается рекламой приложения для изучения русского языка и фотографиями с конференции Startup Village. Идею приложения Rusmig Мазитова придумала сама.  Ученица 5 класса лицея № 2 города Альметьевск (Республика Татарстан) говорит, что она придумала приложение из любви к русскому языку. Это ее любимый предмет в школе, она не раз выступала на олимпиадах по русскому и занимала призовые места.

Эвелина Мазитова
Фото: личная страница «ВКонтакте»

«Сейчас многие россияне свободно говорят на английском, французском, испанском, но, в то же время, не знают элементарных особенностей русского языка, — говорит школьница в беседе с «Медузой». — Простейший вопрос: «Как правильно: звОнит или звонИт?» может поставить в тупик». Поэтому после того, как Эвелина побывала на лекции о стартапах и интернет-бизнесе, у нее сразу возникла идея — разработать приложение, помогающее учить русский. 

Когда мы переписываемся с Эвелиной, ее ответы не похожи на слова пятиклассницы: она спокойно рассуждает о целевой аудитории, монетизации и перспективах успеха Rusmig: «Конкурентное преимущество моего приложения заключается в том, что краткие курсы по изучению русского языка всегда могут быть под рукой в виде мобильного приложения для iOS, Android, Windows Phone». Разве что иногда она называет собственное приложение «супер-мега-проект».

Пока Rusmig находится на стадии разработки (Эвелина Мазитова отвечает за содержание приложения, программирует его 15-летний одношкольник). Через месяц после запуска Эвелина планирует выйти на аудиторию в 400 клиентов, 200 из которых будут готовы платить (по 150 рублей с человека). Через год намеревается увеличить охват до 5000 человек, 200 из которых будут платить. Итого получится 300 тысяч рублей в год.

Татарские стартапы

Денис Шелестов из Елабуги, основатель венчурного фонда «Шелест Ventures», специализируется на инвестициях в школьные стартапы. В интервью «Секрету фирмы» вспоминает, как в детстве торговал мороженым, которое покупал на молочном заводе: «Я покупал за 3 рубля, а продавал за 15-25. Чувствуете, какая маржа?». Со временем Шелестов освоил программирование, создал популярный сервис для рейтинга программистов Willdev и параллельно занимается другими проектами. Через пару лет Шелестов рассчитывает продать Willdev (который он основал в 16 лет) за 10 миллионов долларов.

Денис Шелестов
Фото: личная страница «ВКонтакте»

Собственный успех вдохновил Шелестова открыть венчурный фонд, который вкладывает в стартапы школьников. Со-основателем фонда выступил Рамиль Ибрагимов — президент Союза молодых лидеров инноваций (Ибрагимов стал известен широкой публике недавно, когда в своем фейсбуке от лица Союза лидеров инноваций одобрил расстрел гей-клуба в Орландо, после чего на него завели уголовное дело).

Школьник-программист из Альметьевска Эмиль Гафиятуллин, автор и разработчик приложения Tatarcha для изучения татарского языка, очень благодарен Ибрагимову — тот помог ему запустить стартап в рамках школьного онлайн-технопарка «Дай5!», выдав инвестиции в размере 50 тысяч рублей. 

Гафиятуллин сам с нуля написал приложение Tatarcha. Его идея — «вернуть татарский народ к корням, распространить шире владение родным языком». «Я сам плохо знаю татарский язык, несмотря на то, что учусь в Татарском лицее-интернате в Альметьевске, — сказал Гафиятуллин «Медузе». — Наша целевая аудитория — прежде всего, татары, которые хотят выучить родной язык или его улучшить».

Эмиль Гафиятуллин
Фото: личная страница «ВКонтакте»

Эмиль Гафиятуллин возлагает большие надежды на Tatarcha. «Начнем с таргетированной и контекстной рекламы «ВКонтакте», потом подключим тематические форумы. Хотим получить первых 10 тысяч пользователей. В мире — 7 миллионов этнических татар. Количество потенциальных пользователей — примерно половина», — объясняет он. В приложении собирается использовать модель Freemium: базовая версия будет доступна бесплатно, расширенная премиум-версия — за деньги. «В год планируем зарабатывать максимум 100 миллионов рублей, минимум — 10 миллионов. Так что нам, школьникам, на мороженое хватит», — считает Эмиль.

Совместители

И Эвелина Мазитова, и Эмиль Гафиятуллин говорят, что их бизнес-инициативы не мешают учебе и конфликтов с родителями не вызывают. «Совмещать проект с учебой в школе не составляет трудностей. Родители не против, и часто интересуются, как продвигается проект. Сейчас вообще каникулы и свободного времени — море», — говорит Эмиль. После школы он собирается поступать в институт, совмещая это со стартапами: «Уверен, Tatarcha — первый, но не последний мой стартап». Его инвестор Денис Шелестов придерживается другой точки зрения о высшем образовании: «В ВУЗ я не очень хочу идти, хочу свою дорогу».

В 2015 году Евгений Смирнов, петербургский преподаватель и основатель портала об образовании NewtoNew, поставил эксперимент в средней школе № 184 — в качестве дополнительного курса ученики 10-11 классов разрабатывали собственные стартапы.

Отметив положительный опыт (развивается навык публичных выступлений, умение работать с информацией и визуализировать ее, умение анализировать мнение потребителя), Смирнов все же считает, что стартапы рано делать в школе: «В школе все занимаются хорошо, а дома практически никто не работает. Но когда мы говорим о стартапах, нужно понимать, что первое время проект держится только на личности и труде основателей. Школьники к этому не готовы. Стартап нельзя заставить делать — это должно идти изнутри».

Олег Егоров

Москва