Перейти к материалам
истории

Лондон после «Брекзита». Репортаж «Медузы»

Источник: Meduza
Фото: Катерина Никитина

Результаты референдума о выходе Великобритании из Европейского Союза произвели серьезное впечатление и на тех, кто голосовал за ЕС, и на тех, кто поддержал «Брекзит». Митингов и других акций протеста практически не было — жители Лондона дождались пятничного вечера и пошли в пабы обсуждать произошедшее. О настроениях в столице Великобритании сразу после «Брекзита» по просьбе «Медузы» рассказывает лондонская журналистка, главный редактор журнала Russian Gap Катерина Никитина.

Лондонский полицейский в отставке Дэвид рассказывает: утром 24 июня он включил телевизор и не поверил своим глазам: разрыв между «Выйти» и «Остаться» из незначительных ночных 20 тысяч голосов утром превратился в невероятные миллион двести. Первым делом он разбудил жену Кейт. Она сказала: «Ты шутишь! Не может быть!» — и стала звонить своей дочери. Дочь, консультант по финансам из Эдинбурга, оказывается, почти не спала всю ночь. Вместе с мужем они смотрели референдум в прямом эфире. 

Дэвид говорит: то, что будет происходить дальше, никто из них предугадать не мог. Премьер-министр, подающий в отставку. Шотландия, настаивающая на новом референдуме о независимости в течение ближайших двух с половиной лет. Дочь пообещала приехать к родителям в гости, но перезвонила днем и сказала, что придется работать все выходные: никто не понимает что делать, и на работе паника. 

Дэвид и Кейт весь день провели около телевизора, а вечером выбрались в паб, где встретились со своей подругой, пенсионеркой, голосовавшей за выход. Она призналась, что тоже не понимает, что дальше будет. И не очень знает, зачем она это сделала: «Мне не нравится [премьер-министр Дэвид] Кэмерон, поэтому я проголосовала так. Но ведь [лидер поддержавшей „Брекзит“ Независимой партии Найджел] Фарадж еще хуже!» 

По мнению Дэвида, с точки зрения безопасности, страна может значительно проиграть: «Если завтра в центре Лондона взорвут бомбу, остальной Европе просто не будет дела. Мы сказали миру, что нам на них наплевать, и они имеют право ответить тем же». Подруга Дэвида испуганно кивала.

В результате референдума Лондон, Шотландия и Северная Ирландия почувствовали себя проигравшими. Желающих остаться в ЕС здесь оказалось ощутимо больше, чем в остальных частях Соединенного Королевства. Лишь 40% участников референдума в Лондоне проголосовали за «Брекзит». 

После подведения итогов референдума уже больше 100 тысяч человек подписали онлайн-петицию на имя нового мэра города Садика Хана. В ней предлагается «официально оформить развод» между Лондоном и Англией и сделать Хана не мэром, а президентом Лондона: «Лондон — интернациональный город, и мы хотим оставаться в сердце Европы. Давайте признаем, что остальная часть страны не согласна и больше не будем пассивно-агрессивно голосовать друг против друга, а просто переедем с друзьями на континент». Чтобы петиция попала на официальное рассмотрение, ей надо собрать 150 тысяч голосов, и все шансы на это есть. Другая петиция — на сайте британского парламента — с требованием провести новый референдум собрала 600 тысяч подписей. 

В пабе The Red Lion, который расположен недалеко от Даунинг стрит (на этой же улице расположена резиденция премьер-министра), многолюдно уже в обед. Бармен, подающий вино, извиняется, что его приходится наливать в пивной бокал — винные закончились: «Мы не ожидали, что будет столько народу, а девушка, которая моет посуду, придет только через пару часов». Эта девушка — из Болгарии, бармен — португалец. На вопрос, как он себя чувствует после «Брекзита», бармен отвечает: «Нормально. Прямо сегодня никто меня с работы не выгоняет, и даже чаевых оставляют больше обычного».

Среди тех, кто кладет на стойку лишние фунты, эксперт по оценке недвижимости Тони. Он из Италии. То, что случилось утром, он называет «большой неожиданностью». Возвращаться в Италию Тони не спешит: «Британии потребуется еще года три, чтобы разобраться, что делать дальше. Пока единственное, что остается, — сидеть и пить. И смотреть, куда двинется рынок». 

— Вы не злитесь на итоги референдума?

— Скажем так, я не очень счастлив. Но люди сделали выбор, а к людям у меня никаких претензий нет. Посмотрите вокруг. Здесь примерно половина тех, кто голосовал за выход. Вы думаете, я буду их ненавидеть? Да нет, конечно! Это их право.

Фото: Катерина Никитина

За одним из столов сидит пара мужчин лет 60-ти — согласно социологическим данным, потенциальные сторонники «Брекзита». На вопрос, не обсуждают ли они, случаем, референдум, реагируют нервным смехом: «Ну вот еще. Мы не виделись пару лет, нам есть о чем поговорить, кроме этого». 

Зато обсуждают «Брекзит» молодые ребята с пинтами пива. Один из них архитектор, второй — менеджер в рекрутинговой компании. Архитектор говорит, что с теми, у кого есть хорошие навыки, ничего не случится: «Профессионалы в любом случае не останутся без работы. Пострадает, скорее всего, менее образованное и менее обеспеченное большинство, которое голосовало за выход. И я не понимаю, зачем они это сделали». Менеджер рекрутинговой фирмы соглашается, что с профессионалами все будет хорошо: «Сегодня мы не смотрим, из какой страны человек. Если он обладает нужными навыками, мы приглашаем его работать. Странно будет этот процесс менять».

Самыми счастливыми в пабе выглядят Кевин и Спенсер. «Мы поднимаем этот бокал, потому что нам есть за что выпить! — говорит Кевин, директор транспортной компании в Лондоне. — Мы вернули себе независимость. У нас праздник!» Кевин объясняет, что именно в этом событии ему кажется самым важным. Во-первых, принимать любые решения Великобритания будет самостоятельно, ей не нужно советоваться с Брюсселем. Во-вторых, страна получила контроль над границами, и теперь у него есть уверенность, что всякий приехавший сюда будет приносить другим людям пользу. В-третьих, для экономики страны в длительной перспективе это правильное решение: королевство договорится о лучших условиях торговли с остальным миром, а ЕС не станет сопротивляться, поскольку все равно заинтересован в сотрудничестве. Ну и кроме того, сама Европа зашевелится и начнет процесс преобразований. 

На его собственном бизнесе, считает Кевин, решение выйти из состава ЕС не отразится. Да, его лучший водитель — из Венгрии. Но Кевин надеется, что в результате реформ тем людям, которые уже имеют здесь работу, позволят в стране остаться. 

Спенсер тоже считает, что важно прописать правила, по которым иностранные рабочие могут приезжать и работать в стране, и это не большая проблема. Спенсер — совладелец компании по переработке пластика. Он понимает, что в ближайшее время бизнес может столкнуться с трудностями из-за пошатнувшегося курса фунта, но эти трудности временные, и к тому же сейчас у его компании появится повод активнее работать с азиатскими странами, рынок которых потенциально больше и интереснее.

Во второй половине дня в пятницу в лондонском Сити за кофе выстраивается огромная очередь. Предыдущей ночью почти никто толком не спал, а работы предстоит на годы вперед. Аналитик Bank of England рассказал корреспонденту «Медузы», что внутри банка им рекомендовано не общаться с прессой, потому что любое слово может быть истолковано некорректно (так случилось, например, с новостью о том, что финансовая группа Morgan Stanley переводит 2000 рабочих в Дублин и Франкфурт — ее пришлось опровергать). «У нас начался безумный вал работы, и то ли будет еще», — говорит аналитик. 

Фото: Катерина Никитина

На одной из улиц района Ковент Гарден мужчина в красной жилетке продает журнал для бездомных Big Issue. Это социальное издание, которое позволяет им заработать: бездомные покупают журналы у издателя за 1,25 фунта, а продают за два с половиной, оставляя себе разницу. Джордж — не совсем бездомный. Недавно он начал подрабатывать маляром — и снял себе комнату на окраине Лондона. Когда-то у него был строительный бизнес, но случились проблемы с суставами — он долго не мог ходить, а за это время потерял и работу, и жену, и дом. Джордж очень опечален итогами референдума. Сам он голосовал за то, чтобы остаться в Евросоюзе, потому что сила этой страны — только в единстве. Он предсказывает, что Шотландия решит отделиться, за ней последует Северная Ирландия; и Англия останется крошечным клочком земли, отрезанным от остального мира. «Я не получаю никаких пособий, и проблема иммиграции меня не волнует, — настаивает Джордж, — но я знаю, как много в этом мире значит поддержка, и мне грустно, что большинство граждан решили проголосовать по-другому». При этом результаты референдума Джорджа не удивили: «Я знал, что Лондон решит остаться, а остальная Англия — выйти. Это две слишком разные вселенные».

К восьми вечера в пятницу можно было увидеть привычную для Сити картину: клерки пьют. Почти все — в бодром расположении духа. «Вам надо было спрашивать нас про „Брекзит“ часов в семь утра, когда мы только ехали на работу и были совершенно подавлены, — говорит один из сотрудников Bank of America Джеймс. — Сейчас мы уже перешли на стадию принятия. Посмотрите, какой замечательный день, сколько солнца! Я иду за следующим напитком. Взять вам чего-нибудь?» 

Страховой брокер Адам не сдерживается: «Это самое идиотское решение, которое приняла моя страна. Авантюра, основанная на том, что люди не понимают правил. Мы вообще не должны были проводить этот референдум. Мы потому и нанимаем политиков, чтобы они могли брать сложные решения на себя и защищать национальные интересы. Если Кэмерон сказал, что в национальных интересах — остаться в составе ЕС, то почему он все поставил на карту? Единственная причина — осчастливить свою партию, которая в противном случае стала бы его упрекать». 

— Что будет дальше? 

— Если нам повезет, мы столкнемся с кризисом, и все, кто голосовал за выход, несколько поумнеют.

По данным Google, через восемь часов после закрытия избирательных участков количество запросов из Великобритании «Что будет, если мы выйдем из Евросоюза?» выросло на треть. Второй по популярности вопрос после подведения итогов референдума: «Что такое Европейский Союз?»

В центре Лондона в пятницу еще можно было найти людей, которые про «Брекзит» не слышали. На вопрос «Медузы» о результатах референдума юная пара уточнила: «Какого?» Они из Бразилии, путешествуют по Европе в медовый месяц и пока не знают, что «Брекзит» расколол британское общество. Художница из испанского Аликанте Наталия, рисующая мелками на Трафальгарской площади и этим зарабатывающая на жизнь, тоже не очень много знает про «Брекзит»: «Да, я что-то про него слышала… Говорят, всем иммигрантам нужно будет уехать. Очень жаль. Мне понравилось в Лондоне. Я приехала сюда восемь месяцев назад, успела познакомиться с кучей классных людей, у нас намечаются совместные арт-проекты. Но если придется уехать — что же, буду ездить по миру дальше». Группа лондонских кришнаитов также не считает, что «Брекзит» станет для них проблемой. «Вы думаете, нас правда захотят выселить из страны? Этого просто не может быть. Нас много, мы тут живем много лет, среди нас — словенцы, венгры, итальянцы, мексиканцы, греки. Куда мы поедем, и главное, почему? Думаем, что люди все же поймут, что сделали ошибку на референдуме, и ничего страшного ни с кем не случится». Сказали — и продолжили петь.

Фото: Катерина Никитина

Заявить о своем праве на голос в Лондоне в пятницу вышли те, кому голоса не положено по возрастным причинам. Возмущенные результатами референдума, 16-17-летние школьники организовались с друзьями в фейсбуке, и собрав небольшую группу, встали с плакатами напротив резиденции объявившего об отставке премьер-министра. «Очень несправедливо, что нашу судьбу решили пенсионеры. Мы хотим оставаться частью Европы, хотим сами решать, где нам учиться, работать и жить», — говорил корреспонденту «Медузы» один из них. Некоторые подростки приехали из Кембриджа, еще одного британского города, где количество тех, кто голосовал за ЕС, значительно больше тех, кто был за выход. Подростки охотно общались с прессой и позировали для фотографов. Других заметных акций протеста в центре Лондона не произошло. 

Вы совершили чудо «Медуза» продолжает работать, потому что есть вы

Катерина Никитина

Лондон

Реклама