Перейти к материалам
истории

«Марш равенства» в Киеве Как прошло крупнейшее в истории Украины ЛГБТ-шествие. Репортаж «Медузы»

Источник: Meduza
Фото: Роман Пилипей / EPA / LETA

В воскресенье, 12 июня, в Киеве состоялся «Марш равенства», крупнейшее шествие ЛГБТ-активистов за всю историю Украины. По данным организаторов, в нем участвовали до двух тысяч человек. Несмотря на угрозы националистов, обещавших жестко разогнать участников, серьезных инцидентов не произошло — потому что полицейских на улице было в несколько раз больше, чем активистов. По просьбе «Медузы» на акции побывала журналистка киевского издания «Страна.ua» Юлиана Скибицкая.

С восьми утра подходы к киевскому парку имени Шевченко были закрыты со всех сторон. Он находится в самом центре Киева: рядом — университет Шевченко, чуть дальше — Бессарабская площадь. Центральные улицы украинской столицы перекрыли не только автобусами с полицией, но и металлическими ограждениями; возле них стояли сурового вида нацгвардейцы в камуфляже и бронежилетах. Марш был запланирован на 10 утра, пройти на него можно было только через рамки металлоискателей. После 10 утра вход в парк закрывался.

«Девочки, проходим, давайте рюкзак, сейчас вас осмотрят. Не переживайте, [досматривать будут] тоже однополые», — говорил один из полицейских участникам шествия и даже подмигивал им. После очень тщательного досмотра сотрудники полиции желали «хорошего отдыха».

В большом парке было почти пусто — на лавочках сидели только полицейские. В 2016 году охранять ЛГБТ-шествие направили шесть с половиной тысяч правоохранителей, в три раза больше, чем в 2015-м. Тогда радикальные националисты смогли прорвать кордон милиционеров и забросали участников шествия петардами и дымовыми шашками. В стычках с ними пострадали и нацгвардейцы.

«От метро Университет идет группа подозрительных людей, прием», — доносились хриплые переговоры из рации полицейских. Возле главного корпуса университета собирались участники марша и волонтеры в ярких желтых жилетках. Их задача заключалась в том, чтобы построить людей в колонны и обеспечить их безопасность.

За несколько дней до марша организаторы назвали место и время встречи, и это стало прецедентом — раньше такая информация до последнего держалась в секрете, попасть на акцию можно было только после регистрации и рекомендации двух-трех проверенных членов ЛГБТ-сообщества.

«Мы ожидаем, что в 2016 году будет около тысячи людей. И хочется, чтобы марш был открытым, чтобы смогли приходить все желающие», — говорил «Медузе» один из его организаторов шествия, открытый гей Зорян Кись. 

Фото: Сергей Чузавков / AP / Scanpix / LETA

В полдесятого первые колонны построились, участники шествия держали плакаты «Права меншин — права людини» («Права меньшинств — права человека») и «Права людини завжди на часі» («Права человека всегда вовремя»). Многие размахивали радужными флагами. Поддержать акцию также пришли депутаты Верховной рады Украины Мустафа Найем и Сергей Лещенко.

«Я вполне себе гетеросексуал, — говорил бородатый парень с радужным флагом. — Но я вышел сюда, чтобы поддержать права тех, кто в этом нуждается». Он несколько раз проскандировал: «Всі різні, всі рівні!» («Все разные, все равные»).

Поодаль от ЛГБТ-колонны стояли несколько человек со своим антимитингом. У них в руках были плакаты «Я против гей-пропаганды», «Киев — не Содом и Гоморра». Рядом с ними дежурили полицейские, но противники марша вели себя не агрессивно.

К полицейским подошел молодой парень, который назвался «просто украинцем» и начал с ним спорить.

— А чего я не могу тут стоять? П***** можно, а мне нет?

— Пожалуйста, успокойтесь, — отвечал ему полицейский. Они оба говорили на украинском.

— А я спокоен! Я спокоен, хотя тут гомосеки по Киеву разгуливают! Пока пацаны там гибнут в котлах! Ваш [министр внутренних дел Украины Арсен] Аваков — тоже п****! И вы все поэтому п****** защищаете! Гнать вас надо из страны!

Когда начался марш, парень пытался бросаться на участников; его тут же взяли в плотное кольцо и вывели полицейские. Позже увели еще одного немолодого мужчину с казацкими усами, оскорблявшего участников шествия. 

Участники акции шутили, большинство давно знакомы друг с другом. Пришедшие парами обнимались и делали селфи на фоне радужных флагов. В начале колонны стояла группа девушек с барабанами. Их лица были закрыты балаклавами, как у участниц группы Pussy Riot.

Полицейские и сотрудники нацгвардии перестроились и полностью оцепили участников марша со всех сторон. Пройти предстояло совсем немного — до станции метро Площадь Льва Толстого, всего около ста метров. Но колонна никак не могла начать движение — противники марша попытались встать впереди и перекрыть движение участникам. Полицейские без лишних слов тут же их отвели их вглубь парка.

Фото: Сергей Супинский / AFP / Scanpix / LETA

— Все готовы? — прокричал волонтер в громкоговоритель. В ответ раздался одобрительный гул. Под стук барабанов колонна начала движение. Ожидания организаторов оправдались — людей оказалось больше тысячи. 

— Бунтуй, кохай, права не віддавай! («Бунтуй, люби, права не отдавай!») — скандировали участники начавшегося шествия один из главных своих лозунгов. Из стоящих вдоль дороги домов выглядывали люди. Одни приветливо махали руками, другие показывали средний палец.

Полицейские периодически срывались на бег, плотно окружая участников. За ними тут же бежали журналисты. Полицейский кордон был настолько плотным, что пройти через него посторонние не смогли бы.

«Это такой большой шаг вперед, у меня просто нет слов», — говорила «Медузе» женщина средних лет в украинской вышиванке. В ее руках был плакат с Анжелой Ликиной, уфимским транссексуалом, убитым в феврале 2016 года. В разговоре с «Медузой» женщина представилась Иннесой, она открытая лесбиянка; Анжела, по ее словам, была ее близкой подругой. 

«Хоть так Анжела смогла побывать на марше. Я не могла прийти без нее, это было бы неправильно. Пусть все видят и знают, что за свои права нужно бороться. И что они действительно нужны», — продолжала она.

Колонна подошла к станции метро. Здесь стояли автобусы: нужно было организованно увезти часть участников марша, чтобы избежать стычек. Остальные люди спустились в метро — станцию закрыли на выход тоже из соображений безопасности. В 2015 году организованного развоза не было: перевозчики, узнав о гей-параде, отказались работать даже за тройную цену. 

Возле входа в метро стояли трое противников марша с плакатами — парень, девушка и пожилая женщина.

— Почему вы сюда вышли? — спросила корреспондент «Медузы».

— Потому что нам вообще выйти не дают. Думаете, нас три человека было? Нас было больше, но нас не пустили, — начала объяснять женщина.

— А вы против марша?

— Мы не против геев, но мы против пропаганды. А то, что они вышли, — это пропаганда, — стояла на своем пожилая женщина.

— Накануне марша были призывы разгонять акцию и бить ее участников, вы как к этому относитесь?

— Нормально относимся. Это грех, так в Библии сказано.

— Читайте, мамаша, Библию лучше! В ней сказано, что нужно любить, — рассмеялись проходившие мимо девушки в клетчатых рубашках и с короткими стрижками. У одной были ярко-зеленые волосы.

— Это было так круто, ну просто вот вообще! — сбивчиво говорила одна из них корреспонденту «Медузы». — Мы такими защищенными себя чувствовали. Мы как будто в Европе. Жалко, мало! В следующем году надо дольше!

Участники постепенно расходились: некоторые подходили к полицейским и благодарили их; в хвосте колонны пели гимн Украины.

Через полчаса, когда участники разъехались, а некоторые полицейские ушли, возле метро появилась группа агрессивных молодых людей — около ста человек. Многие из них были в балаклавах. «П*******, вон из Киева!» — кричали они. Полицейские попытались окружить группу; но ее участники, не обнаружив участников ЛГБТ-марша возле станции, двинулись в сторону центра Киева. Загорелись файеры.

Фото: Юрий Кирничный / AFP / Scanpix / LETA

Они прошли около полукилометра, до станции метро Театральная, затем побежали. Полицейские, устремившиеся вслед, сбивали молодых людей с ног, применяли дубинки. 

Среди убегавших было несколько человек с нашивками «Правого сектора» (организация признана в России экстремистской и запрещена). За месяц до марша спикер «Правого сектора» Артем Скоропадский написал в фейсбуке, что 12 июня ожидается «кровавая каша». В день акции он сказал, что «Правый сектор» специально не пришел — чтобы не было бойни.

Тем, кому удалось избежать задержания, спустились на Крещатик; некоторые развернули плакаты «Мама папа — хорошо, папа папа — плохо». «Что мы тут делаем? Да вот пришли посмотреть на правоохранительные органы, которые защищают п*****», — лениво говорил бритоголовый парень.

Постояв полчаса на Крещатике, они разошлись. 

После завершения «Марша равенства» глава Национальной полиции Украины Хатия Деканоидзе отчиталась, что участников охраняли пять с половиной тысяч полицейских и еще 1200 бойцов Нацгвардии. Задержали 57 человек. В отличие от 2015 года, правоохранители не пострадали. Однако двое участников марша все же были избиты; один из них госпитализирован с травмами средней тяжести. «„Марш равенства“ прошел успешно! Мы в безопасности. Спасибо всем, кто поддержал нас», — написал после в фейсбуке Зорян Кись.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Юлиана Скибицкая

Киев

Реклама