Перейти к материалам
истории

По мотивам личной неприязни к ФСБ Петра Павленского оштрафовали на 500 тысяч рублей за поджог двери здания на Лубянке

Источник: Meduza
Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС / Scanpix / LETA

8 июня Мещанский суд Москвы приговорил художника Петра Павленского к штрафу в размере 500 тысяч рублей по статье 243 УК РФ — «повреждение объектов культурного наследия». Такое наказание Павленскому было назначено за акцию «Угроза», во время которой он поджог дверь здания ФСБ на Лубянке в Москве. Содержавшийся под стражей с ноября 2015 года Павленский вышел на свободу и заявил, что штраф платить не будет. «Медуза» рассказывает, как художнику выносили приговор. 

Возле здания Мещанского районного суда в Москве — большой ажиотаж: здесь собрались десятки российских и иностранных журналистов, слышна речь на испанском, немецком, английском языках. Чтобы поддержать художника, на заседание пришли также близкие Петра Павленского и активисты (среди них бывший обвиняемый по «болотному делу» Владимир Акименков и участник группы «Война» Петр Верзилов).

У одной стены маленького зала заседаний стояло кресло судьи, у противоположной стены — камера, в которой сидел Павленский; собравшиеся расположились между судьей и обвиняемым.

— Поворачивайтесь лицом к судье, — строго обратился к присутствующим в зале представитель службы судебных приставов.

— А все такие к Пете повернулись, — улыбнувшись, заметила подруга художника Оксана Шалыгина.

Примерно 40 минут федеральный судья Елена Гудошникова зачитывала приговор. Его слушали стоя все, кроме Павленского — он равнодушно сидел в камере, его руки были в наручниках, застегнутых за спиной. 

«В ночь на 9 ноября 2015 года при Павленском находилась металлическая канистра и зажигалка, Павленскому было известно, что он поджигал дверь здания ФСБ», — начала читать судья. Она пересказала, как происходило задержание: Павленского доставили в приемную ФСБ вместе с двумя журналистами, которые освещали акцию. Журналистов квалифицировали как свидетелей происшествия; прокуратура изначально просила приговорить Павленского к штрафу в полтора миллиона рублей. Сам Павленский, говорила судья, считает акцию «Угроза» протестом «против непрерывного террора спецслужб и рефлексом борьбы за собственную жизнь». «Свое действие Павленский объяснил личной неприязнью к ФСБ России», — говорила судья Гудошникова.

Показания свидетелей защиты Павленского она назвала «несостоятельными», а доводы стороны обвинения — законными. Несколько раз судья повторила, что «входная дверь НКВД-КГБ-ФСБ России — часть архитектурного ансамбля, объекта культурного наследия». Она также повторила важный довод стороны обвинения: ценность самого здания обусловлена еще и тем, что в нем «содержались под арестом выдающиеся деятели и представители культуры».

Фото: Антон Белицкий / Коммерсантъ

Перед оглашением самого приговора судья объявила небольшой перерыв, а через десять минут вышла и произнесла: учитывая срок содержания художника под стражей и наличие у него двух малолетних детей, Павленского следует оштрафовать на 500 тысяч рублей (в три раза меньше, чем просило обвинение). Она постановила освободить акциониста в зале суда.

Помимо этого штрафа Павленский должен выплатить еще один — в размере 481461 рублей и 83 копеек — по гражданскому иску, который параллельно подала охраняющая здание на Лубянке войсковая часть № 55002 ФСБ России.

«Павленский, вам понятен приговор?» — судья резко обратилась к художнику. Он на вопрос не ответил, лишь мельком посмотрел на нее и отвернулся.

Сторона обвинения отказалась комментировать решение суда. Сам Павленский после оглашения приговора впервые с ноября 2015 года вышел на улицу и заявил журналистам, что не планирует платить штраф. На вопрос, примет ли он деньги от желающих ему помочь, художник сказал: «Не нужно ничего делать, а то получится, что акция „Угроза“ проведена взаймы, как будто я ее купил у ФСБ». Павленского спросили о планах на будущее, он предпочел не отвечать на этот вопрос; вместо этого он произнес целую речь (по всей видимости, подводящую итог процессу об «Угрозе»): «Неважно, чем закончился этот процесс. Важно было то, что мы смогли вскрыть действительность. Мы увидели действующий могильник, который одновременно является центральным очагом власти. Власть удерживается методом непрерывного террора. А террористическая угроза питается страхом». 

С трудом протиснувшись сквозь толпу желавших с ним поговорить соратников и поклонников Павленский сел в автомобиль, где его уже ждала Оксана Шалыгина; они уехали. Их провожали аплодисментами.

Ани Оганесян

Москва

Реклама