истории

Что такое Ингерманландия и чего хотят ее сторонники? Краткая история одной идеи из 1990-х годов

Meduza
Фото: Светлана Холявчук / Интерпресс / PhotoXPress

27 мая в Санкт-Петербурге Следственный комитет возбудил уголовное дело за экстремизм против 36-летнего Артема Чеботарева — за один комментарий «ВКонтакте». Видео со сценой задержания, опубликованное ведомством, вызвало огромный резонанс —жестокость, с которой его провели, кажется неадекватной правонарушению. Чеботарев — администратор группы «Свободная Ингрия» во «ВКонтакте». При обыске у него изъяли изображения нацистской символики и флаги Ингерманландии. По просьбе «Медузы» журналист Даниил Александров рассказывает о том, что такое Ингерманландия и чего хотят ее сторонники.

Ингерманландия (она же Ингрия, или Ижорская земля) — не имеющая строгих границ территория вокруг Санкт-Петербурга. Она почти полностью помещается внутри нынешней Ленинградской области. В разное время эта территория входила в состав Новгородской земли, Московского княжества, Русского царства, Швеции, Российской империи и СССР. Во время Гражданской войны в течение полутора лет (с июля 1919 года по декабрь 1920-го) часть этой территории даже обладала суверенитетом под самоназванием Северная Ингрия. В состав этого карликового государства со столицей в поселке Кирьясало входила северная часть нынешнего Всеволожского района Ленинградской области. 

В разные эпохи на территории Ингерманландии жили прибалтийско-финские племена с такими названиями как водь и ижора, а также вепсы. Позже, в XII—XVI веках здесь селились русские колонисты из Великого Новгорода, а в XVII веке — ингерманландские финны-лютеране.

Впервые административный статус и границы Ингерманландии установил король Швеции Густав II Адольф, а закрепил их спустя почти сто лет император Петр Первый. Ирония в том, что многие из современных адептов «свободной Ингрии» считают Петра фигурой отрицательной и презрительно называют «Петрушей»; он — их главный исторический враг. Ингерманландия управлялась генерал-губернаторами из города Ниен (он располагался на месте нынешнего Санкт-Петербурга), а затем из Нарвы вплоть до завоевания этой территории Россией в ходе Северной войны, продолжавшейся с 1700 года по 1721-й. В 1708 году Петр Первый учредил Ингерманландскую губернию, первым ее губернатором стал князь Александр Меньшиков. В 1710 году губернию переименовали в Санкт-Петербургскую, и на этом история Ингерманландии закончилась.

* * *

За пределы научной литературы и краеведческих кружков Ингрия вышла в начале 1990-х годов. Топоним взяли в оборот радикальные националисты и вышедшие после распада СССР из подполья родноверы (неоязычники). Первым, кто стал пропагандировать идею возрождения Ингерманландии, был Виктор Безверхий, преподаватель марксизма-ленинизма в Ленинградском государственном университете, а позднее — неоязычник, издатель газеты «Родные просторы» и журнала «Волхв». Сторонники называли его «дедом венедов» (так называли предков славян, живших в этом регионе — прим. «Медузы»). Идея получила популярность и среди интеллигенции в небольших городах, таких как Выборг и Гатчина.

Одновременно с ингерманландским движением в Петербурге в 1996-м появилось «Движение за автономию Петербурга», в число его сторонников входили убитая в 1998 году политик и правозащитница Галина Старовойтова и нынешний депутат городского законодательного собрания Виталий Милонов. В те же годы со схожей идеей выступила группа «Независимый Петербург», объединившая публицистов, историков и ряд местных политиков. Среди тех, кто поддерживал идею автономии города, были журналисты-историки Даниил Коцюбинский (автор сборника статей «Петербург без России») и Лев Лурье (автор книги «Без Москвы»). Сторонники автономии «ингерманландцев» не поддерживали, считали их мечтателями, те обижались на критику. Это противоборство продолжалось до начала 2000-х, а потом сошло на нет: тема перестала быть актуальной и больше не обсуждалась. 

Сейчас все сторонники идеи регионализма — от правых до либералов — признают, что никакого реального политического движения и, тем более, организации у них нет. Речь, скорее, идет о субкультуре, в рамках которой с трудом уживаются националисты, социалисты европейского типа и молодая интеллигенция, настроенная скептически по отношению к российской политике в целом. Внутри этой субкультуры существуют небольшие клубы по интересам: землячество ингерманландских финнов, любительская футбольная команда «Ингер», сообщества в социальных сетях. У самой массовой группы «ВКонтакте» под названием «Ингерманландия» — чуть больше 10 тысяч подписчиков. Вся активность внутри этих групп и кружков сводится к культурному обмену, организации исторических фестивалей, например, «День Ингрии», или просто постам в интернете.

Один из известных участников фанатского движения в Петербурге, сочувствующий идеям регионализма и попросивший не называть свое имя, описал ситуацию так: «Людей немного. Они делятся на определенные тусовки по интересам. Ими движет внутренний снобизм по отношению к соседям, соратникам и одноклассникам — обычная для современного Петербурга история. Людей больше интересует их самость, нежели развитие и распространение идеи».

Карта Ингрии, 1665 год
Карта Ингрии, 1665 год

* * *

Эстетика ингерманландского регионализма вновь стала входить в моду среди образованной молодежи в последние несколько лет. Так, в одном из главных баров петербургской интеллигенции «Хроники» подают фирменный коктейль «Свободная Ингрия», в твиттере и фейсбуке часто можно встретить хэштег #ИБС (Ингрия будет свободной), а флаг Ингерманландии (сине-красный крест на желтом фоне), придуманный в 1919 году как полковое знамя одной из финских воинских частей, стал неотъемлемым атрибутом почти любой протестной акции в городе.

Задержанный в конце мая Артем Чеботарев действительно увлекался ингерманландскими идеями и был администратором группы «Свободная Ингрия», но не был заметным гражданским активистом. Местные антифашисты характеризуют его как «нациста», а сторонники Ингрии из числа футбольных фанатов описывают его так: «Очередной сошедший с ума айтишник, безобидный тип, по сути». По убеждениям Чеботарев близок к радикальному национализму (при обыске у него изъяли как изображения свастики, так и флаги Ингрии) и одновременно исповедует одну из версий праславянского язычества. Как объясняют его единомышленники, еще не факт, что уголовное дело на него связано с Ингерманландией — возможно, речь идет о комментарии, который он оставил в связи с ситуацией на Украине.

Основатель паблика «Ингерманландия» «ВКонтакте» Дмитрий Витушкин в беседе с «Медузой» вспомнил, что Чеботарев создавал организацию под названием «Ингерманландский языческий фронт». «Мало что про это знаю, так как сам я — не язычник и особо не интересовался», — уточнил Витушкин. По его словам, он общался с Чеботаревым еще в «нулевые» и запомнил его как «спокойного и мирного человека, сильно отличающийся от того образа, который он себе зачем-то создал в сети». Кроме того, говорит Витушкин, различные группы и движения сторонников Ингрии не имеют никакого отношения ни к экстремизму, ни к сепаратизму. Максимум, что они хотят — это объединение Петербурга и Ленинградской области в единый субъект федерации с приданием ему республиканского статуса и возвращением региону исторического названия Ингрия.

Даниил Александров

Санкт-Петербург