игры

Таинственные истории следователя Карасик 7 детективных загадок: ностальгическая игра «Медузы»

Meduza
08:47, 29 мая 2016

Дженни Курпен

Сотрудники «Медузы» очень любят детективы, загадки и новости. Объединив три эти вещи — и вдохновившись классическими журнальными детективными задачками 1960-х годов, «Медуза» придумала истории про следователя Карасик, которой приходится распутывать самые сложные современные дела. Это ностальгическая игра, поэтому в ней нет соревновательности (и результат, как в обычных тестах «Медузы», расшарить не получится). Просто читайте, разглядывайте иллюстрации, размышляйте над разгадкой и проверяйте, подсмотрев ответ, то есть нажав соответствующую кнопку. Совпадения с реальными новостями почти случайны.

Следователь Карасик и зеленые человечки

Дженни Курпен

В апреле у следователя Карасик был только один выходной — и тот выдался дождливым. Карасик решила сходить в книжный магазин возле станции метро «Маяковская». Вдруг по рации передали сообщение о том, что на детском празднике в библиотеке как раз рядом с книжным произошло чрезвычайное происшествие: женщина в дождевике облила детей зеленкой. Следователь Карасик бросилась на место преступления. Маленькие зеленые дети были окружены толпой людей с георгиевскими ленточками, но никто из них ничего не видел. Следователь Карасик попросила всех оставаться на своих местах.

— Скорее бегите туда, — сказала женщина, стоящая рядом с припаркованным у библиотеки автомобилем. — Я как раз подъезжала и видела, как люди с пузырьками зеленки побежали в сторону «Баррикадной».

— Спасибо. Все могут расходиться, — сказала следователь Карасик. — А вы, пожалуйста, пройдите со мной.

Что, кроме георгиевской ленточки, выдало преступницу?

Следователь Карасик и оппозиционер Татарков

Дженни Курпен

Посреди дня в кабинет к следователю Карасик ворвалась телевизионная бригада с включенной камерой.

— Что стряслось? — взволнованно спросила Карасик. Она не была на рабочем месте целую неделю и еще не успела войти в курс дел.

— Уникальный документ о причастности Госдепа к российской оппозиции. Только что мы перехватили его у курьера на выходе из посольства США. Отправляйте бригаду к оппозиционеру Андрею Татаркову, — на одном дыхании произнес телеведущий, глядя прямо в камеру, и бросил следователю Карасик документ на стол.

Следователь Карасик только что вернулась с Бейкер-стрит, где обменивалась опытом с лондонскими детективами, поэтому провести ее было трудно.

— Вы лжете, — сказала Карасик. — Уходите из моего кабинета, пока я не задержала вас за мошенничество.

Что, кроме нелюбви к телевизионщикам, заставило Карасик усомниться в подлинности документа?

Следователь Карасик и дом ветеранов

Дженни Курпен

Неделя выдалась тяжелая: следователя Карасик то и дело дергали из-за происшествий накануне Дня Победы. Пришлось работать даже в выходные, из-за чего Карасик не успела отвезти на дачу рассаду огурцов. Наконец свободный день! Карасик очень надеялась выспаться, но в девять утра ее срочно вызвали на новое дело. Кража в доме престарелых. Минут через 40 Карасик уже была на месте.

В комнате пожилого профессора Анискина все было вверх дном.

— Кощунственное ограбление, — всхлипывал профессор Анискин. — Вчера в полдень я ушел к своему боевому товарищу отмечать День Победы и остался у него ночевать. Вернулся сегодня утром, а все перевернуто.

Анискин откашлялся и продолжил:

— Здесь было все: мои награды, мои накопления… Я ведь копил на квартиру, чтобы остатки дней прожить достойно и с собственной ванной… — причитал профессор.

Вдруг из-под кровати донесся до боли знакомый Карасик звук будильника.

— О, будильник — значит, мой любимый криминальный сериал сейчас начнется. Я всегда ставлю его, чтобы не пропустить сериал в общей комнате, — сказал профессор Анискин.

— Вы теперь сами — герой криминального сериала, профессор Анискин, — медленно произнесла Карасик. — При всем уважении, я вынуждена задержать вас. Вы все подстроили сами, чтобы выбить квартиру у государства!

Что, кроме презрения к криминальным сериалам, в которых одна только выдумка, заставило Карасик подозревать профессора Анискина?

Следователь Карасик и сотрудник службы безопасности

Дженни Курпен

Уже месяц следователь Карасик работала без выходных. Ей поручили заниматься подозреваемыми по «болотному делу» — даже повышение обещали, когда все закончится. Сегодня к ней должен был прийти пострадавший сотрудник службы безопасности. Он требует для подозреваемого самого большого срока и миллион рублей в качестве компенсации ущерба. «Может, бросить все и уехать за город», — думала следователь Карасик, глядя на распускающиеся почки липы за окном.

В этот момент в кабинет вошел, опираясь на палочку, крупный мужчина в штатском.

— Я не работаю с того самого дня. Ходить не могу, даже наступить больно, семья голодает, у меня мама-инвалид на иждивении и трое детей, — начал свой рассказ пострадавший. — Миллион — это самый минимум, который поможет мне восстановиться. Работать, конечно, уже вряд ли смогу. Но хоть на социальном такси смогу передвигаться, знаете, как дорого мне сюда было добираться.

— Да ну вас, — сказала Карасик, отвернувшись опять к окну. — Все это дело выеденного яйца не стоит, а вы попросту врете. Не буду я вести это дело. Уходите.

Что, кроме весны за окном, заставило следователя Карасик отказаться от такого перспективного дела?

Следователь Карасик и валютная ипотека

Дженни Курпен

— Все украли, я требую признать это форс-мажором и закрыть мою ипотеку, — женщина в леопардовом пальто уже час терлась в кабинете следователя Карасик.

По словам пострадавшей, ее ограбили по дороге к банку, где она собиралась выплатить последний ипотечный взнос.

— Эта карточка у меня только для ипотеки. Я всегда накануне выплаты снимаю одну и ту же сумму и иду в обменник. Так и вчера — сняла, поменяла рубли на доллары и спрятала их в сумочку. Сегодня в очереди они исчезли. Вот, посмотрите, — бросила женщина бумажку с банковской выпиской на стол. — Здесь указано, что я их сняла.

Следователь Карасик внимательно посмотрела на женщину:

— Знаете, кажется, вам все-таки придется отдать свое шикарное пальто в ломбард и закрыть ипотеку, если она у вас вообще есть. И хватит морочить мне голову!

Что, кроме стилистического отторжения, заставило следователя Карасик прогнать женщину из кабинета?

Следователь Карасик и перелетная девочка

Дженни Курпен

— Срочно прыгайте в машину и марш в аэропорт, — крикнули следователю Карасик по рации.

По дороге в Шереметьево следователь Карасик узнала подробности столь срочного вызова. Встречать предстояло рейс из Петербурга, которым вот-вот должна была прилететь 11-летняя девочка-беглянка. Каким-то образом девочка пробралась на рейс, и ее надо было опознать и задержать на выходе. Следователь Карасик застряла в пробке, так что успеть встретить девочку никак не получалось. «Провал», — решила Карасик, пробираясь сквозь толпу каких-то школьников, обсуждавших школьную экскурсию в Эрмитаж и Русский музей.

— Вы не видели 11-летнюю девочку без родителей? — спросила отчаявшаяся Карасик.

— Я видел, — сказал то ли мальчик, то ли девочка в шапке до самого носа. — Она стоит на паспортном контроле, вы еще успеете ее поймать.

— Очень хорошо, вот ты-то мне и поможешь, — сказала следователь Карасик и мягко, но уверенно взяла законспирированную беглянку под руку.

Что, кроме неясной половой принадлежности, вызвало подозрение у следователя Карасик?

Следователь Карасик и виолончель

Дженни Курпен

— Поймите, я все свои деньги трачу на виолончели. Я покупаю инструменты себе, я очень известный виолончелист, сиротам я тоже покупаю, даже в государственные садики я недавно купил партию отличнейших виолончелей, — докладывал разнервничавшийся маэстро.

Этим утром, по словам маэстро, вернувшись из дальней командировки, он обнаружил полный разгром в квартире. Украли драгоценнейшие инструменты, и теперь он мог претендовать на многомиллионную компенсацию от аффилированной с ним государственной страховой компании.

Следователь Карасик и ее команда молча производили опись, стараясь не удивляться стоимости каждого из 50 украденных инструментов. Маэстро не переставал вздыхать и причитать.

— Ну вот, теперь мне весь этот разгром разбирать, — расстроился маэстро, копаясь в каком-то мусоре на полу. — Эти воры еще и деревяшек каких-то накидали…

Следователь Карасик резко развернулась и скомандовала: «Взять его!»

Что, кроме любви к струнным, заставило Карасик передумать?