Перейти к материалам
истории

Палочная профдеформация Монолог сотрудника прокуратуры Санкт-Петербурга: «Медиазона»

Источник: Медиазона
Алексей Сухов / «Медиазона»

Бывший сотрудник одной из районных прокуратур в Санкт-Петербурге, уволившийся в 2015 году, рассказал журналисту «Медиазоны» Максиму Солопову о том, как устроена прокурорская работа. По словам собеседника издания, который не стал раскрывать своего имени, прокуроры в России «управляют судом» и «пишут приговоры», а за «оправдашки» — оправдательные приговоры — выписывают наказания. 

Сотрудник прокуратуры, с которым побеседовала «Медиазона», занимался в основном гражданскими процессами и надзором за полицией, что считается в прокурорской среде грязной работой. Прокуратура — орган, координирующий ведомства, борющиеся с преступностью; в том числе она отвечает за эффективность работы полиции. В реальности прокуратура закрывает глаза на процессуальные нарушения, потому что полиция завалена работой и не в силах оформлять все дела по правилам. 

Деятельность сотрудников прокуратуры состоит из двух частей — борьбы за соблюдение законности и создания видимости этой борьбы для начальства, рассказывает собеседник «Медизоны». Пять дней в неделю уходит на создание видимости и только два выходных — на иски в интересах граждан. В судах прокуратура тесно сотрудничает с судьями, которым часто не хватает опыта даже для того, чтобы подсчитать срок наказания. Приговоры нередко пишут прокуроры; оправдательных приговоров («оправдашек») почти не бывает, потому что за ними следуют дисциплинарные взыскания. Никто из прокуроров не берется за дело, если не уверен, что оно «верное»; наказание за оправдательный приговор впоследствии может стать поводом для понижения или даже увольнения при переаттестации. 

Бывают случаи, когда прокуроры заменяют коллегу и приходят в суд, вообще ничего не зная о деле. В этой ситуации сотрудники прокуратуры делают все, что говорит судья. Замена прокурора — распространенная процедура, сам собеседник «Медиазоны» не раз представлял обвинение в судах по делам, о которых ничего не знал. По его словам, на низком уровне в прокуратуре коррупция не распространена; нет тут и особо высоких зарплат. Тем не менее, сотрудники осведомлены о взятках в высших прокурорских кругах. Они не были удивлены фильму Фонда борьбы с коррупцией про генпрокурора Юрия Чайку. Однажды автору монолога предлагали деньги за «решение вопроса» с незаконными мигрантами на стройке, но он отказался: важнее было получить «палку» (выполнить план по выявленным преступлениям), чем деньги. Такая «палочная профдеформация» помогает бороться с коррупцией, но только на низовом уровне, считает он. 

По словам собеседника «Медиазоны», он пошел в прокуратуру ради юридического опыта. Свое впечатление от прокуратуры и других силовых служб он описывает так: «Вся правоохранительная система работает над тем, чтобы показать, что она работает».

Вот у нас идут политические процессы над Савченко, над Навальным. Там судьи, прокуроры делают все не потому, что они сволочи, а потому что у них дети есть, которых нужно кормить. Почему нет Д'Артаньяна? Почему никто не бунтует? Легко, конечно, работать в прокуратуре тем, у кого есть знакомый бизнесмен, который говорит: «Я тебя всегда юристом к себе возьму». Но таких единицы.

Медиазона