Перейти к материалам
истории

Верхом на мамонте Надежда Вайнер — о шутере в первобытном мире Far Cry Primal

Источник: Meduza
Ubisoft

В конце февраля на Xbox One и Playstation 4 (а чуть позднее и на PC) вышел шутер Far Cry Primal — продолжение популярной игровой серии, действие в которой на этот раз разворачивается в первобытном мире. Никаких дробовиков и автоматов, только лук, силы природы и умение приручать диких животных.  Журналистка Надежда Вайнер поиграла в Primal и рассказывает о впечатлениях. 

Разработчики сериала Far Cry в новой части Primal сделали изящный пируэт и все поменяли, одновременно не изменив ничего. Две предыдущие игры в серии Far Cry были, по большому счету, о двух вещах — о красотах природы и о том, что бывает, когда обычный горожанин попадает в эпицентр разборок на краю света. О том, как быстро мы перестаем быть «обычными горожанами» в такой ситуации. И немного — о поиске своего места среди тех, за чьи интересы мы тут кого-то убиваем. Я все-таки «свой» или просто еще один инструмент в маленьких политических войнах?

Моя большая деревня

В Primal таких размышлений нет. Племя — вот оно, принадлежность к нему действительно написана на лице в виде боевой раскраски. Мотив предельно прост: бей чужих, чтобы эти посторонние гоминиды не успели убить тебя, твоих друзей и родственников, и расплодиться. В конце концов, это ведь твой потомок должен дать миру Эйнштейна, Гоголя и Дональда Трампа, а из чужого племени неизвестно что появится. Главная цель героя, могучего охотника Таккара — отстаивать интересы разобщенного племени Винджа, распространять его влияние и захватывать новые земли в Урусе (так называют свой мир аборигены).

Игровая составляющая Far Cry изменений почти не претерпела. Да и зачем — именно по ее образцу сейчас делают большинство игр с открытым миром, и пока не надоедает. Вот карта, на которой полно заданий. Вот вышки и лагеря, которые надо зачистить. Попутно нужно собирать все, что растет и валяется на земле, и охотиться на местную фауну. Меняется только наполнение: в роли фауны тут саблезубые тигры и пещерные львы, а вместо Калашникова — примитивный лук. Кто зазевался — того съедят.

Но этот новый старый мир сделан с такой любовью и таким вдохновением, что даже меня, не самого большого поклонника Far Cry и его клонов, он затянул. Местная природа очень, очень красива и разнообразна. Непонятно, что там с формальной логикой и исторической достоверностью, но от рощи с обезьянами до ледника можно добраться за несколько сотен шагов.  В лесу тут всегда есть чем заняться и это всегда весело.

Far Cry Primal — Beast Master Trailer [EUROPE]
Ubisoft

Ручной лев

Для меня поворотным моментом в Far Cry Primal, с которого я поняла, что это долгая любовь, стало приручение животных. Это довольно нечестная механика, но она здорово меняет игру для тех, кто, как я, не очень хорош и в дальнем, и в ближнем бою и предпочитает тактические решения экшену. Животных-компаньонов тут два вида: воздушное (сова) и наземное (почти любой обитающий в Урусе хищник, кроме разве что крокодила). С какого-то момента животные становятся самым эффективным оружием при захвате новых точек. Сова выясняет обстановку, определяет, кто из врагов отвечает за вызов подмоги и (вероятно, телепатически), передает эти сведения хищнику. А он быстро убивает наиболее опасного врага. После этого остается только прикончить пару дезориентированных противников и поджечь сигнальный костер. Если одного зверя убивают, ему на смену из пула прирученных животных можно сразу же призвать другого, прямо посреди того же боя. А потом — воскресить всех убитых любимцев, используя цветок, который тут растет на каждом шагу.

Но для меня местные животные — не только оружие. Я, может, всю жизнь хотела, чтобы у меня был ручной волк, которого можно чесать за ухом, а он бы смотрел большими оранжевыми глазами и не пытался убежать или вцепиться в глотку. 

Ну и наконец — тут можно ездить верхом на медведе. И на мамонте. Если вы не мечтали об этом в четыре года, когда только научились выговаривать слово «велоцираптор», не знаю, чем еще вас можно пронять. Я вот мечтала.

Саблезубого тигра и мамонта в самом начале, конечно, не выдают. Знания о том, как обращаться с животными, оружием и травами Таккар получает, когда встречает в Урусе самых мудрых и одаренных Винджа — от великой охотницы до воина и оружейных дел мастера. Их нужно привести в лагерь, чтобы они согласились научить племя новым навыкам. Древо умений в игре иллюстрирует, что сила — в единстве. У Таккара мало личных умений, которые он получает без посторонней помощи, они по большей части связаны с выживанием, а остальные навыки раскиданы между особыми персонажами. Один лишь шаман и никто кроме шамана не расскажет, как приручить медведя, а знание, как тихо свернуть шею, может дать только воин. Выжить и развиться без помощи племени, как ни крути, не получится.

Far Cry Primal — Official Reveal Trailer [EUROPE]
Ubisoft

Попасть под мамонта

Таккар — мастер на все руки, он одновременно и великий охотник, без которого не получится убить мамонта, и детектив, которому надо выяснить, с чего вдруг вода в реке стала ядовитой. Миссии, сюжетные и несюжетные, в Primal однообразны и забавны, как и в любой части Far Cry. Пойди туда, найди там нечто, а когда тебе кто-то встретится или помешает, убей его. И неважно, волк это, мешающий охотникам, или вождь племени людоедов. Драмы во всех историях примерно одинаково. Мотивы всех героев понятны почти сразу, сложного безумия Far Cry 3 и 4, свойственного XXI веку, от сотого века до нашей эры ждать не стоит. Ешь или будь съеденным, убивай или умри, оседлай мамонта или попади ему под ноги, вот и весь выбор.

Но я готова это пережить, если взамен дают первобытный лес в сразу нескольких климатических зонах с их интересной фауной. Я много раз обходила двух дерущихся медведей со словами «так, парни, у вас тут своя вечеринка, и нам делить нечего» — к взаимному удовлетворению всех сторон. Тундра с охотой на яков, пустыни и обезьяны, условная средняя полоса с медведями и волками — везде есть, кого убить и кого полюбить.

Убивать тут нужно много. Таккару, что логично, постоянно нужны шкуры. Что менее логично, но традиционно для Far Cry, ему нужны шкуры не просто животных, а особых разновидностей, и не для красоты, а непосредственно для продвижения по сюжету. Почему это шкура обычного яка греет хуже, чем белого? Ответа на этот вопрос нет, а необходимость долго выслеживать особого зверя — есть, иначе дальше не пройдешь.

Герой пользуется особым охотничьим зрением, которое позволяет ему видеть животных, противников, полезные ресурсы и массу других важных вещей. Иногда это похоже на аналогичную функцию в последнем «Ведьмаке». Как и там, например, в Primal можно увидеть в воздухе полосу запаха, но не демонического создания, а особого зверя.

Primal не предлагает каких-то революционных механик. Если вы мечтали о чем-то новом, то нет: это старый добрый Far Cry, только противники тут стали еще чуть-чуть глупее. Разработчики этого и не скрывают — на месте даже талисман последних частей сериала, Херк. Вернее, Урки, его давний непоседливый предок, который отвечает за комическую часть игры. Ну, если считать смешными шутки про то, может ли человек научиться летать с помощью рыбы, черепахи и пары перьев или годится ли против хорошего копья ожерелье из пары камней. Кроме него тут харизматичных персонажей нет, и это немного обидно.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Надежда Вайнер

Москва

Реклама