полигон

Как вести эфир в условиях ЧП «Губин on air. Внутренняя кухня радио и телевидения». Советы журналистам

Meduza
Фото: Юрий Машков / ТАСС

Издательство «Альпина Паблишер» в январе 2016 года выпустило книгу журналиста Дмитрия Губина «Губин on air. Внутренняя кухня радио и телевидения» — это серия лекций и советов о работе в СМИ, основанных на личном опыте автора. Губин — журналист телеканала «Совершенно секретно», обозреватель радиостанции «Коммерсантъ FM», в прошлом — ведущий программы «Временно доступен» (ТВЦ). «Медуза» публикует фрагмент книги из главы «Кризисный канал: как вести эфир в условиях ЧП».

1. Полный поворот кругом по-английски

Есть в Великобритании радиостанция Radio 5 Live, входящая в состав «Би-би-си», на которой записные программы отсутствуют в принципе. Только живой эфир. Она дико популярна среди молодых и продвинутых. И я как-то сидел там в редакции одним прекрасным утром и от нечего делать спрашивал, почему бы не записывать заранее то, что на «Би-би-си» называется пакетом (с интервью, музыкой, интершумами, ведь можно сделать качественный монтаж!), а мне отвечали:

— Ты ничего не понимаешь. Потому что, во-первых, есть презентер, ведущий, он контролирует ритм, темп, характер, повороты эфира, и он соответствует типу нашего радио. А главное — это удобно на случай, если будет происходить что-то неожиданное.

— В каком смысле неожиданное?

И вот тут все началось.

Был у них в эту минуту в эфире, насколько я помню, архиепископ Кентерберийский. У Radio 5 Live есть такие машины со спутниковыми передатчиками, называются radio cars, они могут приехать к гостю поутру и вывести его в эфир без потери качества звука. Вот такая машина приехала к архиепископу. И в тот момент, когда архиепископ давал интервью, пришла новость, что несколько игроков футбольной команды высшей лиги Leicester City, «Лестер Сити», обвиняются в изнасиловании местных барышень во время сборов в Испании — они арестованы и находятся в тюрьме. В помешанной на футболе Англии это, что называется, breaking news — чрезвычайная новость, новость номер один. Архиепископа очень вежливо, но очень быстро выводят из эфира, и начинается совершенно невообразимое. «Как нам только что сообщили, несколько игроков клуба Leicester City, упорно борющегося в этом сезоне за право остаться в премьер-лиге, арестованы на юге Испании. С нами на связи корреспондент из Барселоны такой-то. Что происходит?» Корреспондент: «Они вчера были на тренировочных сборах под Барселоной. Примерно в четыре утра три девушки, с которыми они проводили время накануне в баре, обратились в полицию и заявили, что футболисты затащили их в свои номера и принудили заняться сексом». — «Понятно. Мы только что установили связь с тренером Leicester City, но вы, пожалуйста, оставайтесь с нами».

То есть в верстке утреннего эфира, так называемом running order, после интервью с архиепископом значился приход в студию писательницы, сочинившей модный роман, потом предполагалось включение со скачек, потом — обсуждение проблем образования в школах, и министр образования уже был на подъезде… Все, до свиданья, господин министр! То свиданья, миссис писательница! Арест футбольной команды — это событие вселенского масштаба, абсолютно все планы меняются.

Radio 5 Live — это единственная из известных мне британских радиостанций, рассчитанная и заточенная под то, что в любой момент что-то может произойти, и эфирную сетку нужно будет спешно менять. И новость начнет развиваться на ваших глазах. В течение двух с половиной часов, что я у них сидел, они связались не только с тренером команды, но и с англоговорящими юристами в Испании, с юристами в Лондоне, они связались с бывшими игроками этой команды; потом стали выяснять, почему сборы проводятся не в Англии. Потом они позвонили в женский журнал и допытывались, как женщины себя ведут по отношению к футболистам. Потом они связались с женой кого-то из арестованных футболистов, которая швырнула в ярости трубку. Они выдали в эфир полный бэкграунд команды и арестованных игроков, они вертели так и эдак эту новость, они развивали ее в прямом эфире, и это катило и катило. Запланированная верстка была полностью отменена. Больше двух с половиной часов наблюдения за этим безобразием мои слабые нервы не выдержали. Я ушел.

2. Российский опыт: «пять минут на сборы»

В отличие от Radio 5 Live, радиостанции в России, на мой взгляд, не должны в случае ареста игроков «Спартака» резко менять свой эфир. Однако бывают исключительные события, когда продолжать работу в обычном режиме уже невозможно.

Одним прекрасным октябрьским вечером 2002 года я сидел на кухне московской квартиры, вкушая полезный и питательный ужин, состоящий из китайской капусты с оливковым маслом и пельменей со сметаной, подо что, знаете ли, неплохо бывает пропустить склянку белоголовой. Я поднес ко рту заиндевевшую рюмку. Тут раздался звонок от моего шефа: «У меня к тебе только один вопрос: ты сегодня уже пил?» Рука моя дрогнула, граммов двадцать алкоголя обожгли пищевод. Я сказал: «Любой ответ будет неверным». — «Тогда немедленно в машину — и в студию». — «Что случилось?». — «Черт его знает. Но прошло сообщение, что захват на мюзикле „Норд-Ост“. Ворвались какие-то военные». Вот это первая информация, которую мне сообщил генеральный директор. Действительно, непонятно, кто захватил, как захватил, сколько там людей — охрана, что ли, перепилась? А может, это какой-то идиот позвонил в эфир радиостанции по мобильнику, а может, ему все показалось, а может, военные эти — актеры из самого мюзикла и это у них такой творческий прием?

Словом, вопросов много. Еще и потому, что обычно в России, когда в помещение вбегают люди в черных масках и кричат: «Всем лежать!», это означает, что ты кому-то не заплатил, и у тебя случилась внеплановая проверка финансовой отчетности. У нас к этому привыкли. Но когда я через 20 минут был в Останкине, уже было понятно, что на этот раз все очень серьезно.

3. Чрезвычайная ситуация: первые действия ведущего

Вот что-то чрезвычайное произошло в стране или в мире, но этого еще почти никто не знает. Ты заходишь в студию, но у тебя еще ничего нет. Ты успел только прочитать короткие «молнии», которые тебе дали по пути. Ты выходишь в эфир, дождавшись логической паузы в текущей программе. Потому что есть руководители телевидения, которые считают, что гибель, скажем, Масхадова — это повод прервать 8 марта праздничный концерт и заставить Децла застыть с открытым ртом на экране, но я так не считаю. Так вот, в текущем эфире возникает логическая пауза, режиссер уводит звук, дает джингл, и ты говоришь: «Здравствуйте, мы вынуждены прервать наши программы. Сегодня в такой-то час по московскому времени в США произошла чрезвычайная ситуация. Согласно той информации, которой мы располагаем к этому моменту, минимум два пассажирских самолета, где было до 500 человек на борту, врезались в здание Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, состоящее из двух башен-небоскребов высотой 100 с лишним этажей. Еще один самолет врезался в здание Пентагона в Вашингтоне. Кроме того, по различным, пока еще противоречивым данным, в воздухе в эту минуту может находиться до трех самолетов, не отвечающих на сигналы диспетчерской службы. Мы будем рассказывать вам об этом в ближайшие часы. С вами Дмитрий Губин. А теперь события так, как они происходили». У меня нет ничего, но я выдаю первый текст. Но за время между звонком во время ужина и моим выходом в эфир предпринимается несколько важных действий.

Первое действие — принимается решение об изменении сетки. Радиостанция переходит на 15-минутный или даже 10-минутный шаг выпуска новостей. Новости четыре раза в час, а иногда и шесть раз в час, если происходит что-то экстраординарное и событие развивается стремительно. По-моему, когда штурмовали «Норд-Ост», мы давали новости каждые десять минут.

Второе действие — выбирается ведущий информационного канала. Не важно, кто им станет, штатный сотрудник или внештатный. В студию вытаскивается человек, имеющий самый большой опыт разговорной работы в эфире без подготовки. Скорее всего, это не новостник: они, как правило, импровизировать не умеют. Скорее всего, им должен стать ведущий политического ток-шоу или интерактивных программ. Потому что ему придется принимать очень много звонков, общаться с самыми разными людьми.

Если такого нет, то первые три часа должен вести программу руководитель информационной службы или главный редактор, имеющий опыт работы в эфире. Мы пробовали разные временные отрезки и пришли к выводу, что три часа оптимальны. Затем будет перерыв, главного ведущего заменят на два часа другим человеком и, если остались силы, потом вернут в эфир первого. Еще на три часа. Больше шести часов, как правило, в эфире никто не выдерживает.

То есть в чрезвычайных ситуациях график работы первого ведущего может выглядеть так: три часа работы, потом перерыв, еще три часа.

Третье действие — мобилизуется (формируется) усиленная новостная бригада. Вызваниваются все, кто может приехать в студию. О задачах, которые перед ними должны быть поставлены, стоит сказать особо.

Фото: APG / Alamy / Vida Press

4. Работа новостной бригады

Пока собираются корреспонденты, им по телефону дается первое задание: выкопать из компьютера все контакты, которые могут оказаться хоть сколько-то полезными в данной ситуации. Вообще все. Нам, если так можно сказать, повезло 11 сентября 2001 года, потому что в тот момент, когда в Нью-Йорке все происходило, в Америке находились бывшие сотрудники «Вестей». Они очень быстро нашли все свои нью-йоркские, вашингтонские контакты, контакты в Пентагоне, Лондоне, в других местах и странах, которые так или иначе могли иметь отношение к происходящим событиям. Это они вывели нас на ньюсмейкеров, экспертов и очевидцев, без которых невозможна работа в чрезвычайном эфире.

Помимо выпусков новостей каждые 10 или 15 минут, новостная бригада обязана приносить ведущему все «молнии», все информационные сообщения с пометкой «срочно». Прямо ведущему в студию, неважно, говорит он в этот момент по телефону с президентом США или читает собственный текст. Это вторая задача, которую они выполняют.

Третья задача: они начинают создавать профайл, который одновременно готовит еще и ведущий. Я, например, во время выпусков новостей заходил в интернет и искал там ответы на вопросы:

— Что такое Всемирный торговый центр?

— Что такое башни-близнецы и какова их конструкция?

— Сколько там было окон, как их мыли, сколько там было лифтов, с какой скоростью они передвигались?

— Сколько людей могли вместить эти здания? Сколько и каких компаний имели там офисы?

— Что такое ресторан «Окна мира», на каком этаже он был расположен? В какое время там завтрак, обед, ужин; кто обычно его посещает?

— Какова служба охраны?

— Далеко ли находится аэропорт имени Кеннеди от Манхэттена?

— Какова заправочная масса «Боинга-747»?

— На сколько пассажиров он рассчитан?

То есть нужна любая информация, которую только можно собрать по этой теме. Все свободные люди — за компьютеры и носом землю рыть! Необходимо сформировать файл, который затем будет играть очень и очень важную роль в моей работе ведущего. Причем рубрицированный файл. Я уже понимаю, какие мне нужны главы. Например, «Самолет»: какие есть типы «Боингов», сколько тонн топлива на их борту при взлете? Какой у них размах крыльев? Ведь если мне известен размах крыльев, то я могу сопоставить его с шириной здания, и она мне тоже должна быть известна. Вторая глава, например, «Аль-Каида» (организация запрещена в России). Третья — «Теракты в США». Четвертая — «Стальные конструкции и температура их плавления» и т. д.

5. Ведущий превращается в главного

Даже продюсер выпуска, который, безусловно, является самым главным в эфирной бригаде, в чрезвычайной ситуации на какое-то время отходит на второй план. Порядок формирования и выдачи информации в эфир начинает формировать сам ведущий, потому что никакого сценария нет и не может быть. Повторяю, большая ошибка — выпустить в эфир кого-то из новостников. Должен быть совершенно спокойный человек, который не растеряется в любой производственной ситуации, в том числе и тогда, когда оборвались сразу три телефонных звонка, заклинило агентство, не работает интернет, а вся имеющаяся информация повторена в эфире уже четыре раза.

Второй момент относительно ведущего: он не должен быть пассивен по отношению к бригаде новостей. Например, разговаривая с министром иностранных дел Израиля (в тот момент, когда он отвечает), ты успеваешь нажать «кнопку для кашля» (которая отключает эфирный микрофон) и сказать: «Ребята, мне срочно нужно: найдите, что там у нас по терактам в Израиле». Потому что я знаю, что третий или четвертый у меня вопрос будет по последним терактам. И тебе за две-три минуты новостная бригада успеет подготовить информацию. 

<…>