Перейти к материалам
истории

1998 год и другие страшилки Что напредсказывали российские экономисты на Гайдаровском форуме

Источник: Meduza
Фото: Александр Астафьев / ТАСС / Scanpix

Гайдаровский форум — одна из немногих площадок, на которых собираются вместе как представители Минфина, Минэкономразвития и Центробанка, так и экономические эксперты, не связанные (по крайней мере, сейчас) с властью — например, руководитель Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин. В условиях падения цен на нефть до уровня 30 долларов за баррель они соревновались в том, кто сделает прогноз мрачнее. При этом премьер-министр Дмитрий Медведев уверял, что ситуация хоть и сложная, но хорошая, а вице-премьер Игорь Шувалов вообще сказал, что правительство за год не совершило ни одной крупной ошибки. Может быть, поэтому президент России Владимир Путин уже после завершения работы форума заявил, что не будет ничего «резко менять» в экономике. 

Паника

Это слово употребил заместитель министра финансов Максим Орешкин. По его словам, в Минфине разделяют точку зрения, что нефтяной рынок находится «в состоянии паники». Орешкин отметил, что рост цен на нефть будет, но они вряд ли вырастут больше, чем до 50 долларов за баррель. При этом при цене в 40 долларов экономику России ждет нулевой рост. Заместитель министра добавил, что из-за ситуации на нефтяном рынке в РФ в ближайшие месяцы будут закрыты несколько отдельных добывающих проектов. 

Повышение налогов

О нем говорил глава Комитета гражданских инициатив и бывший министр финансов Алексей Кудрин. По его мнению, повышение налогов неизбежно, поскольку бюджет верстается с дефицитом, а цены на нефть продолжают падать. При этом Владимир Путин неоднократно обещал не повышать налоги на граждан до 2018 года (косвенные сборы при этом растут постоянно). Альтернативой росту налогов, по мнению Кудрина, могут быть структурные реформы, например, повышение пенсионного возраста.

Убытки

В Минэкономразвития подсчитали: в 2015 году Россия потеряла от европейских санкций 25 миллиардов долларов, Европа от российских — 50 миллиардов евро. Об ущербе для России от введенных ею антисанкций не говорилось ни слова, а ведь получилась бы значимая сумма — нет сомнений, например, что запрет на поставку продуктов из Европы разогнал инфляцию. Именно их отмену многие экономисты (например, Константин Сонин) считают лучшей антикризисной мерой — из тех, которые в состоянии принять Россия. 

Сокращение расходов бюджета (за исключением социальных и оборонных)

О том, что правительство намерено сократить бюджетные расходы на 10%, стало известно 11 января из заметки Reuters, которая ссылалась на анонимные источники. На Гайдаровском форуме эту идею обсуждали уже в явной форме. Правда, выяснилось, что многих статей бюджета сокращение не коснется. «Это все-таки такая фигура речи — 10%. Есть статьи, которые не подлежат никакому сокращению. Это в основном, конечно, социальные статьи бюджета», — заявила вице-премьер Ольга Голодец. Министр финансов Антон Силуанов добавил, что и военные расходы сокращаться не будут. 

В то же время Алексей Кудрин считает, что при сохранении текущих цен на нефть сокращение на 10% недостаточно — нужно будет больше. 

1998 год

Им на Гайдаровском форуме пугал участников Антон Силуанов. Он напомнил, что в 1998 году бюджет сам подстроился под новые экономические условия с помощью инфляции. Точно так же может произойти и в этот раз, если вовремя не сократить расходы бюджета и, следовательно, не дать инфляции серьезно вырасти. «Можем ли мы сейчас себе такое позволить? Конечно, это неправильно. Это худший вариант развития», — заявил Силуанов. 

Все сложно, но хорошо

Министру финансов возразил его начальник — премьер-министр Дмитрий Медведев. По его словам, в России сейчас и близко не наблюдается того, что было в 1998 году, и вообще не нужно поддаваться настроениям «экономического декаданса». «Главный итог прошлого года состоял в том, что наша экономика выдерживает отсутствие прежнего мощного притока нефтегазовой ренты», — уверял собравшихся премьер.

Он также нашел плюсы в снижении курса рубля: «Сейчас условия для реиндустриализации страны даже улучшились, Россия перестает болеть „голландской болезнью“, при которой излишне крепкая национальная валюта делает продукцию собственной промышленности неконкурентоспособной». При этом Медведев все же признал, что вызовы российской экономике сейчас — самые серьезные за десятилетие. 

Вице-премьер Игорь Шувалов утверждает, что правительство справляется с ними хорошо. «Некоторые нас критикуют, считают, что мы действуем недостаточно жестко в рамках бюджетного правила. Но […] наверное, мы все, как нормальные люди в текущих условиях, совершаем ошибки. Но все, что характеризовало нашу деятельность за 2015 год — правительство не совершило ни одной крупной ошибки», — уверен Шувалов. 

Использованы материалы «Интерфакса», ТАССа, РБК и «Ведомостей»

Реклама