истории

«Это война — как внутри страны, так и за ее пределами» Саудовские и иранские СМИ — о новом обострении отношений между государствами

Meduza
Фото: Hani Ali / Xinhua / Sipa USA / Scanpix

В начале января в Саудовской Аравии был казнен известный шиитский проповедник Нимр ан-Нимр, после чего посольство королевства в преимущественно шиитском Иране было разгромлено разъяренной толпой. В ответ Саудовская Аравия и ряд союзных ей государств разорвали с Ираном дипломатические отношения. СМИ двух крупнейших исламских держав совершенно по-разному оценивают все аспекты происходящего: начиная от личности Нимра ан-Нимра и заканчивая последствиями нынешних событий. По просьбе «Медузы» арабист Мурад Асланов и иранист Адлан Маргоев изучили, как описывали события последних дней крупнейшие издания и информационные агентства Саудовской Аравии и Ирана.

«Мученик» или «гадюка»

После своей гибели проповедник Нимр ан-Нимр, боровшийся за права и свободы шиитского населения Саудовской Аравии, превратился для Ирана в святого мученика («шахида»). В самом королевстве ан-Нимр имел далеко не столь однозначную репутацию: для саудовских властей проповедник был в первую очередь смутьяном и идеологом сепаратизма. Ярким примером отношения официального Эр-Рияда к мятежному шейху могут служить заголовки статей саудовских изданий, посвященных его казни. «Отрезали голову гадюке», — пишет достаточно либеральная по саудовским меркам газета «Оказ». «Нимр ан-Нимр — шиитская копия Бен Ладена», — уверена панарабская газета «Аль-Хаят», которая, хоть и базируется в Лондоне, спонсируется саудовской королевской семьей.

Известный медиа-холдинг «Аль-Арабия», также принадлежащий членам королевской семьи, в статье «Иран и „Аль-Каида“: два голоса против наказания террористов» выразил недовольство по поводу ореола славы, которым иранцы окутали образ казненного шейха: «Иранская пресса присудила ан-Нимру звание „аятоллы“, в то время как это — научное звание, которое дается за значительные достижения в богословии, а ан-Нимр — простой оратор, который не оставил после себя никаких серьезных научных трудов, кроме множества видеозаписей, публичных выступлений и публицистических статей», — говорится в статье, опубликованной в качестве выражения мнения руководства холдинга.

Как бы то ни было, смерть ан-Нимра стала для иранцев сродни кончине близкого человека. Ежедневная тегеранская газета «Ресалят», известная провластными консервативными взглядами, в редакционной статье так отреагировала на казнь проповедника: «Убийство лидера шиитов Саудовской Аравии причинило боль сердцу каждого настоящего мусульманина и свободного человека. Казнив шейха Нимра Бакира ан-Нимра, проклятый режим саудитов пролил чистую кровь борца за истинный ислам и показал всем свою реальную сущность: будучи колыбелью ваххабизма и ереси, Саудовская Аравия продолжает поддерживать деятельность таких ужасных террористических группировок как ИГИЛ, „Джабхат ан-Нусра“ и „Джейш аль-Ислам“ в Сирии и в Ираке».

Другое консервативное издание, но уже саудовское — газета «Ар-Рияд» — обвинило иранцев в лицемерии, поскольку те «прекрасно знают, равно как отлично понимал и сам ан-Нимр, что он подчиняется законам Королевства, поэтому любая подобная критика и претензии — вмешательство во внутренние дела и попытка вызвать нестабильность и смуту». Автор упомянутой статьи в «Аль-Хаят» Давуд аш-Шейран, сравнивший ан-Нимра с Бен Ладеном, раскритиковал сакральный образ проповедника: «Он не призывал к мирным реформам, он призывал к сепаратизму. Он прикрывался призывами к „терпимости“, в то время как сам разжигал ненависть и вражду. Он при поддержке Ирана подстегивал народ к вооруженному восстанию, к насилию. Он ничем не отличается от других (террористов) приговоренных к смертной казни».

Саудовские шиитские женщины держат плакаты с портретом убитого проповедника Нимр ан-Нимра на акции протеста 8 января 2016 года в городе Катиф.
Саудовские шиитские женщины держат плакаты с портретом убитого проповедника Нимр ан-Нимра на акции протеста 8 января 2016 года в городе Катиф.
Фото: AFP / Scanpix

Обоюдная ненависть

Полемика саудовских и иранских аналитиков порой переходила в обычную перепалку и взаимные оскорбления. Так, Али Акбари, автор заметки «Власть идиотов», опубликованной в одной из наиболее влиятельных в Иране консервативных газет «Кейхан», назвал правящую династию Аль Саудов «глупцами с грязными помыслами, которые думают, что убийство аятоллы ан-Нимра продлит их правление». «Но будет поздно, — предостерегает он, — когда грязные схемы и интриги врагов Божьей веры обернутся против них самих, и муки их на том свете будут омерзительными».

Саудовцы отвечали ничуть не менее хлестко. «Возмущение Ирана казнью ан-Нимра однозначно свидетельствует о том, что это государство выбрало путь террора и поддержки пятой колонны во враждебных ему странах с целью подорвать стабильность и безопасность в регионе и аравийских монархиях, — пишет аналитик газеты „Оказ“ Джамиль аз-Зияби. — Казнь 47 террористов имела целью защиту саудовского общества и всего человечества от тиранов, убийц, подстрекателей и кровопийц. Мы отрубили голову гадюке и необходимо продолжить это делать, поскольку змеи способны только отравлять своим ядом наше общество, ведя его к погибели и хаосу».

Если официальный Эр-Рияд, комментируя нападение на дипломатическое и консульское представительства королевства в Иране, ограничился тем, что напомнил Тегерану о его «длинном послужном списке нападений на иностранные представительства», то издание «Оказ» задается риторическим вопросом: «Что еще можно было ожидать от иранского режима, спонсирующего терроризм, тогда как 15 миллионов угнетенных граждан этой страны живет за чертой бедности?!».

Представители властей Ирана признали, что нападение иранских граждан на посольство Саудовской Аравии — это нарушение норм международного права, но при этом спикер иранского парламента Али Лариджани назвал последовавший за нападением на посольство разрыв дипломатических отношений неоправданной мерой и «ошибкой» руководства Саудовской Аравии. По его словам, «за последние несколько лет в европейских странах несколько раз нападали на посольство Исламской Республики, но Иран не предпринимал никаких мер по прекращению отношений с этими странами».

Экономические последствия

Иранские аналитики и публицисты единодушно заявляют, что от создавшегося кризиса пострадает не Иран, а именно Саудовская Аравия и другие аравийские монархии, которые «не могут равняться с Ираном в историческом, цивилизационном, культурном и политическом планах, и лишь с точки зрения экономики — благодаря нефтяным ресурсам — смогли найти себе какое-то место в мире». Как пишет обозреватель информационного агентства Fars News Алиреза Кярими, «из Ирана не раз отзывали послов иностранных государств, причем государств, обладающих настоящими границами и претендующих на международное влияние, а не искусственных образований, появление которых связано с изменениями в мировом порядке».

Зеркальный аргумент приводит саудовский эксперт Абдалла Муса бен Тайр. В статье для издания «Ар-Рияд» «Экономика Ирана — главный потерпевший от разрыва отношений» он утверждает, что экономически королевство никак не пострадает от прекращения политических и торговых отношений и приводит три аргумента в подтверждение своих слов. Во-первых, «объем саудовского экспорта в Иран в 2014 году составлял 0% от совокупного экспорта Саудовской Аравии, а импорт из Ирана состоял преимущественно из фисташек, шафрана и ковров». Во-вторых, по мнению бен Тайра, иранские власти проводят протекционистскую экономическую политику, чтобы обезопасить «неконкурентоспособные местные компании» — работать в такой обстановке было и так невозможно. В-третьих, иранские компании лишатся доступа к инвестициям и передовым технологиям Саудовской Аравии и других аравийских монархий, которые могли быть полезны «отсталой транспортной и энергетической инфраструктуре Ирана».

Дым из посольства Саудовской Аравии во время демонстрации и поджога посольства Саудовской аравии в Тегеране 2 января 2016 года.
Дым из посольства Саудовской Аравии во время демонстрации и поджога посольства Саудовской аравии в Тегеране 2 января 2016 года.
Фото: Mehdi Ghasemi / ISNA / TINA / Reuters / Scanpix

Сепаратизм и война

Однако Тегеран угрожает Эр-Рияду в первую очередь не экономическими последствиями разрыва отношений, а политическими. Новостное агентство IRNA — главный рупор иранской пропаганды — предсказывает следующий сценарий развития событий: «Внутри Саудовской Аравии усилятся протесты шиитского населения против властей, и с высокой долей вероятности гражданский протест приобретет насильственную форму. Саудовские шииты могут пересмотреть свою позицию по территориальной целостности Королевства и потребовать отделения шиитских районов страны от суннитских».

Кроме того, иранцы ожидают, что шииты поднимутся против Саудовской Аравии и по всему региону, а на глобальном уровне усилится давление международного сообщества с целью положить конец политике Саудовской Аравии по усилению напряженности на Ближнем Востоке. Саудовские публицисты со скептицизмом восприняли такие предсказания иранских СМИ. В частности, их нисколько не впечатлили ссылки иранцев на протест правозащитной организации Amnesty International по поводу казни Нимра ан-Нимра (как пример осуждения действий королевства международным сообществом). Автор газеты «Оказ» Джамиль аз-Зияби оценил этот протест как «блеяние сомнительной международной организации». Саудовцы предрекают Ирану бойкот со стороны большинства государств-членов ООН.

Иранцы не скупятся на угрозы: «несмотря на представления саудовских властей о том, что им удастся компенсировать свое поражение в регионе и прикрыть провал своей внешней политики усилением напряженности внутри исламского мира, саудитам придется заплатить за содеянное сполна». Эр-Рияд, судя по настроениям, царящим в прессе, не намерен отступать. «Это война, — пишет автор панарабского, но контролируемого саудовцами издания „Аш-Шарк аль-Аусат“ Мишари аз-Заиди, — как внутри страны, так и за ее пределами, а на войне нет места уступкам и компромиссам».

Адлан Маргоев

Москва

Мурад Асланов

Санкт-Петербург