Перейти к материалам
истории

Шершавенькой вам дорожки Недовольные «Платоном» дальнобойщики подъехали к Москве. Репортаж Ильи Азара

Источник: Meduza
Фото: Евгений Фельдамн / «Новая газета»

Уже третий день на подступах к Москве стоят десятки дальнобойщиков, протестующих против «Платона» — системы взимания платы за проезд по федеральным трассам. Фуры припаркованы в Люберцах и Химках; водители ждут коллег из Дагестана и пытаются выработать план протестных действий. В пятницу, 4 декабря, во второй половине дня остановилось движение на МКАД — казалось, что давно уже анонсированная акция протеста началась. Однако выяснилось, что кольцевую автодорогу перекрыли сотрудники ДПС, чтобы пропустить кортеж. Ближе к ночи дальнобойщики решили «разбить лагерь» в Химках на стоянке возле торгового центра «Мега». А утром в субботу некоторые пошли митинговать на Суворовскую площадь. Вместе с ними был и специальный корреспондент «Медузы» Илья Азар.

Мирные планы

Дальнобойщики из Санкт-Петербурга оказались главной движущей силой протеста: еще 24 ноября они устроили пикет возле мэрии своего города. Вечером 3 декабря питерские дальнобойщики добрались до Москвы и встали на Ленинградском шоссе. К ним быстро приехала полиция и оцепила стоянку, не позволяя другим фурам присоединиться к колонне. Ближе к ночи дальнобойщики нашли способы продвинуться еще ближе к столице, заехали на парковку около торгового центра «Мега» в Химках, где и заночевали.

В пятницу утром, 4 декабря, дальнобойщики начали обсуждать дальнейшие планы. Для начала серьезных протестных действий водителям явно не хватало массовости — на стоянке около «Меги» было припарковано 15 фур и еще с десяток легковых автомобилей.

Сотрудники полиции, дежурившие на стоянке, отказывались пропускать к «Меге» новые грузовики, а выпустить те, что приехали ночью, готовы были только в сторону Петербурга. Дополнительную сумятицу днем внесли и новости из Люберец, где встала вторая группа дальнобойщиков. Здесь глава профсоюза водителей-профессионалов Александр Котов объявил о переносе акции на 6 декабря — к этому дню до столицы якобы должны доехать чуть ли не две сотни фур из Дагестана.

Председатель профсоюза водителей-профессионалов Александр Котов
Фото: Александр Рюмин / ТАСС

— Да Котов и до Нового года может акцию отсрочить! — кричал на стоянке в «Меге» один из питерских дальнобойщиков.

— Если мы решим, что акция переносится на 6 число, то нам пока ничего делать не надо, будем без шума сидеть, — увещевал его координатор Михаил.

— Нам нужны действия! Надо выезжать потихоньку и двигаться. Полиция нас не пустит, но будет прецедент, и пресса это дело покажет. А пока мы сидим, ничего не будет, — продолжал пожилой сторонник активного протеста.

— Пресса нас и так показывает! — говорил на это координатор.

— Они показывают, как мы едим, как мы разговариваем — бла-бла-бла, — водитель грузовика настаивал, что дальнобойщики способны и на большее.

— Нам нужно больше людей — акцию такой маленькой партией нереально провести, — возражал координатор.

Они продолжили ругаться. Координатор Михаил настаивал, что сенсаций в виде ОМОНа, избивающего людей, ему не надо. Водитель пенял, что активисты напрасно взбаламутили людей. Единства не было: кто-то надеялся на переговоры с властями, а кто-то был готов выезжать на МКАД хоть прямо сейчас.

С конца ноября, когда первые дальнобойщики из регионов добрались до Подмосковья, координаторы акции обсуждали способы протеста. Были предложения перекрыть МКАД, ехать по ней «Улиткой» (то есть на минимально разрешенной скорости) или вовсе направиться в сторону Кремля. Однако сторонников радикальных вариантов было не так уж много.

— Что мы можем сделать, если мы мирные граждане? «Улитка» — это уже митинг, а митинги — это не в правовом поле, это нарушение прав граждан, — объяснял мне дальнобойщик.

— А перекрыть трассу? — вступил в разговор какой-то журналист.

— Нет, конечно. Это уже нарушение закона, — ответил координатор Михаил.

— А где гарантия, что нас и отсюда не отвезут в отделение? — добавил пожилой дальнобойщик.

— Автоматов и пулеметов у нас нет, чего нас задерживать? — отвечали ему.

— А если ОМОН придет, разве не нужно дать сдачи в порядке самообороны? — уточнял все тот же журналист.

— Мы мирные люди, мы работяги. Прекратите провокации, — ответил ему Михаил.

Так и не решив, что им делать, дальнобойщики решили подождать еще и разошлись по стоянке. На капоте припаркованной «Волги» организовали пункт питания — чай, печенье, бутерброды, кефир, помидоры. Ближе к вечеру принесли вареную гречку. Чтобы чем-то себя занять, дальнобойщики в тысячный, наверное, раз обсуждали друг с другом или с журналистами недостатки системы «Платон».

— Грузовики должны платить за порчу дорог? А дороги для кого? Для велосипедистов, что ли? Мы уже два раза платим — транспортный налог и дорожный акциз. А теперь еще нужно платить, — возмущался один.

— Нас призывали заниматься малым бизнесом — дальнобойщики купили машины, влезли в кредиты, а сейчас этот бизнес убивает «Платон». Если нужно будет в месяц платить 30–40 тысяч, то это как минимум половина дохода дальнобойщика, — объяснял мне Владимир Матвеев, интеллигентный дальнобойщик в очках.

Он утверждает, что всего в России около 900 тысяч пока не зарегистрированных в «Платоне» грузовиков; при этом 600 тысяч из них принадлежат не большим компаниям-грузоперевозчикам, а частникам. Эти люди, по его словам, точно протестуют, поскольку именно их, в отличие от компаний, владеющих значительным количеством фур, разоряет «Платон».

— А где же они тогда? — спросил я.

— Кого-то не пустили полицейские. Многие бастуют с начала ноября и уже выдохлись. К тому же на солярку нужно потратить бешеные деньги, и многие просто отправили сюда представителя. Например, мне собрали деньги дальнобойщики Карелии и Мурманской области.

Большинство стоящих у «Меги» питерских дальнобойщиков уверены, что для успешного завершения протестов достаточно попасть в эфир федеральных телеканалов.

— Нужно собраться большим сообществом на мирную акцию, чтобы приехали центральные СМИ и показали, что у нас беда. Мы пытаемся спокойно это донести, — сказал Матвеев.

— Но они приедут только когда будет команда сверху, — возразил я.

— «Платон» начал с нас, а продолжит 10-тонными автомобилями, да и легковые там тоже будут. Дальнобойщики должны донести это до людей. Как можем, как умеем, так и протестуем, — ответил дальнобойщик.

— Люди должны понять, что мы не только за себя тут стоим, а за весь народ. Но если за выходные ничего не решится, это все сдуется, — добавил его коллега.

Петербургские дальнобойщики разбили лагерь на стоянке у ТЦ «Мега» в Химках
Фото: Алексей Филиппов / Sputnik / Scanpix

Вместо Первого канала или «России» к дальнобойщикам 4 декабря приехал разве что украинский телеканал «Интер». «Дадим им интервью — все скажут, что мы против Путина», — предупредил кто-то, но интервью украинцам все равно дали.

— Акцию переносили уже не раз. У вас сейчас какие планы вообще? — спросил журналист «Интера».

— Проблема, что у нас нет координации вообще, — честно ответил дальнобойщик в кожаной куртке.

— А почему?

— Потому что мы ранее были незнакомы, мы пытаемся скоординироваться, но сотрудники ДПС нам не дают кучковаться, — сказал дальнобойщик.

С координацией у водителей пока действительно туго, поэтому на парковке все удивились, когда около 15:00 в соцсетях появились сообщения о том, что какие-то фуры организовали-таки «Улитку» на МКАДе у Ленинградки.

Перекрытие МКАД

«Улитку» я искал на такси и едва успел доехать до ее «головы» по крайнему левому ряду внешней стороны МКАД, когда движение полностью остановилось.

Перед совершенно пустым МКАДом в четыре ряда выстроились фуры (в двух других были легковушки), а перед ними стоял одинокий сотрудник ДПС. Как оказалось, именно он один остановил на полчаса всю внешнюю сторону МКАД.

— Это «Улитка»? — спросил я у него.

— Нет, нет. Есть ожидания, но пока такого на МКАДе нигде нет. Это у меня приказ остановить движение.

Дальнобойщики из стоявших перед полицейским фур признались, что в акциях протеста не участвуют, а просто едут по своим делам. «Тут уже ГАИ сама справилась, перекрыла», — смеялся водитель.

Два дальнобойщика вышли из своих машин уточнить у полицейского, надолго ли он остановил МКАД. «Мне сказали, что ненадолго. Мне оно тоже не надо, сами поймите, стоять здесь и ерундой заниматься», — ответил им сотрудник ДПС.

Я спросил дальнобойщиков, поддерживают ли они борьбу коллег с «Платоном».

 — Мне зачем это надо? Я лучше жену обниму за сиську и спать лягу! — ответил один.

— А что про «Платон» думаете?

— Я на хозяина работаю, мне ***** [все равно] на этот «Платон», — ответил второй.

— И мне по барабану. Больше тысячи верст не проедешь. Ну заплатишь ты рубль (во многих регионах России «рублем» называют тысячу рублей — прим. «Медузы»). Да ментам больше отдашь по дороге, чем заплатишь за этот «Платон». Что есть, что его нет.

— Зачем тогда они протестуют?

— Ну если сейчас все дальнобойщики промолчат, то в 2016 году введут «Платон-2» для легковых машин. И вообще если не протестовать, то они сделают пять рублей, а так снизили же до полутора рублей.

— А вообще, мент хорошую картинку сделал, — сменил тему дальнобойщик, глядя на одинокого дэпээсника перед строем грузовиков.

— Он специально выбирал, чтобы фуры вперед поставить. Теперь как будто фуры бастуют, ********* [классно]! — развил его мысль коллега.

Полиция приостановила движение по МКАД, 4 декабря 2015 года
Фото: Сергей Бобылев / ТАСС / Scanpix

Остальные дальнобойщики спокойно сидели и ждали, а водители легковушек быстро потеряли терпение. Пассажиры застрявших автобусов и вовсе пошли по МКАДу пешком.

— У меня годовщина свадьбы, крест даю! Ну дай я проеду, — взмолился подбежавший к полицейскому водитель.

— Маленько осталось! — ответил тот.

— Думаю, в ближайшее время вся страна будет над вами смеяться, — сказал полицейскому седой мужчина в шарфе цветов украинского флага.

— Зря вы так думаете, — ответил ему сотрудник ДПС.

— Лично от вас ничего не зависит, но ваша работа тут — это цирк, — сказал мужчина. Я уточнил, не украинец ли он. «Вы угадали — я грузин. Но я поддерживаю Украину. И дальнобойщиков», — ответил тот.

Наконец, через полчаса сотрудник ДПС пустил движение по МКАД, и, отойдя в сторону, начал расспрашивать меня о бастующих дальнобойщиках. «Я слышал по радио, что где-то тысяча фур под Москвой стоят. Это правда?» — спросил он.

Позже выяснилось, что перекрытие МКАД могло быть связано с посещением премьером Дмитрием Медведевым Центра реабилитации инвалидов на севере Москвы. Организовали ли дальнобойщики 4 декабря «Улитку» где-то еще, осталось непонятным. Питерские водители в Химках утверждали, что им ни о чем подобном неизвестно, но, возможно, это связано с плохой координацией.

По словам одного из координаторов дальнобойщиков Сергея Гуляева, фуры все-таки мешали движению на МКАДе. «Спасибо, всем, кто решился сегодня прорваться на МКАД! Вы сделали этот день! К 17 часам кольцо было бурым от пробок — улиточное движение, пререкания с дорожной полицией, остановки и даже эвакуация одного из наших грузовиков с кольцевой — все это было не зря», — написал он вечером в фейсбуке. 

Мнения московских автомобилистов о перекрытии МКАДа (которое они восприняли именно как акцию дальнобойщиков), разошлись в диапазоне от «Ребята, молодцы» до «Прав лишить этих уродов».

Политика

Уже в темноте к дальнобойщикам в Химки приехал депутат Госдумы от КПРФ Владимир Родин. 30 ноября он встречался с четырьмя дальнобойщиками в Госдуме, и тогда один из них после встречи отозвался о беседе так: «С депутатами можно больше не разговаривать».

Но 4 декабря к «Меге» Родина позвали именно дальнобойщики. «Полиция их стала прессовать, на стоянку приехали автозаки, ребята попросили приехать, и я вынужден был с Новорязанского шоссе сюда добираться», — объяснял мне Родин.

На месте коммунист помог заехать на стоянку еще одной фуре, чем сорвал аплодисменты и заслужил уважение водителей. «Депутат старается, он хоть что-то для нас делает, договорился, чтобы нашу машину сюда запустили», — сказали мне два молодых дальнобойщика.

Заодно Родин попросил дальнобойщиков прийти в субботу к нему на акцию на Суворовской площади.

— Не забудьте, что завтра у вас встреча с депутатом! — немного даже игриво сказал Родин (встреча с депутатом — форма уличной акции, не требующая по закону согласования с властями — прим. «Медузы»).

— Вы пиариться, что ли, сюда приехали? — спросил депутата мужчина с видеокамерой.

— Товарищи, кто меня сюда просил приехать? — вместо ответа обратился к дальнобойщикам Родин.

— Да, мы позвали человека! — отвечали водители.

— Вот! Зачем же провокатором быть? Зачем? — пошел в атаку депутат.

— Да это же Саша Сотник. Он вообще кричит «Слава Украине», — сказал кто-то про человека с видеокамерой (журналист этот и правда входит в список «24 друзей Украины»; там самые разные люди от актрисы Анджелины Джоли до музыканта Андрея Макаревича).

— Чтобы было все хорошо и красиво, передайте мне список тех, кто захочет выступить. До встречи! — сказал на прощание депутат.

— Шершавенькой вам дорожки! — пожелали ему дальнобойщики.

Я уточнил у Родина, уговаривал ли тот дальнобойщиков отказаться от «Улиток» и перекрытия дорог, но он ответил, что «они взрослые мальчики и девочки, и это их дело».

На пути к машине депутат Родин подошел к полицейским.

— Видите, одна фура проехала, и ничего не случилось. Я хорошо известный человек в этой сфере, не первый день взаимодействую [с полицией]. Они никуда не поедут ни сегодня, ни завтра, ведь вас это беспокоит, — успокоил полицейских депутат.

— Нас не это беспокоит. Вы знаете, сколько через «Мегу» проходит граждан в сутки? Около миллиона.

— Ну и пусть проходят.

— А за антитеррористическую защищенность кто будет отвечать? — спросил депутата сотрудник полиции.

— А причем тут это? — не понял депутат.

— Ну я ж не знаю, что в этих фурах лежит, — задумчиво произнес полицейский (примерно через час после этого разговора все фуры на стоянке проверил кинолог с собакой).

— Они никуда не выедут, под мои гарантии, — еще раз пообещал депутат полицейскому. — Люди завтра утром сядут на метро и поедут встретиться с депутатами, а потом приедут обратно, сядут на машины и уедут, — пообещал Родин полиции то, что никто из дальнобойщиков исполнять не собирался.

Депутат Госдумы от КПРФ Владимир Родин встречается с протестующими против «Платона» водителями
Фото: Григорий Сысоев / Sputnik / Scanpix

Кроме КПРФ окучивать дальнобойщиков приехали в Химки их идеологические противники из Либертарианской партии. Ее представитель Константин раздавал листовки с советами дальнобойщикам: «Оставьте все надежды, что Путин вас услышит», «Забудьте про системную оппозицию», «Не возлагайте на своих лидеров слишком многое, чтобы они были заменимы» «Не бойтесь зайти слишком далеко, накала борьбы и последствий».

— Разве тут не левый протест? — уточнил я у либертарианца Константина.

— Во многом, да… — задумался тот. — Но многие работают на себя, они за то, чтобы государство не вмешивалось в их деятельность, против лишнего налогообложения. Это как раз наши вопросы, и нам эти представления очень близки.

— А они-то вас считают близкими себе?

— Не знаю, некоторые думают, что КПРФ им ближе, но среди них есть разные люди. Наша задача показать, что мы с ними, и что они могут рассчитывать на нашу поддержку, — бодрился Константин.

В этот момент к нему подошел дальнобойщик Владимир и совсем неласково сказал: «Убери свои листовки отсюда, выйди за пределы стоянки и там их раздавай».

— Что вы думаете про либертарианцев? — спросил я у него, когда Константин ретировался.

— Я ничего про них не думаю, но листовки с призывами нам ни к чему, — ответил Владимир.

— А такую можно? Я ее и себе на машину повесил, — либертарианец вернулся с ярко-желтой листовкой с рисунком фуры и надписью «Не наезжай на нас». Константин объяснил, что нарисованные на фуре иглы символизируют «дикобраза», символ американских либертарианцев.

— Такую можно, — разрешил дальнобойщик

— Ну и печеньки, лично от меня, — Константин протянул Владимиру коробку с Choco Pie.

— Вот за это спасибо.

Большинство дальнобойщиков утверждали, что политикой не интересуются. Их главная претензия к российским властям состоит в том, что те отдали «Платон» компании Игоря Ротенберга — ему принадлежит 50% акций управляющей «Платоном» организации «РТ-Инвест транспортные системы»; он — сын друга Владимира Путина Аркадия Ротенберга.

— Люди хотят справедливости, они не хотят платить поборы какой-то компании. Нас заставляют платить в карман олигархов, мы все понимаем, куда пойдут эти деньги, — говорил дальнобойщик.

— Если в нашей стране избавиться от коррупции и если бы федеральные дороги контролировало государство, то народ бы не был против, — добавил координатор Михаил.

— Вы будете тут стоять, пока не исчезнет коррупция? — саркастично уточнил немецкий журналист.

— Нет, пока не отменят систему «Платон». Нужно, чтобы государство собирало деньги, но при этом не было коррупции — чтобы мы были уверены, что эти деньги пойдут именно на ремонт дорог, а то в нашем государстве деньги воруют прямо из-под носа у властей, — ответил Михаил.

Путина здесь мало кто ругает вслух. «Берут транспортный налог в 40 тысяч, акциз, а теперь еще и дорожный сбор? Одурели совсем!» — кричал пожилой дальнобойщик. Координатор Михаил рассудительно говорил, что считал Путина сильным политиком, и для страны тот сделал очень много, но «последние его действия разочаровали».

Дальнобойщики долго обсуждали предстоящую акцию КПРФ. Женщина, которая представилась мне штурманом («Думаете, я просто так приехала жопу морозить? Мне детей кормить нечем»), настойчиво просила всех на нее прийти: «Нам надо встретиться, все обсудить, чтобы нас было много!»

— КПРФ сейчас шевелятся по одной простой причине — скоро выборы, — сказал кто-то из дальнобойщиков.

— Не знаю, мужики, как вы, но я всю жизнь голосую за КПРФ, — подошел другой.

— А почему у тебя серпа и молота нет на машине?

— У меня Сталин наколот на одном месте, — добавил другой, и они начали вспоминать, как в СССР шофер получал тысячу рублей за три недели работы во время посевной.

В пятницу вечером питерские дальнобойщики объявили, что разбивают у «Меги» в Химках лагерь минимум на неделю. Похоже, что решение депутатов Госдумы, которые в тот же день снизили штраф за неуплату «Платону» с 450 тысяч до 5 тысяч рублей, их не удовлетворило.

Стоянка дальнобойщиков в Химках
Фото: Петр Быстровв / Sputnik / Scanpix

Встреча с депутатом

В субботу на встречу с депутатами Госдумы от КПРФ на Суворовской площади пришло около 150 человек, не меньше 50 из них были дальнобойщиками, остальные — сочувствующие. Встреча выглядела как митинг — с плакатами против «Платона» и правительства и со звукоусиливающей аппаратурой.

Депутат Родин заявил, что «Платон» должен уйти вместе с правительством (второй вопрос коммунистов беспокоит давно и явно больше проблем дальнобойщиков). «Мы поднимаем свой флаг за права дальнобойщиков», — прокричал Родин, а потом добавил: «Я от многих из вас слышал, что вы теперь проголосуете за нас».

— Так? — вскрикнул он.

— Да! — раздались ответные крики из толпы.

— Хорошо, спасибо, — ответил успокоенный депутат.

Член ЦК КПРФ Валерий Рашкин, видимо, оценив невеликое число митингующих, успокаивал собравшихся: «Товарищи, полководец Суворов за вашей спиной кивает. Он учил побеждать не числом, а умением. А мы уже умеем!».

Дальше депутаты коммунисты дали слово представителям дальнобойщиков, которые выступали куда более остро.

Водитель из Дагестана зачем-то рассказал, что «дагестанские дальнобойщики — настоящие патриоты страны, и готовы за нее воевать».

— Мы не против Путина! Мы его уважаем, но пусть он наведет порядок в нашей стране, разберется! — сказал дагестанец.

— Напоминаю, что мы все свои требования направляем правительству! — сориентировался Родин.

Самым пламенным выступлением стала речь дальнобойщика из Иваново (он стоит вместе с питерцами в Химках), который отрекомендовался Сан Санычем.

«Дальнобойщики осознали, что не хотят быть рабами, они стоят не только за себя! Должна быть солидарность с другими группами обездоленных — учителями, [обманутыми] дольщиками и пенсионерами. То есть, более чем с 80 процентами населения нашей многострадальной страны», — говорил он.

«Мы должны также сказать: „В отставку правительство!“, — кричал Сан Саныч, все больше распаляясь. — Если у правительства нет денег, то, япона мать, пусть конфискуют миллиард у губернаторов Сахалина и Коми, Сердюкова и Васильевой! На Майорке дачи конфискуйте! Терпение у народа кончается! Не можете обеспечить народ — идите на …». И это дальнобойщик еще явно не читал расследование ФБК про сыновей генпрокурора РФ Юрия Чайки.

«Мо-ло-дец», — скандировали ему из толпы.

«Они предали русскоязычное население на Донбассе, а в Сирии устроили полигон, на который куча бабла уходит. Ну японский городовой!», — перешел дальнобойщик к международным новостям. 

После выступления Сан Саныча ко мне подошла женщина и заметила: «Митингуй — не митингуй, все равно получишь…» и сделала многозначительную паузу. Встреча с депутатами КПРФ продолжалась.

Неподалеку от места проведения акции стояли два активиста Национально-освободительного движения (НОД возглавляет депутат Госдумы от «Единой России» Евгений Федоров) и проводили просветительскую работу. «Дальнобойщиков настраивают против правительства, а в конечном счете, против Путина. Все же ясно! Механизм фур Госдеп использовал еще для свержения (президента Чили Сальвадоре) Альенде! Они делают ровно тоже самое у нас», — говорил активист НОДа неравнодушным прохожим. Их было не много.

Тем временем, на стоянке у «Меги» в Химках утром появились три автобуса с ОМОНом. Пока они просто стоят.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Илья Азар

Москва

Реклама