истории

«Книги, которые нам предъявили следователи, подброшены» Сотрудник Библиотеки украинской литературы рассказал «Медузе» об обыске

Meduza
Фото: Артем Коротаев / ТАСС / Scanpix

В четверг, 29 октября, Следственный комитет РФ завел уголовное дело на директора Библиотеки украинской литературы в Москве Наталью Шарину по статье об экстремизме. СК утверждает, что в 2011–2015 годах Шарина распространяла книги украинского националиста Дмитрия Корчинского, которые в России признаны экстремистскими материалами. Представитель СК Владимир Маркин заявил, что во время обыска в библиотеке была изъята печатная продукция с антироссийской и антирусской пропагандой. Специальный корреспондент «Медузы» Андрей Козенко побывал в Библиотеке украинской литературы и записал рассказ заведующего отделом украиноведения, культурно-массовых и медийных программ библиотеки Виталия Крикуненко.

Библиотека украинской литературы на Трифоновской улице в Москве открыта, но из посетителей — только журналисты главных украинских СМИ. В библиотеке после задержания ее директора находились всего два сотрудника, и выглядели они растерянными. «Давайте мы вам, что ли, экскурсию проведем», — говорили они. Вот стенд, посвященный Сергею Есенину. Стенд «Космiчний сокiл з України», посвященный советскому космонавту, украинцу Павлу Поповичу. Есть даже стенд со старыми модными журналами вроде Burda Moden.

Накануне библиотеку с девяти утра до девяти вечера обыскивали сотрудники Следственного комитета РФ. Нашли, как утверждают, запрещенные в России и признанные экстремистскими книги украинского активиста Дмитрия Корчинского. В России он успел и с нацболами посотрудничать, и на прокремлевском лагере «Селигер» выступить. По итогам обыска была задержана директор библиотеки Наталья Шарина. Следствие собирается ее арестовать.

Заведующий отделом украиноведения, культурно-массовых и медийных программ библиотеки Виталий Крикуненко рассказывает, что живет в Москве с 1976 года. В библиотеке работает с 2006-го. «Я люблю Россию, у меня тут дети выросли», — зачем-то признается он. Еще он говорит, что книг Корчинского в библиотеке не было. Их кто-то подбросил.

Виталий Крикуненко

Заведующий отделом украиноведения, культурно-массовых и медийных программ Библиотеки украинской литературы

Библиотека сейчас работает. Мы — люди законопослушные, сегодня рабочий день, значит мы выходим, никто ничего не отменял.

Из Следственного комитета пришли вчера с раннего утра, в девять, когда здесь еще только уборщица была (библиотека начинает работать с полудня — прим. «Медузы»). Кто-то узнал, начали все друг друга обзванивать. Сначала пришли те библиотекари, которые тут рядом живут. Потом Наталья Григорьевна Шарина приехала — директор. Я часам к одиннадцати вчера был здесь.

Нам сказали, что сейчас — по их официальной терминологии — они следственные действия будут проводить. В группе было человек десять мужчин, среди них были и те, кто в форме, и гражданские. Были и солидные — сразу видно — люди, и просто какие-то с рюкзачками. Уселись на диван и сидели там. Но держались все в рамках благопристойности. Зачем их так много было, до сих пор не понимаю.

Они очень внимательно смотрели по всем полкам, сначала даже не говорили, что хотят найти. Потом говорят: покажите, что за выставки у вас тут, какие мероприятия проводите. Какие важные даты, может быть, сегодня, литературные юбилеи. Ну мы им сразу: будь ласка, вот Есенин у нас, вот стенд в честь дня российской литературы, вот про русских писателей Украины. Вот выставка Павла Поповича — он инициатором создания нашей библиотеки был.

Виталий Крикуненко, заведующий отделом украиноведения, культурно-массовых и медийных программ Библиотеки украинской литературы
Виталий Крикуненко, заведующий отделом украиноведения, культурно-массовых и медийных программ Библиотеки украинской литературы
Фото: Андрей Козенко / «Медуза»

И вроде все это само по себе говорит, чем мы тут занимаемся. Но тут нас стали спрашивать про экстремизм. Спросили, нет ли у нас тут чего-то русофобского. Нет, конечно, нет у нас русофобии ни на выставках, ни в нас самих. Книги, которые можно читать — вот они, все здесь. Все получены библиотекой законно, оформлены. Они говорят: а вот книги по истории Украины есть? Предъявите.

Дальше меня при обыске не было. В два часа дня меня и других сотрудников попросили перейти в другое помещение. Здесь остались только директор и бухгалтер. Но позже я заглянул и был свидетелем того, как следователи демонстрировали книги, которых в нашей библиотеке никогда не было.

Они показывали на укромно лежащую целую стопку брошюр. Показывали книжку Дмитрия Корчинского, которую я никогда раньше в библиотеке не видел. Пришла сотрудница, через руки которой проходит каждая книжка. Было видно, что она ничего не понимает.

Какой смысл подкидывать, когда у нас все пронумеровано и печати библиотечные стоят? Так тут надо знать, куда класть. Те самые книги и брошюры лежали у входа среди еще не отмеченных книг.

Мы сразу заявили, что те книги, которые следователи нам предъявили, подброшены.

К нам не первый раз так приходят. В 2010-м и начале 2011-го происходило аналогичное. Тютелька в тютельку сценарий, даже внешне все это было удручающе похоже. Только тогда с нами адвокат был, сейчас нет. Ищем его. Муж Натальи Григорьевны этим занимается.

О том, что ее хотят арестовать, я узнал только утром, по радио. Накануне я с ней связывался, часов в восемь вечера. Она тогда еще ничего не знала. Я спросил про режим работы — что делать-то будем. Она сказала, что все нормально, еще так мажорно, как мне показалось, была настроена. Следователи еще были там: я слышал, что она кому-то из них поясняет, мол, это сотрудник звонит. Уже сегодня утром я узнал, что следователи пробыли тут до девяти вечера и ушли через черный вход. Наверное, потому, что сюда уже какие-то тележурналисты приехали, ждали их, шарили как тени под окнами.

А Наталью Григорьевну следователи забрали с собой. Якобы одному и них еще надо было поговорить с ней — так сказали. Понятно, что это — уловка. Поговорить они хотели — как будто за целый день не наговорились. Про суд по мере пресечения я еще пока ничего не знаю, а нас всех вызвали на допрос в пятницу. Меня и остальных — и бухгалтера, и замдиректора по АХЧ. Всех-всех.

Примерно через полчаса после этого разговора стало известно, что столичные власти, в чьем ведении находится Библиотека украинской литературы, приняли решение о ее расформировании: она превратится в филиал Московского дома национальностей. «И не нужно искать подоплеку», — заявил представитель мэрии Москвы.

Андрей Козенко

Москва