Перейти к материалам
полигон

Две логики «Медуза» изучила главные претензии Росавиации к голландскому докладу о «Боинге»

Источник: Meduza
Фото: Максим Блинов / РИА Новости / Scanpix

Российские власти раскритиковали доклад Совета безопасности Нидерландов о расследовании крушения Boeing MH17 на востоке Украины. Работу голландских специалистов в Росавиации назвали нелогичной, предвзятой и непоследовательной. Также их напрямую обвинили в подлоге основных улик. «Медуза» послушала брифинг замглавы Росавиации Олега Сторчевого и постаралась найти ответы на все его претензии в тексте голландского доклада и приложениях. 

Претензия № 1

Росавиация: Не было последовательного анализа — доказательства собирались под определенную версию. 

Доклад: Комиссия подробно рассмотрела множество разных версий случившегося — от выстрела из переносного зенитного комплекса до столкновения самолета с метеоритом или космическим мусором. Также комиссия рассмотрела версии об ударе молнии; взрыве на борту самолета; возгорании топлива или багажа; поломке двигателя; выстреле из авиационного пулемета; поражении ракетой воздух-воздух; поражении ракетой, выпущенной из ПЗРК или из наземного ракетного комплекса. Каждая версия сопровождается в докладе описанием метода исследования и аргументов «за» или «против». 

Из текста следует, что даже к маловероятным гипотезам исследователи отнеслись вполне серьезно. Например, чтобы исключить версию с метеоритом, специалисты обратились в Королевское астрономическое общество Нидерландов. Там сообщили, что не зафиксировали в районе крушения характерного шума, которым сопровождается падение метеорита. Особенности повреждений также не подтвердили эту гипотезу. Что касается космического мусора, база данных американской Аэрокосмической корпорации показывает, что с 10 по 19 июля 2014 года (катастрофа «Боинга» произошла 17 июля) никакие обломки из космоса не входили в атмосферу.

См.: страницы 116-135

Претензия № 2

Росавиация: Расследование не соответствует нормам ICAO — Международной организации гражданской авиации. 

Доклад: В Росавиации не уточнили, в чем именно расследование нарушило нормы ICAO. Между тем, в докладе содержится претензия международной комиссии к российской стороне. По нормам ICAO Россия должна была сохранять «сырые» данные с радаров. Комиссия запросила эти данные, но получила отказ: российские власти заявили, что крушение произошло не на территории РФ, поэтому во внимание принимались внутренние авиационные правила, которые позволяют не хранить «сырые» данные так долго. В комиссию в итоге передали кассету с видеозаписью экрана радара, которую, по мнению голландцев, нельзя верифицировать. Россия настаивала на том, чтобы претензию исключили из отчета о расследовании крушения. 

В результате члены Совета безопасности Нидерландов обратились непосредственно в ICAO и получили поддержку: в организации подтвердили, что Россия была обязана предоставить «сырые» данные, либо еще до инцидента предупредить, что в подобных случаях не будет предоставлять такой информации.

См.: страницы 42-43 в докладе, страница 2 в приложении V

Заместитель руководителя Федерального агентства воздушного транспорта Олег Сторчевой
Фото: Владимир Трефилов / РИА Новости / Scanpix

Претензия № 3

Росавиация: Некоторые поражающие элементы «обнаружены» только для того, чтобы придать расследованию нужное направление — комиссия с самого начала хотела убедить всех в том, что «Боинг» сбила ракета, стоявшая на вооружении российской армии. По сути, Росавиация обвинила комиссию в подлоге важнейших улик.

Пояснение: В ракетах ЗРК типа «Бук» используются разные боеголовки; они отличаются, в частности, составом поражающих элементов. В более новых моделях (9Н314М) есть поражающие элементы определенной формы — так называемые двутавры («бабочки»). Они есть на вооружении как российской, так и украинской армии. Боеголовки без двутавров (9Н314) используется только в украинской армии.

В Росавиации намекают, что двутавры подбросили, чтобы нельзя было однозначно исключить причастность российской техники к крушению. В ведомстве говорят, что двутавров обнаружили подозрительно мало (всего два), и их обнаружение не задокументировали нужным образом. Ранее российская сторона требовала, чтобы в докладе четко зафиксировали, сколько поражающих элементов всех типов нашли — и где именно. В ведомстве заявляли, что при взрыве боеголовки 9Н314М около четверти поражающих элементов приходится на двутавры.

Доклад: Эксперты не сомневаются, что в ракете, сбившей «Боинг», использовалась современная модель боеголовки (9H314М) — с содержанием двутавров. В докладе говорится не о двух, но по меньшей мере четырех таких элементах, обнаруженных в обломках кабины и телах членов экипажа. В докладе подробно описано, где, когда и какие поражающие элементы были найдены. Там отмечается: поскольку взрыв произошел в воздухе на высоте 10 километров, найти все поражающие элементы боеголовки просто невозможно. Соответственно, данные о соотношении разных элементов (двутавров и остальных) все равно будут неполными. Кроме того, в докладе говорится, что в этой модели боеголовки количество двутавров меняется от образца к образцу — такие сведения комиссии предоставили в концерне «Алмаз-Антей», который производит «Буки».

См.: обнаружение и исследование поражающих элементов — страницы 84-85 и 88-95; изображения всех найденных элементов — страницы 8-9; приложение V — страница 5

Претензия № 4

Росавиация: Форма, химический состав и масса двутавров, обнаруженных на месте крушения, не соответствуют составу элементов, которые остаются после подрыва боеголовки 9H314М. Голландские исследователи не провели экспертизы марки стали, из которой были произведены поражающие элементы.

Доклад: Члены комиссии настаивают, что обнаруженные двутавры — с учетом всех изменений после взрыва — соответствует тем, что содержатся в боеголовках 9H314М. По поводу химического состава в докладе говорится, что поражающие элементы в боеголовках такого типа делаются из большого количества разных сплавов — так что по этому признаку определить модель боеголовки невозможно.

См.: приложение V — страницы 3 и 4

Претензия № 5

Росавиация: Голландские исследователи не учли замечания России к промежуточной версии доклада. Члены комиссии не объяснили, почему они не согласились с тем или иным замечанием, а просто констатировали отказ. Также не учтены результаты экспериментов концерна «Алмаз-Антей», разработчиков ЗРК «Бук». «Алмаз-Антей» произвел подрыв боеголовки 9H314М на стенде, который показал, что двутавры оставляют характерные пробоины. Таких пробоин на обшивке «Боинга» не обнаружено.

Доклад: Замечания представителей разных стран собраны в приложении V — голландская сторона отвечает на каждое замечание и аргументирует свою позицию. Члены комиссии действительно отказались учитывать результаты эксперимента «Алмаз-Антея», потому что, по их мнению, испытания были некорректными. В частности, испытатели не учли широко известного в баллистике свойства поражающих элементов: при прохождении сквозь препятствия эти элементы меняют направление движения. Некоторые другие тесты, проведенные российским концерном, не были приняты во внимание голландцами, поскольку эти испытания не контролировались представителями других стран. О возможности определить по пробоинам форму поражающего элемента в докладе не говорится.

См.: приложение X; приложение V

Претензия № 6

Росавиация: Предположительная зона пуска рассчитана из неверной интерпретации условий встречи ракеты с самолетом. «Алмаз-Антей» провел испытания и выяснил, что если бы «Боинг» сбили из ЗРК «Бук», то запуск могли бы произвести только из района деревни Зарощенское.

Пояснение: Зарощенское находится далеко от района, из которого, по мнению голландцев, могла быть пущена ракета. Российские власти утверждали, что в Зарощенском в июле 2014 года находились украинские «Буки».

Доклад: В ответ на эту претензию члены голландской комиссии отметили, что российские исследователи не учли множество факторов, которые могли бы повлиять на траекторию полета ракеты. По словам экспертов, если бы ракету запускали из Зарощенского, она бы сбила самолет в другом месте, либо повреждения носили бы другой характер. В приложении к докладу отмечается: специалисты «Алмаз-Антея» сперва рассчитали предполагаемую зону запуска на основании голландских данных о вероятной точке встречи ракеты с «Боингом». Тогда результаты совпали с выводами экспертов из Нидерландов — о Зарощенском речи не было. (После публикации доклада в «Алмаз-Антее» заявили, что никогда не пытались вычислить зону пуска ракеты на основании данных голландских специалистов). 

См.: приложение V — страница 16

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Реклама