Перейти к материалам
полигон

Еда должна быть уничтожена. Коротко Что известно о борьбе с санкционными продуктами

Источник: Meduza

Про борьбу с санкционной едой на российской границе за последние пару недель рассказали, кажется, почти все, что можно, и даже больше. Процесс уничтожения продуктов оброс мифами: свинину якобы сжигали в передвижных печах, в которых до этого проводилась кремация; уничтоженной едой можно было бы накормить нищих и голодных; только в России могут совершать такое надругательство над едой. «Медуза» в коротком пересказе отделила факты от вымысла.

Что произошло. 24 июля на встрече Владимира Путина с членами правительства глава Минсельхоза Александр Ткачев предложил уничтожать санкционные продукты прямо на государственной границе — раньше их просто возвращали обратно. По словам вице-премьера Аркадия Дворковича, за год действия эмбарго зафиксировано 700-800 попыток ввоза санкционной еды. Летом 2015-го санкции (и антисанкции) продлили еще как минимум на год. Путин идею поддержал, а 29 июля подписал соответствующий указ, который вступил в силу 6 августа.

Как это должно работать. Согласно новому указу, продукты, попавшие под эмбарго, подлежат незамедлительному уничтожению на границе — фактически их приравнивают к контрабанде. Для ликвидации контрабандной продукции на двух десятках пропускных пунктов в России уже стоят специальные инсинераторы (печи); передвижных инсинераторов в стране всего два (производства компании «Турмалин»), сейчас они находятся на Алтае и в Дубне. В общей сложности в России порядка 400 пропускных пунктов. 

Порядок уничтожения санкционной продукции был распространен по всем таможням России 5 августа, пока он не обнародован, но известно, что утилизация «может проводиться любым способом, предусмотренным законодательством». О некоторых способах можно узнать из новостей. В первый же день вступления указа в силу 10 тонн санкционного сыра в Белгороде раздавили катком и закопали; то же самое должно было произойти и с 73 тоннами персиков и нектаринов, но в дальнейших сообщениях указывалось, что их спрессовали

Еду в России уничтожали и ранее — ту же самую контрабанду. Так в конце 2014 года на Камчатке поступили с более 2,5 тонны красной икры. Поскольку икру в таком объеме приходится ликвидировать не впервые, появились стандартные способы — ее выбрасывают в яму и поджигают или смешивают с землей с помощью трактора. 

Уничтожение конфискованной икры в Камчатском крае. Ноябрь 2014-го
Meduza Project

Где хранится еда перед уничтожением. Это не совсем ясно. «Дело в том, что все инсинераторы на границе ставятся на „мирное“ время, а здесь речь идет о „боевом“. Считалось, что мощности в 50 килограмм в час, или 1 тонна в сутки, достаточно, но сейчас ситуация изменилась. Если на границу придет фура с незаконным грузом в 15-20 тонн, штатных мощностей не хватит», — говорит гендиректор компании-монополиста в производстве инсинераторов «Турмалин» Михаил Востриков. Однако где-то вся эта еда должна храниться. Например, 6 августа в Пулково начали жечь 20 тонн немецкого сыра, который лежал там с прошлого года. Представить себе, что сыр полгода лежал где-то неподалеку от аэропорта в неприспособленном месте, довольно трудно; но о том, где он хранился, ничего неизвестно.

Почему эту еду нельзя раздать бедным. Еда, которую уничтожают на границе, является нелегальным товаром, лишенным каких бы то ни было сертификатов и лицензий. «Контрабандные» продукты могут быть, например, небезопасны, так что никакого легального способа передать эту еду нуждающимся у государства все равно нет (о символическом смысле уничтожения еды писал специально для «Медузы» журналист Александр Тимофеевский). 

Как в других странах. Россия — не единственная страна, которая так обходится с едой. Например, еду уничтожают на Украине — «уничтожение изъятой с обращения продукции — механическая, физико-химическая, биологическая или другая обработка и размещение (захоронение) продукции или ее остаточных компонентов в специально определенных местах». В Индии тоже  — сжигают, растворяют и хоронят.

Реклама