полигон

Африка, краткая история Штатов, месть географии Три книги о разнообразии мира: обзор Галины Юзефович

Meduza
16:43, 31 июля 2015

Литературный критик Галина Юзефович рассказывает на «Медузе» о самых интересных книжных новинках, изданных в России. В нынешнем обзоре — три книги, зовущих к путешествиям и изучению мира вокруг нас: «Что такое Африка» Кирилла Бабаева и Александры Архангельской, «Месть географии» Роберта Каплана и «Краткая история США» Роберта Римини. 

Многим кажется, что мир стремительно унифицируется и совсем скоро так называемые «культурные различия» окончательно уподобятся редким животным, сохранившимся исключительно в зоопарке. Однако так думают преимущественно те, чье знакомство с этим самым миром ограничивается дорогими отелями и международными аэропортами. В нашем сегодняшнем обзоре три книги, рассказывающие о том, насколько иной может быть жизнь на другом континенте, как так получилось и что со всем этим разнообразием будет дальше.

Кирилл Бабаев, Александра Архангельская. Что такое Африка. М.: Рипол Классик, 2015.

Кирилл Бабаев — персонаж настолько любопытный, что остается только удивляться, как мало он известен за пределами академической среды. Полевой лингвист и путешественник, принимавший участие во многих экспедициях в Западную Африку (а в одной из них обнаруживший и описавший ранее не известный европейцам язык зиало), доктор наук и успешный академический функционер, занимавший одно время пост замдиректора Института языкознания — пока все хорошо, но довольно обычно, да? А теперь добавьте к этому впечатляющую карьеру в бизнесе (венчающуюся позицией вице-президента в консорциуме «Альфа-груп»), меценатство (значительная часть российских научных экспедиций в самые разные части света — от Полинезии до Южной Америки — осуществляется на деньги бабаевского фонда) и возраст (ему нет еще и сорока) — и, согласитесь, теперь образ становится куда более объемным, сложным и неординарным. То, что рано или поздно такой человек непременно напишет книгу, ориентированную на широкого читателя, было очевидно — и вот, наконец, первая популярная книга Бабаева, созданная в соавторстве с его более молодой коллегой Александрой Архангельской, увидела свет.

«Что такое Африка» — это иллюстрированный компендиум всевозможных знаний об Африке, начиная с географии и заканчивая политическими перспективами и мифологией. В пересказе такая конструкция видится несколько громоздкой и неустойчивой, однако в реальности все обстоит ровно наоборот — читать «Африку» можно более или менее с любого места (не знаю, как вы, а я очень люблю такие книги), однако это ее замечательное свойство не вступает в противоречие со структурной и композиционной целостностью. При этом никакой единой концепции у этой пестрой во всех отношениях книги нет — и это, безусловно, очень хорошо (концептуализация при таком объеме материала неизбежно выглядит притянуто и потому подозрительно). Главная же идея авторов предельно проста: «Африка — это чертовски интересно, разнообразно, вы ничего о ней не знаете, и мы вам сейчас все расскажем».

Сразу скажу о недостатках книги — чтобы потом с чистой совестью поговорить о ее достоинствах, куда более многочисленных. Во-первых, «Что такое Африка» изрядно пострадала от редактуры — или, вернее, от ее отсутствия. А во-вторых, невыносимо длинная первая глава, посвященная природным особенностям континента и диким животным, по информативности и увлекательности близка к школьному учебнику географии и способна отпугнуть даже самого доброжелательного читателя. Поэтому мой вам совет: пропускайте (или читайте по диагонали) первую главу (если в детстве вы смотрели передачу «В мире животных», ничего нового вы из нее все равно не узнаете) и сразу переходите к разделу «История» — отсюда вас ждет непрерывное читательское счастье.

Великие средневековые империи Западной Африки (о которых большинство европейцев, понятное дело, не имеет ни малейшего понятия) и замерший во времени христианский мир Эфиопии, древние покинутые города в джунглях и диктаторы ХХ века во френчах и леопардовых шкурах, колдуны и потрясающей красоты сахарские петроглифы — обо всем этом авторы рассказывают понятно, коротко и в то же время захватывающе интересно, а иногда и с совершенно непривычных позиций. Так, например, об африканской работорговле Бабаев и Архангельская говорят вовсе не как о неискупимой вине белого человека перед черным (именно такое отношение к вопросу является общепринятым), а как о совместном грехе, в котором африканские продавцы виновны ничуть не меньше своих европейских покупателей. Кроме того, из книжки Бабаева и Архангельской можно узнать вещи и вовсе невероятные — например, о существовании в Закавказье небольшой этнической группы так называемых «абхазских негров», потомков африканских невольников, некогда купленных грузинскими аристократами для работы на мандариновых плантациях.

Отдельных восторгов заслуживает глава, посвященная африканским языкам. С одной стороны, накладывая языковую карту на географическую, авторы формируют у читателя довольно целостное и логичное представление о том, что за люди живут в Африке, почему они так не похожи между собой и почему, скажем, некоторые из них так сильно не любят друг друга. С другой — рассказывают множество восхитительных историй про невероятные африканские звуки и алфавиты, а еще про жестовый язык адаморобе (на нем говорят в Гане) и языки свиста и барабанов, позволяющие передавать сообщения на большие расстояния.

Без труда разбирающаяся на чудесные истории, словно бы созданные для пересказа в светской компании, компетентная и обаятельная книга Кирилла Бабаева и Александры Архангельской возвращает к жизни старый добрый жанр советской книги «о дальних странах». Разница в том, что современный читатель, в отличие от советского гражданина, вполне может сам отправиться по следам авторов. Собственно говоря, именно на это вовсю намекают Бабаев и Архангельская, в известном смысле позиционирующие свою книгу как приквел к будущему путешествию.

Роберт Каплан. Месть географии. М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2015.

Книга влиятельного американского политолога Роберта Каплана (как многие политологи, он начинал как политический журналист) в некотором роде перекликается с «Африкой» Бабаева и Архангельской — хотя бы в том отношении, что начинается она с разговора о катастрофе в Руанде, предотвратить или хотя бы остановить которую европейцы оказались не в силах. Однако Каплана интересуют не столько культурные различия и исторические предпосылки конфликта между тутси и хуту, сколько географические причины, сделавшие его неизбежным и непреодолимым. Именно они — географические особенности различных регионов (с фокусом, конечно, на Евразии) — являются для Каплана главной причиной и главным двигателем всех мировых и локальных конфликтов в прошлом, настоящем и будущем.

Главным оппонентом Каплана, таким образом, становится американский журналист Томас Фридман, в своей знаменитой книге «Плоский мир» провозгласивший «конец географии». По мнению Фридмана, в сегодняшних реалиях, где информация распространяется за считанные секунды, а на то, чтобы добраться из Норвегии в Австралию, достаточно суток (и это с учетом всех пересадок), география больше не является важным фактором. С этим-то тезисом Каплан и спорит, разбирая события второй половины ХХ века именно с точки зрения географии.

Почему интервенция США в Боснию оказалась относительно успешной, а в Афганистан — нет? Можно ли было прогнозировать волну насилия и хаоса, которая захлестнет Ирак после свержения режима Саддама Хусейна? В чем проблема главного европейского агрессора ХХ века — Германии, и почему Англия тяготеет не столько к остальной Европе, сколько к заокеанской Америке? Почему Берлинская стена не могла не пасть, и почему коммунистический режим Чаушеску в Румынии был гораздо жестче соседского — режима Кадора в Венгрии? Почему страны Восточной Европы боятся экспансии России — и есть ли у них основания для подобных страхов сегодня? На все эти вопросы Каплан отвечает, с занудливой тщательностью расчерчивая географическую карту при помощи циркуля и линейки. Хребты, пустыни, водоразделы, речные русла и ущелья из малозначимых примет ландшафта, едва заметных с борта самолета, становятся у него самостоятельными и активными участниками всех ключевых событий мировой истории.

Второй оппонент Каплана — Фрэнсис Фукуяма, после завершения холодной войны объявивший о конце истории. По мнению Фукуямы, отныне весь мир будет все больше унифицироваться, а серьезные потрясения, основанные на цивилизационных различиях, в скором времени уйдут в прошлое. Каплан не отрицает глобализацию, но, по его мнению, она работает не совсем так, как виделось это неоконсерваторам в начале 1990-х. Автор убежден, что мировое пространство «стягивается», технологии развиваются быстрее, чем растет уровень жизни, а заметнее всего это в Азии, где параллельно занимается заря эпохи, которую Каплан называет «второй ядерной». Совсем скоро, по мнению автора, Азия (которая в его картине мира простирается от Израиля до Японии) будет состоять из большого количества непрерывно воюющих между собой мощных держав, которые не будут стесняться использовать в том числе и ядерное оружие. Мир ожидают новые мировые войны, но на этот раз их эпицентром станет не Европа, а Азия.

Существенный недостаток теорий Каплана состоит в том, что они (как и все подобного рода построения) обладают «универсальной объяснительной силой», то есть отлично интерпретируют уже случившееся, но дают лишь самые общие и неконкретные предсказания относительно будущего. С другой стороны, каплановский уровень ведения полемики на две головы превосходит тот, который демонстрируют отечественные любители потолковать о геополитике. С учетом того, что роль этой спорной дисциплины в нашем обществе с каждым днем увеличивается, я бы, пожалуй, рекомендовала включить «Месть географии» в списки обязательного чтения для всех людей, желающих когда-либо высказываться на геополитические темы: пусть хотя бы язык подучат и понятийным инструментарием овладеют.

Роберт Римини. Краткая история США. М.: КоЛибри, 2015.

Для Роберта Каплана (и, пожалуй, не для него одного) США сегодня — страна номер один в мире. И хотя (если верить тому же Каплану), это ненадолго, тем важнее и интереснее понять, почему же сегодня дело обстоит именно так.

Уважаемый историк Роберт Римини, обладатель Национальной книжной премии и официальный летописец нижней палаты американского парламента (есть, оказывается, и такая должность) назвал свой труд «Краткой историей» не столько в силу его объема — к слову сказать, не такого уж компактного, без малого 500 страниц, — сколько в силу внутреннего устройства. Не верьте аннотации, обещающей нечто вроде «приключенческого романа»: Римини интересуют не столько факты, сколько исторические закономерности. Выбирая, рассказать ли еще один исторический анекдот или попытаться объяснить, почему случилось то или это, он неизменно делает выбор в пользу последнего. Таким образом его книга теряет в зрелищности (если к историческим сочинениям вообще применим этот термин), зато сильно выигрывает в концептуальности.

Начиная с прибытия отцов-основателей на американский континент и заканчивая экономическим кризисом 2008 года, Роберт Римини выстраивает четкую и логичную последовательность событий, приведших Америку в ту точку, в которой она находится сегодня. Каждый следующий этап закономерно вытекает из предыдущего — даже если ради этого приходится жертвовать боковыми ветками и жизненными подробностями. Автор нигде не пытается обелить свою страну в ущерб исторической справедливости, но и в грех нагнетания не впадает. Описывая рабство во всей его неприглядной полноте, он в то же время не готов солидаризироваться с тезисом о сознательном геноциде индейцев — по его мнению, в их массовой гибели повинны не только колонисты, но и цепочка трагических случайностей (впрочем, когда надо признаться в содеянном — например, в том, что в Амхерсте колонисты подбрасывали индейцам зараженные оспой одеяла, Римини делает это без колебаний). Очевидно не одобряя вторжения в Ирак, историк в то же время показывает, что альтернатива этому трагическому решению в тот момент фактически отсутствовала.

Суховатая и схематичная «Краткая история США» Роберта Римини — пожалуй, не совсем та книга, которую порекомендуешь другу в отпуск или любознательному подростку для развития любви к истории. И тем не менее по-тацитовски сдержанная манера изложения, безусловно, делает честь автору, а для читателя может послужить прекрасным учебным пособием, демонстрирующим, как можно одновременно любить свою страну — и при этом сохранять трезвость мысли и ясность взгляда. 

Галина Юзефович

Москва