Перейти к материалам
истории

Труба, лопата и резиновая дубинка Как и от чего погибают заключенные в российских тюрьмах

Meduza
Фото: PhotoXPress

14 июля стало известно о жестоком убийстве заключенного в московском СИЗО «Матросская тишина». В гибели Алексея Шангина, арестованного за разбой, обвиняются четверо заключенных СИЗО. Причиной смерти стали черепно-мозговая травма, ожоги и болевой шок: на мужчину прыгали с нар, ему заливали в рот кипяток. Произошло это еще в феврале, и тело убитого до сих пор не выдано родственникам: в правоохранительных органах утверждают, что для расследования необходимы еще несколько экспертиз.

Об убийстве Шангина сообщил «Московский комсомолец». В мае та же газета писала о задержании нескольких сотрудников «Матросской тишины» по подозрению в вымогательстве. По версии следствия, работники СИЗО требовали с богатых заключенных деньги за улучшение условий содержания. Тех, кто отказывался платить, помещали в камеры с плохими условиями, где их избивали другие заключенные.

По версии «МК», убийство Алексея Шангина в феврале может быть связано с этим делом. Журналист Татьяна Зверинцева по просьбе «Медузы» выяснила, насколько часто российские заключенные погибают от рук сокамерников или сотрудников ФСИН. 

***

По статье 105 УК РФ («убийство») в 2014 году были квалифицированы 14 смертей в исправительных колониях для взрослых, а также три смерти в СИЗО и тюрьмах. Однако стоит учесть, что очень часто после гибели избитого человека дело возбуждается не по 105-й статье , а по части 4 статьи 111 УК («умышленное причинение тяжких телесных повреждений, по неосторожности повлекших смерть потерпевшего»). В статистику такие дела попадают не под грифом «убийство», а под грифом «тяжкие телесные повреждения» — за прошлый год было зафиксировано 42 таких случая в колониях и шесть в СИЗО и тюрьмах.

В воспитательных колониях для несовершеннолетних складывается более благоприятная обстановка — там за 2014 год не было возбуждено ни одного дела ни по 105-й, ни по 111-й статье.

СМИ сообщают об убийствах в колониях и СИЗО довольно редко. Однако некоторые случаи все же привлекают внимание журналистов. Обзор прессы за последние несколько месяцев показывает, что мотивы убийств весьма разнообразны — от злоупотребления со стороны сотрудников ФСИН до банальных ссор между заключенными.

Так, в начале июля заключенные исправительной колонии № 46 города Невьянск Свердловской области объявили трехдневную голодовку в знак протеста против убийства товарища. Мужчина 1989 года рождения по имени Али, осужденный за разбой, 3 июля был доставлен в больницу, где скончался на следующий день. На теле заключенного обнаружили гематомы. Было возбуждено дело по части 4 статьи 111 и части 3 статьи 286 УК («превышение должностных полномочий, совершенное с применением насилия»). В качестве подозреваемого задержан начальник колонии.

Заключенные рассказали журналистам, что Али с мая находился в ШИЗО, где его сутками держали прикованным к решетке и избивали. По словам заключенных, они слышали, как мужчина кричал. Поскольку погибший был гражданином Киргизии, за расследованием следит консул этого государства.

5 июля на территории челябинской исправительной колонии № 8 было обнаружено тело 35-летнего заключенного с признаками насильственной смерти. Мужчина был осужден за распространение наркотиков. Возбуждено дело по части 4 статьи 111, подозреваемых в нем пока не появилось. По предварительной версии следствия, побои наркоторговцу нанесли другие заключенные.

Сотрудники СИЗО «Матросская тишина» у двери камеры
Сотрудники СИЗО «Матросская тишина» у двери камеры
Фото: PhotoXPress

30 июня ЧП произошло в Щекинской исправительной колонии № 7 в Тульской области. 31-летний заключенный захватил в заложники начальника отряда и его помощника, заперся с ними в кабинете заместителя начальника колонии и потребовал обеспечить ему выход из учреждения. В противном случае он угрожал взорвать себя вместе с заложниками. После четырехчасовых переговоров спецназовцы решились на штурм и застрелили мужчину. Взрывное устройство, которое он угрожал привести в действие, оказалось муляжом.

Погибший заключенный был осужден на 10 лет за разбой и кражи. Он состоял на учете как склонный к побегу, насилию и систематическому нарушению правил внутреннего распорядка. Скорее всего, действия спецназовцев признают правомерными. Однако это не сильно облегчает жизнь сотрудникам колонии: в адрес начальника УФСИН по Тульской области уже внесено прокурорское представление с требованием устранить нарушения, благодаря которым захват заложников стал возможен. В частности, прокуратура обратила внимание на то, что особо опасный заключенный смог беспрепятственно изготовить нож и муляж бомбы.

В конце мая группа заключенных СИЗО № 2 Якутска пожаловалась на систематические избиения. По словам заключенных, в последние три-четыре месяца сотрудники изолятора регулярно били их за неповиновение. Троих заключенных 26 мая били мокрыми тряпками, надевали на головы мусорное ведро и угрожали изнасиловать резиновой дубинкой. Инициативная группа направила жалобы в УФСИН по Якутии, прокуратуру и Следственный комитет, о результатах проверок пока не сообщалось. 

Иногда сотрудники правоохранительных органов оказываются пострадавшей стороной. Так, 24 марта полицейский конвой перевозил двух заключенных в СИЗО № 1 Владивостока. Один из заключенных завладел оружием, убил одного полицейского и тяжело ранил второго. Затем он скрылся на общественном транспорте (его товарищ по несчастью за ним не последовал). По информации СМИ, беглеца звали Владимир Беспалов, его особая примета — протез ноги от ступни до колена. Он был осужден за наркоторговлю. Вскоре после побега в полицию обратились жильцы одного из домов, заявившие, что у них в подъезде сидит похожий на Беспалова мужчина. Когда в подъезд прибыли сотрудники правоохранительных органов, беглец застрелился. Выяснилось, что после побега заключенный успел совершить еще одно преступление: он ворвался в квартиру некоей девушки, чтобы похитить деньги и вещи.

В феврале в палате медико-санитарной части № 42 ФСИН РФ в Кемерово поссорились двое заключенных, помещенных в психиатрический стационар в связи с неадекватным поведением. 58-летний мужчина пригрозил 22-летнему убийством. Ночью молодой заключенный решил опередить противника и задушил его подушкой. В июне мужчину приговорили к восьми годам и одному месяцу колонии. Не уточняется, учтен ли в приговоре предыдущий срок и сколько осужденному всего предстоит провести за решеткой.

28 января в колонии № 1 города Семилуки Воронежской области заключенный был забит обрезком металлической трубы. В убийстве подозревают другого заключенного, в июне его дело передали в суд. Между тем, в апреле в той же колонии произошло новое ЧП: заключенный захватил в заложники 50-летнюю врача-терапевта. Заложницу удалось освободить, преступнику грозит ответственность за дезорганизацию деятельности исправительного учреждения.

Заключенные в СИЗО «Матросская тишина»
Заключенные в СИЗО «Матросская тишина»
Фото: Анна Шевелева / ТАСС / Scanpix

9 декабря 2014 года в больничном корпусе СИЗО № 1 Нижнего Новгорода было найдено тело 40-летнего заключенного. Его 25-летний сокамерник признался, что задушил соседа веревкой, так как не хотел находиться в одном помещении с геем.

7 декабря в СИЗО № 2 в Котласе Архангельской области заключенный, отбывающий наказание за кражу, нанес другому осужденному несколько ударов лопатой по голове. Затем, полагая, что мужчина скончался, нападавший признался в преступлении сотрудникам СИЗО. Однако оказалось, что пострадавший выжил. За покушение на убийство нападавшего приговорили к 9,5 годам колонии.

21 ноября труп заключенного был обнаружен в одной из камер СИЗО № 1 в Ярославле. Мужчина, осужденный за убийство, погиб из-за удара бритвой по шее. Первоначально предполагалось, что он совершил суицид, но затем следователи начали склоняться к версии убийства. Об итогах расследования не сообщалось. Зато в мае было объявлено, что в связи с ростом количества суицидов в ярославском СИЗО № 1 провели освящение камер.

***

Возвращаясь к убийству Алексея Шангина, приходится признать, что с делом о вымогательстве в «Матросской тишине» его гибель вяжется слабо. Шангин не был богатым человеком и едва ли мог попасть в зону внимания вымогателей. А пытки и убийства в московском СИЗО происходят, судя по всему, и без специальных экономических показаний. 

По ее словам, в СИЗО молодой человек попал за кражу шубы. 12 июня он был сильно избит нетрезвым сотрудником изолятора, который разозлился из-за того, что заключенный посмел что-то у него попросить. «У него раны были видны даже спустя две недели: и на лице, и спина ужасно разбита. Он говорил, что у него отказывают ноги, и он по утрам должен массировать их несколько минут, чтобы они зашевелились», — рассказала Меркачева.

По словам правозащитницы, сотрудники СИЗО, комментируя случившееся, сначала заявили, что заключенный подговорил друзей избить его специально, чтобы подставить администрацию. Затем они сменили версию — выяснилось, что заключенный якобы оказывал сопротивление сотруднику. В конце концов телесные повреждения объяснили попыткой суицида и только после этого отправили заключенного в психиатрическую больницу.

Татьяна Зверинцева

Москва