полигон

Дело о булочках с маком. Коротко Справедливо ли суд посадил семью Полухиных? Две точки зрения

Meduza
Фото: Андрей Архипов / РИА Воронеж

7 июля воронежский суд вынес решение по громкому делу о пищевом маке. Члены семьи Полухиных, которые владеют рестораном, где продавались булочки с маком, получили по восемь с лишним лет заключения за торговлю наркотиками. «Медуза» изучила резонансный приговор и представляет две версии событий. 

Как регулируется рынок мака

В России с 2010 года действует ГОСТ, в котором прописано, что содержания наркотических средств в пищевом маке не допускается. Никаких отклонений не предусмотрено. Это является предметом критики со стороны экспертов. Никто из зарубежных поставщиков (в России мак не выращивают с 1987 года) никогда не очищает мак до требований российского ГОСТа. Более того, даже если на глаз кажется, что посторонних примесей в семенах мака нет, в нем все равно могут оказаться наркотические вещества. 

Полностью от присутствия алкалоидов можно избавиться только промывкой, которую делают на предприятиях непосредственно перед приготовлением, поскольку промытый мак не хранится. При сертификации мак в России не проверяют на наличие наркотических веществ, поскольку санитарными нормами это не предусмотрено. 

До 2006 года в пищевом маке допускалось присутствие трех процентов примесей. В 2006 эту норму убрали, но чиновники разъяснили, что теперь можно 0,2 процента примесей. С 2010 года — нельзя даже этого. 

Версия первая: Полухины — добропорядочная семья 

Семья Полухиных с 1990-х занималась бизнесом: отставной военный Александр Полухин открыл кафе «Очаг», в котором работали другие родственники, в том числе его жена Мария и дочь Евгения. Совладельцем кафе была сестра Мария Чурсина. Они продавали выпечку собственного изготовления, в том числе булочки с маком. Для этого они покупали 200 килограммов мака в месяц (для сравнения, хлебозаводу нужно 20 тонн в месяц). 

В 2009 году у них обнаружили мак, который, как утверждает ФСКН, содержал наркотические вещества. В проверенных 4,8 килограмма было обнаружено 8,7 грамма соломы (из нее можно изготовить наркотик), то есть 0,18 процента (меньше, чем допускалось в 2006-2010 годах). Полухины настаивали на том, что невозможно купить абсолютно чистый мак — в нем всегда будет примесь.

Евгения Головина признавала, что занималась реализацией мака (то есть продавала его не в булочках, а в «чистом» виде), но это не запрещено в России. «Я занималась законной реализацией пищевого мака. Реализовала я мак разным приобретателям, наверняка и наркоманам. Однако статья 228.1 УК РФ не обязывает меня спрашивать у покупателя: „Ты, случаем, не наркоман?!“ Иначе точно так же можно привлечь к уголовной ответственности за сбыт столового уксуса, пищевой соды, воды, которые так же приобретается наркоманами в преступных целях», — говорила она. 

Кроме того, Александр Полухин утверждал, что сотрудники ФСКН предлагали ему «крышу» за 50 тысяч рублей в месяц, но он отказался, и в отместку на него завели дело. На суде он также рассказывал, что из 4,8 тонны мака, изъятых в арендованных ООО «Очаг» гаражах, фирме принадлежало только 200 килограммов, а остальное поставщику — компании «Хлебоград». Представителей фирмы в суд так и не вызвали. Более того, прокурор уже после приговора заявил, что поставщик мака не установлен. Суд также отказался приобщать к делу любые материалы, свидетельствующие в пользу версии Полухиных. Заседания проходили в нервной атмосфере: Александр Полухин ругался на прокурора и судью, те в ответ в открытую обещали всех посадить. 

Слева направо: Евгения и Мария Полухины
Слева направо: Евгения и Мария Полухины
Фото: Андрей Архипов / РИА Воронеж

Версия вторая: Полухины — преступники

Прокуратура после приговора суда сообщила: «Как установлено судом, Полухины и Чурсина, являющиеся владельцами ООО „Очаг“, в период с 2009 года по март 2010 года реализовывали наркозависимым лицам смесь семян мака с маковой соломой и опием в одноименном воронежском кафе „Очаг“, а также на территории города. Во время обысков по месту жительства осужденных и в арендуемых ими гаражах были обнаружены и изъяты смеси семян мака с примесью маковой соломы и опия в размере 4,8 тонн». 

Так получилось, что основной материал с позицией, близкой к позиции обвинения, написала Ульяна Скойбеда из «Комсомольской правды». Она ознакомилась с материалами дела, которые ей дала Евгения Полухина, и пришла к выводу, что члены семьи знали, что продают наркотики. Скойбеда исходит из данных прослушки: Полухины, по ее словам, называли свой товар самыми различными наименованиями, в том числе «картошкой» — вероятно, чтобы скрыть, что это на самом деле наркотики. Кроме того, Скойбеда уверяет, что наркоманы выменивали у них мак на вещи — например, на смеситель или на куртку с бобровым воротником. Как говорится в публикации, вина Полухиных полностью доказана именно благодаря материалам прослушки, а также контрольным закупкам. Скойбеда обвиняет членов семьи Полухиных в затягивании процесса — они подавали слишком много жалоб.

Другое громкое дело о маке

Полухины — не единственные, кого судят из-за торговли маком. Предприниматель Сергей Шилов, предприятие которого контролировало четверть рынка мака в России, обвиняется в обороте наркотиков в особо крупном размере. По этому делу проходят 13 человек, в том числе специалист по агрокультурам Ольга Зеленина — она написала заключение, в котором указывала на несовершенство нового ГОСТа, а также отмечала, что на практике невозможно было изготовить из изъятого мака наркотик. В 2012 году ее арестовали, но после общественной кампании освободили под подписку о невыезде. Это дело расследуют с 2010 года, пару раз оно закрывалось и возобновлялось опять. В январе 2015 года суд вернул в прокуратуру 700 томов дела, поскольку в них нашлось множество нарушений.