истории

Электромайдан Почему тысячи армян вышли на улицы Еревана и не уходят уже несколько дней

Meduza
Фото: Karen Minasyan / AFP / Scanpix

В середине июня тысячи армян вышли на улицы Еревана, протестуя против решения властей повысить тарифы на электроэнергию. В ночь на 23 июня полиция разогнала демонстрантов, применив водометы и силу. На следующий день еще больше людей вышло в пяти городах Армении. Их полиция разгонять не решилась; протесты продолжаются до сих пор. По просьбе «Медузы» ереванский блогер Самвел Мартиросян рассказал, что происходит в Армении и можно ли сравнивать местные массовые протесты с Майданом. 

Арифметика

Все началось с того, что компания «Электросети Армении» («дочка» российской «Интер РАО») обратилась в регулирующую комиссию с предложением поднять цены на электроэнергию сразу на 40%. Такой шаг сделал бы Армению страной с самым дорогим электричеством на постсоветском пространстве. После небольшого скандала комиссия согласилась на поднятие тарифов «всего» на 16%. Похожий трюк правительство и комиссия исполняли неоднократно — сначала непомерно большие требования, потом критика правительства и как результат — «незначительное» повышение тарифов на газ, воду или электроэнергию. Но в этот раз народ разъярился. 

Евгений Бибин
Евгений Бибин

Блогеры посчитали зарплату Евгения Бибина (гендиректора «Электросетей Армении») — по некоторым данным, он получает 40 тысяч долларов в месяц. В прессе стали писать, что Бибин каждые три месяца раз выделяет себе премию в 40 миллионов драмов (это примерно 80 тысяч долларов); арендует дорогущие машины, дома; на обслуживание кнопки видеозвонка на сайте компании тратится по две тысячи долларов в месяц. Потом нашли заявку компании на закупку цемента, из которой следовало, что цемент закупается «Электросетями Армении» примерно в тысячу раз дороже, чем он стоит. Этого информационного потока (никто, правда, особо не разбирался, что правда, а что — нет) оказалось достаточно для того, чтобы люди вышли на улицы. 

Почему дорожает электроэнергия?

У повышения тарифов есть объективные причины. Дело в том, что Мецаморская АЭС в 2017 году должна остановиться на полную реконструкцию — а эта электростанция вырабатывает 40% всей электроэнергии в Армении. Другие 40% вырабатываются теплоэлектростанциями, которые расходуют импортируемое топливо — газ и мазут. Цена на энергоносители зависит от валютных колебаний, а армянский драм в конце прошлого года резко обесценился — почти на 20%. Есть еще и внутриармянские причины — в правительстве и парламенте сидят люди, которые владеют малыми ГЭС и являются активными, хоть и теневыми, участниками энергетического рынка. 

Возможно, люди не вышли бы на улицы, если бы глава «Электросетей Армении» Евгений Бибин пришел на специально созванное заседание Национального Собрания и на встречу с комиссией по регулированию общественных услуг. Лидер фракции партии «Процветающая Армения» Наира Зограбян назвала поведение Бибина наглым: «Отсутствие Бибина считаю просто пренебрежением и хамским отношением к законодательному органу Армении. Если он столь адекватен и благоразумен, что может иметь время, чтобы дать интервью информационным агентствам и в очередной раз не принять свою вину, то мог бы прийти сюда и ответить на наши вопросы». 

Хронология

По первым протестам нельзя было сказать, что они перерастут в столь сильное противостояние. В начале июня прошло два не очень многочисленных митинга. В пятницу, 19 июня планировался марш в сторону президентского дворца. Однако организаторы в последний момент решили дать правительству время, объявили трехдневный ультиматум и сели на круглосуточную акцию протеста «на Опере» (около Оперы, на Площади Свободы) — основном месте армянских протестных акций еще с февраля 1988 года, когда зарождалось карабахское движение.

В понедельник вечером, не получив ответа от правительства, примерно пять тысяч митингующих двинулись на проспект Баграмяна. Это одна из основных артерий города, на проспекте находятся Конституционный суд, парламент и президентский дворец. Полиция остановила протестующих на подступах к Конституционному суду. Тогда и началось стояние: часть хотела обратно пойти «на Оперу», часть — прорываться. В результате все просто сели на асфальт. 

Применение водометов на проспекте Баграмяна, 23 июня, Ереван
Применение водометов на проспекте Баграмяна, 23 июня, Ереван
Фото: Narek Aleksanyan / PAN Photo /Reuters / Scanpix

Вечером 22 июня поступило предложение от администрации президента — президент готов сесть и обсудить все с пятью активистами. Активисты ничего не решили и заявили, что обсуждать нечего: либо пусть снижают тарифы обратно, либо они так и останутся сидеть на улице до победного конца. 

У протестного движения в Армении настолько нет лидеров, что непонятно, кто должен принимать решение. В протестах участвуют представители оппозиционных партий «Свободные Демократы», «Учредительный Парламент», «Гражданский Договор», «Наследие». Но никто не берет на себя роли лидеров. В какой-то момент на проспекте Баграмяна собрались все: от русофилов до русофобов, от западников до националистов. Если кто-то из политиков возьмет на себя инициативу, кажется, что остальные просто уйдут.

Ближе к середине ночи на 23 июня основная часть митингующих разошлась, остались около 500 человек. И уже под утро, примерно в 5:30 началась полицейская операция — пошли в ход водометы и дубинки. Полиция особо отличилась в отношении журналистов: очевидцы говорят, что тон задал замначальника полиции Левон Ераносян, который известен своими «волевыми» взглядами на жизнь (не так давно он обещал перед камерами кому-то «отрезать уши» и превратить того в «пастушьего пса»). В целом пострадало 15 журналистов, десять из них задержали. Из демонстрантов несколько десятков получили ранения, почти 240 человек задержали и распихали по СИЗО по всей стране — столько мест в относительно спокойном Ереване просто нет.

Вечером «на Опере» собралось почти 15 тысяч человек. Как сказал один из пришедших на митинг: «Я бы сидел дома и смотрел онлайн трансляцию. Но после такого не могу сидеть дома». Как и в прошлый раз, люди пошли на проспект Баграмяна. И опять полицейские перекрыли улицу. Но на этот раз начальник ереванской полиции Ашот Карапетян выступил в прямом эфире радио «Свобода» и сказал, что никаких силовых акций не будет, что митинг мирный и полиция будет с этим считаться. Начальник полиции Владимир Гаспарян извинился за действия своих подчиненных и заявил, что проведет внутреннее расследование, виновные будут наказаны, а журналистам возместят цену сломанного оборудования.

Задержание прессы 23 июня, Ереван
Задержание прессы 23 июня, Ереван
Фото: Photolure News Agency / Demotix / Corbis / Vida Press

К 24 июня к протестам присоединились «звезды». Депутат и руководитель движения «Гражданский Договор» Никол Пашинян бросил клич в Фейсбуке — предложил своим коллегам и представителям шоу-бизнеса вместе собраться, пойти, встать между полицией и людьми и не допустить столкновений. Блогер Тигран Кочарян у себя в фейсбуке написал, что акция была похожа на «пиар-показ коллекции лето-осень».

В итоге в центре Еревана резко изменилось настроение — от гнетущей в первые два дня до едва ли не победной вечером в среду. На площади Свободы люди танцуют народные танцы, поют. Кто-то раздает абрикосы и печенье, из известной пиццерии постоянно подвозят пицц. Там и тут развеваются армянские флаги и черные полотнища анархистов. Кто-то кричит в мегафон — мало кто слышит, но все аплодируют (с аппаратурой плохо, динамиков на площади нет, поэтому довольствуются мегафонами и передачей информации из уст в уста и через соцсети). Например, на площади все время передают друг другу: «говорят, мы уже выиграли, скоро официально объявят». 

Поддержка соседей

Ситуация в Армении сразу же получила большой отклик в соседних странах. Как только армяне начали писать в твиттере об акциях протеста, появился хештег #ElectricYerevan (в твиттере армяне пишут, в основном, по-английски — подавляющее большинство аккаунтов принадлежат англоязычной армянской диаспоре). Хештег сразу стали использовать украинские и российские патриоты, а за ними и боты. Украинцы приветствуют начало нового Майдана, будущую победу над российским империализмом, радуются возможности экспорта революции. Они пишут много подбадривающих статусов, часто можно встретить фотографии первого погибшего на Майдане в Киеве Сергея Нигояна с комментариями по армянской тематике. Уже появился термин Электромайдан, и отнюдь не с армянской подачи.

В российском сегменте интернета реагируют на митинг совсем по-другому. Российские патриоты тоже видят Майдан в Армении, но предупреждают близоруких и недальновидных армян, что они стали марионетками в руках Вашингтонского Обкома. Отдельно надо отметить постоянных спутников армянских пертурбаций — ботов из Азербайджана. 

Одним словом, из армянских митингов получилось сразу несколько, причем друг с другом практически никак не связанных реальностей.

Проспект Баграмяна, 24 июня, Ереван
Проспект Баграмяна, 24 июня, Ереван
Фото: Karen Minasyan / AFP / Scanpix

А дальше?

24 июня появились слухи, что ситуация близка к решению. По слухам, «Электросети Армении» готов купить самый богатый армянин в мире, глава группы компаний «Ташир» Самвел Карапетян, который давно и активно инвестирует в Армению. С улиц люди, впрочем, на всякий случай не уходят — самые активные ночевали 24 июня прямо на площади Свободы. Утром они вместе с уборщиками подмели место акции протеста и даже вымыли асфальт. 

Самвел Мартиросян

Ереван