Перейти к материалам
полигон

«Все лучше, чем мы думали» или «мы находимся в середине шторма»? О чем спорили Кудрин, Греф и Шувалов в Петербурге. Коротко

Источник: Meduza
Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС / Vida Press

Одно из главных событий Петербургского международного экономического форума — дискуссия об экономике, в которой участвовали вице-премьер Игорь Шувалов, президент Сбербанка Герман Греф и бывший министр финансов Алексей Кудрин. Всех троих условно относят к «либеральному» лагерю, но у них оказались совершенно разные взгляды и на кризис, и на способы выхода из него, и на текущую политическую ситуацию. «Медуза» внимательно выслушала всех троих и собрала главные тезисы выступлений в коротком пересказе. 

Алексей Кудрин

Мы находимся в середине шторма. После относительно удачного первого квартала в экономике многие поспешили сказать, что нижняя точка кризиса пройдена. Второй квартал, указывает Кудрин, покажет, что это не так, а в отношении третьего и четвертого кварталов существует неопределенность — прежде всего, потому, что непонятно, как будет строиться модель взаимодействия с западным миром. Через год относительные показатели экономики будут лучше, но экономика только-только оттолкнется от дна.

Почему бы нам не приблизить выборы президента? России нужен долгосрочный план реформ, но большинство правительственных документов ограничивается сроком до 2018 года (то есть временем, когда должны пройти очередные выборы президента). Кудрин предложил подумать, не перенести ли выборы на более ранний срок ради того, чтобы заново избранный президент получил мандат на проведение реформ от общества и время на их реализацию. В пример он привел ситуацию в Казахстане, где на досрочных выборах вновь победил Нурсултан Назарбаев. 

Модели Китая и Сингапура для России не работают. Между демократией и устойчивым экономическим ростом не всегда есть прямая связь. Однако Россия исторически пошла по принципу развития демократии и свободного рынка, модели Китая и Сингапура уже не могут быть реализованы. Сейчас стране нужна более свободная дискуссия в СМИ, свободная критика действий правительства и президента, политическая конкуренция, снижение государственного регулирования. 

Герман Греф

Кризис — это результат плохого менеджмента. Неважно, о каком кризисе идет речь — экономическом или личном. По словам Грефа, «если печеночка пошаливает, значит где-то вы злоупотребляли». В существующем экономическом кризисе есть внешние причины, например, обвал цен на нефть. Но разве мы не знали, что на сырьевых рынках бывают колебания? Очень долго проблемы в экономике никак не решались. Чтобы двигаться вперед, нужно улучшать управление на всех уровнях — от муниципального до государственного. Не исключая и корпоративный. 

С мозгами проблем нет, есть проблема с действиями. В России действует множество хороших программ, говорятся правильные слова, но при этом делается иногда нечто противоположное. Кризис — очевидно плохое время для структурных реформ; единственное, что в нем хорошо — это мощный стимул на перемены для большого числа управленцев. Успешные менеджеры тем и отличаются от плохих тем, что готовы к постоянным переменам. 

Надо делать банальные вещи. Экономика меняется. В начале XX века она была индустриальная, затем — постиндустриальная, сейчас начинается какая-то совсем новая. Ни одна страна не живет в этой новой экономике, но есть кластеры — например, Кремниевая долина, которая вышла на новый уровень вовлечения интеллекта в экономику. Государству нужно не пытаться участвовать в этой новой экономике или предугадать ее направления, а сделать так, чтобы подобные кластеры возникали. То есть заниматься банальными вещами: улучшать бизнес-среду, инвестиционный климат, обеспечивать комфортную работу — после этого все начнет меняться само с помощью частной инициативы. Если прийти в американский Белый дом и начать задавать вопросы про Кремниевую долину, можно ужаснуться — там никто не понимает, как она устроена. Это и не надо — надо создавать условия для бизнеса, но не думать вместо него. 

Игорь Шувалов

Политическая конкуренция в России появится, а критика правительства в СМИ и так есть. Шувалов не вступил в открытую полемику с Кудриным об отсутствии свободы в СМИ, но привел в пример газету «Ведомости», которая критикует правительство. При этом Шувалов считает, что не вся критика хороша — некоторая только взвинчивает негатив. Политическая конкуренция должна, по мнению Шувалова, проявиться к следующим парламентским выборам и сами они будут «не такими», как выборы 2011 года. Что касается упреков в большом количестве запретительных инициатив в Госдуме (об этом говорили Кудрин и Греф), то Шувалов выступает за демократию и возможность высказаться для всех. Депутаты с помощью своих инициатив реагируют на запросы общества, нельзя запрещать им это делать. 

Нет никакого «поворота на Восток». В правительстве лишь говорят, что экономически целесообразно развивать торговлю с азиатскими партнерами — сосредотачиваться только на Европе опасно. Речи о том, чтобы сворачивать сотрудничество с западными институтами, нет. Те, кто так считают, неправильно интерпретируют действия правительства. 

Все оказалось значительно лучше, чем мы думали. Ситуация развивается не так, как правительство предполагало в конце 2014 года, когда отрабатывались самые жесткие варианты кризиса. По уровню безработицы, по отношению предприятий с кредиторами, по другим показателям — все оказалось не так плохо. Сейчас ситуация сложная, нельзя сказать, что все хорошо; но она не такая сложная, как правительство прогнозировало. 

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Реклама