Перейти к материалам
истории

«Разграблена, опустошена и разорена она» Почему «Исламское государство» разрушает музеи и памятники в Ираке

Meduza
Кадр: YouTube

На канале «Исламского государства» в YouTube 26 февраля появился пятиминутный ролик. В видео показано, как несколько мужчин уничтожают экспонаты музея в иракском городе Мосул и изваяния крылатых быков, охраняющих ворота древней Ниневии, расположенной недалеко от Мосула. Руководители пропагандистской машины «Исламского государства» попали в цель: разрушение древних скульптур производят крайне гнетущее впечатление, не сильно уступающее ужасу от убийств заложников перед камерой. По просьбе «Медузы» журналист Юлия Штутина разбиралась, какие древние памятники уничтожили террористы и почему.

Мосульский музей — второе по важности собрание древностей в Ираке. В нем хранились десятки тысяч экспонатов из Ниневии и других древних центров северной Месопотамии. Весной 2003 года, в разгар операции коалиционных сил против Саддама Хусейна, музей был разорен мародерами, но сотрудники спасли самые ценные артефакты, переправив их в Багдад накануне штурма города. В музее, тем не менее, оставалось довольно много крупных экспонатов, в частности, керамика и статуи из Хатры, важного культурного и торгового центра в составе древнего Парфянского царства. Непрекращающийся хаос в Ираке мешал открытию музея для публики, а летом 2014 года, когда подразделения «Исламского государства» (ИГ) взяли Мосул, стало понятно, что остатки коллекции находятся под угрозой уничтожения. Об этом прямо заявили командиры ИГ, навестившие администрацию музея вскоре после взятия города.

До января 2015 года боевики были заняты разрушением святынь в Мосуле, в частности, они уничтожили широко почитаемые шиитами мечеть пророка Юнуса, отождествляемого с библейским пророком Ионой, мечеть и гробницу Джирджиса (св. Георгия) и гробницу пророка Шифа (библейского Сифа). Кроме того, были разрушены святыни, почитавшиеся христианами-ассирийцами. 

В феврале 2015 года от рук бойцов «Исламского государства» катастрофически пострадали городская библиотека и библиотеки расположенных в Мосуле доминиканского монастыря и католической церкви. Речь идет о десятках, возможно, сотнях тысяч сожженных изданий, в том числе о редкой подборке иракских газет начала XX века и собрании карт и книг времен Османской империи. Как и экспонаты Мосульского музея, книги из городской библиотеки были разворованы мародерами в 2003 году, но многие из них были спасены жителями: спрятаны или выкуплены у торговцев на черном рынке. В 2015 году у книг не осталось шансов: хранилища были взорваны и подожжены, а небольшая часть собрания погружена на грузовики и вывезена в неизвестном направлении. По свидетельству местных жителей, боевики «Исламского государства» уничтожили и суннитский отдел в составе городской библиотеки. На фотографиях, сделанных на месте мечети пророка Юнуса после взрыва, видно, как дети собирают на развалинах рассыпанные страницы Корана.

Иракцы осматривают обломки гробницы пророка Юнуса в Мосуле, 24 июля 2014 года
Иракцы осматривают обломки гробницы пророка Юнуса в Мосуле, 24 июля 2014 года
Фото: EPA / LETA

Почему террористы разрушают не только христианские и шиитские святыни, но и суннитские объекты? Казалось бы, основатели «Исламского государства» исповедуют радикальную разновидность суннитского ислама, называемую салафизмом (к слову, ваххабизм считается одной из разновидностей салафизма). К салафитам причисляют себя большинство жителей Саудовской Аравии, включая правящую элиту. Лидеры и бойцы «Аль-Каеды» также являются салафитами. Следовательно, «Исламское государство», по сути созданное внутри «Аль-Каеды», не находится в ситуации преследуемого меньшинства. Однако триумф ИГ в Ираке в 2014 году позволил его лидерам не только размежеваться с «Аль-Каедой», но и узурпировать главную и высшую цель этой организации: создание нового халифата, единого мусульманского государства, живущего по законам шариата. Так что даже символическое антисуннитское действие «Исламского государства» — как сожжение книг из суннитской библиотеки — это вызов «Аль-Каеде» и саудовской элите.

Салафиты требуют возвращения к нормам и ценностям самых ранних мусульманских общин и «праведных предков» — «ас-салаф ас-салихун». Все, что было внесено в ислам позднее, салафиты отрицают. Такая очищенная от примесей форма ислама оказывается очень привлекательной для новых последователей: она универсальна и всеобъемлюща — ведь речь идет об исламском Золотом веке, политической и идеологической утопии.

Борьба с символами

Действия «Исламского государства» в музее Мосула напомнили многим разрушение талибами гигантских статуй будд в афганском Бамиане в 2001 году. Сходство, бесспорно, есть: уничтожение чуждых исламу идолов, в частности, изображений чужих богов или святых — старая традиция, берущая начало от пророка Мухаммеда. Тех же бамианских будд расстреливали из пушек еще персидские шахи в XVIII веке. 

Статуи Будды в Бамианской долине. Декабрь 1997 года (слева) и март 2001 года (справа)
Статуи Будды в Бамианской долине. Декабрь 1997 года (слева) и март 2001 года (справа)
Фото: Muzammil Pasha, Sayed Salahuddin / Reuters / Scanpix

Однако в подходе боевиков «Исламского государства» к разрушению памятников есть и новое. Лидеры ИГ по существу ведут войну не только с неверными и несогласными, но и с историческими символами. Так, вскоре после вторжения в Ирак летом 2014 года бойцы «Исламского государства» при помощи бульдозеров сравняли с землей насыпь на участке границы между Сирией и Ираком. Комментатор за кадром пояснял, что таким образом, наконец, уничтожаются следы переустройства Ближнего Востока западноевропейскими державами. Речь идет о символической денонсации соглашения Сайкса-Пико — документа, подготовленного Великобританией и Францией еще в разгар Первой мировой войны, который определил принципы создания новых государств на Ближнем Востоке. 

Поражение Османской империи в войне позволило Англии и Франции, двум державам-победительницам, при поддержке Лиги Наций создать мандатные территории в Месопотамии, Палестине и Сирии и руководить ими на протяжении двадцати лет. Абу Бакр аль-Багдади, лидер «Исламского государства», в одном из публичных выступлений вскоре после взятия Мосула прямо говорил, что его отряды не остановятся, пока «не забьют последний гвоздь в крышку гроба заговора Сайкса-Пико».

Вернемся к мосульским памятникам и исторической памяти. С одной стороны, бойцы «Исламского государства» попросту добивали то немногое, что оставалось в городе. С другой, и крылатые быки, и статуи из Хатры — символы, узнаваемые и на Востоке, и на Западе. Так, Хатра — это город, образовавшийся на стыке Римской империи и Парфянского царства. Через него шли важные торговые пути в начале I тысячелетия нашей эры, там совсем рядом мирно сосуществовали храмы греческих, сирийских, шумерских, аккадских и ассирийских божеств. Скульптуры из Хатры, датируемые в основном II-III веками нашей эры, отражали это смешение: стилистически они находятся в родстве и с Востоком, и с Западом. 

Крылатые быки (VII в. до н. э.), охранявшие ворота Нергал в Ниневии, известны европейцам с середины XIX века, когда их открыла экспедиция британского археолога Генри Остина Лэйарда. Крылатые быки и львы из соседнего с Ниневией Нимруда в XIX и начале XX веков были вывезены в Лондон, Париж, Нью-Йорк и Чикаго. Копия «лондонского» крылатого льва находится в Пушкинском музее в Москве. Все учебники древней истории непременно воспроизводят эти незабываемые символы могущества ассирийских царей.

Ниневия — один из важнейших городов древней Месопотамии. Едва ли не самое пронзительное его описание содержится в Ветхом Завете, в книге пророка Наума (2: 8 — 13): «Ниневия со времени существования своего была как пруд, полный водою, а они бегут. „Стойте, стойте!“ Но никто не оглядывается. Расхищайте серебро, расхищайте золото! нет конца запасам всякой драгоценной утвари. Разграблена, опустошена и разорена она, — и тает сердце, колени трясутся; у всех в чреслах сильная боль, и лица у всех потемнели. Где теперь логовище львов и то пастбище для львенков, по которому ходил лев, львица и львенок, и никто не пугал их, — лев, похищающий для насыщения щенков своих, и задушающий для львиц своих, и наполняющий добычею пещеры свои и логовища свои похищенным? Вот, Я — на тебя! говорит Господь Саваоф. И сожгу в дыму колесницы твои, и меч пожрет львенков твоих, и истреблю с земли добычу твою, и не будет более слышим голос послов твоих».

Кадр: YouTube

В ролике «Исламского государства» эти монументы, на изготовление которых наверняка уходили годы, в считанные минуты очень буднично разрушаются деловитыми дядьками с перфораторами и кувалдами. Авторы видео заботливо показывают зрителю таблички с подписями, даже черно-белые фотографии с раскопок, на которых были найдены скульптуры.

Не до конца пока ясно, какие скульптуры из музея были слепками, а какие —оригиналами. Видевшие ролик могли обратить внимание на то, что из обломков некоторых статуй торчит металлическая арматура. Это может означать, что это либо гипсовые копии, либо крепеж, использованный реставраторами. Бывший губернатор Мосула Атиль Нуджаифи в интервью курдскому изданию Rudaw заявил, что все скульптуры в музее, разбитые исламистами, за исключением одной, — слепки, а оригиналы давно переправлены в Багдад. Слепками также являются и все рельефы, выставленные в залах музея. По сведениям Нуджаифи, семь скульптурных подлинников (все — аккадские) вывезены из музея бойцами «Исламского государства» и могут быть перепроданы на черном рынке.

В блоге ассириолога Кристофера Джонса из Колумбийского университета содержится подробный разбор всех экспонатов, которые видны в ролике ИГ. Джонс пишет, что в кадре мелькают фрагменты бронзовой обшивки храмовых ворот из города Балават, найденных в 1956 году Максом Мэллоуном (знаменитым британским археологом, вторым мужем Агаты Кристи). Но что сталось с частями ворот после съемок ролика — неясно, возможно, они вывезены из музея.

И Джонс, и бывший губернатор Мосула Нуджаифи отмечают, что крылатый бык у ворот Нергала — подлинник, причем наиболее хорошо сохранившийся из всех привратных изваяний Ниневии. Нанесенный ему перфоратором ущерб, скорее всего, непоправим.

Национальный музей Ирака

Крылатые быки в Национальном музее Ирака в Багдаде. 1 марта 2015 года
Крылатые быки в Национальном музее Ирака в Багдаде. 1 марта 2015 года
Фото: Ahmad Al-Rubatye / AFP / Scanpix

Многое уже говорилось и писалось о том, как эффективно работает пропагандистская машина «Исламского государства», как шокируют совершенные ими убийства — сожжение иорданского пилота или обезглавливание заложников перед камерой. Но однообразие насилия притупляет восприятие, и, видимо, чтобы этого не произошло, к серии безжалостных убийств исламисты добавили уничтожение древностей. 

Ролик из Мосула попал в сеть 26 февраля и, как говорится, «взорвал интернет». Иракское правительство предприняло чрезвычайные контрпропагандистские усилия и 28 февраля демонстративно открыло для публики багдадский Национальный музей, многострадальную сокровищницу искусства древней Месопотамии (тоже был закрыт с 2003 года). Перерезавший красную ленточку у входа в музей премьер страны Хайдер аль-Абади пообещал отомстить «Исламскому государству» «за пролитую кровь и уничтожение цивилизации Ирака».

P. S. Повышенная деструктивная активность «Исламского государства» началась вскоре после того, как коалиция западных сил и курдских вооруженных формирований объявила о готовящемся весной 2015 года контрнаступлении на Мосул. После него, надо полагать, в злополучном городе и его окрестностях точно камня на камне не останется. 

Юлия Штутина