Перейти к материалам
истории

«Пример от акционеров — Russia Today» Интервью руководителя «Ура.ру» Михаила Вьюгина «Медузе»

Источник: Meduza
Фото: Александр Мамаев / Служба новостей «URA.Ru»

В среду, 11 февраля, екатеринбургское издание «Ура.ру» объявило о смене концепции. На сайте появилось туманное объявление о том, что «Ура» «не может и не хочет быть заложниками формата» — «работать ради увеличения количества кликов и ехидных комментариев анонимов, жить в статусе „желтых страниц“, несправедливо переходить на личности и формировать повестку, противоречащую собственным убеждениям». Источники в редакции заявили, что это объявление появилось вопреки воле журналистов. Кроме того, по их словам, редакция давно испытывает давление со стороны акционера, который снимал материалы «про коррупцию, связанную с имуществом мэрии, махинациями с землей Росреестра». Последним удаленным материалом стала статья про приезд в город оппозиционера Леонида Волкова и подготовке к маршу «Весна», запланированному на 1 марта. Специальный корреспондент «Медузы» Илья Жегулев поговорил об этой ситуации с руководителем «Ура.ру» Михаилом Вьюгиным (он фактически является главным редактором издания, но предпочитает так себя не называть).

Сайт «Ура.ру» был основан екатеринбургской журналисткой Аксаной Пановой в 2006 году. В 2012-м Панова была вынуждена покинуть «Ура.ру» — тогда на нее завели несколько уголовных дел. В итоге основными владельцами «Ура.ру» стали лояльные областным властям бизнесмены (через австрийский холдинг BF TEN Holding GmbH), а Панова с большей частью старой команды основала новый сайт — Znak.com. Несмотря на это, «Ура.ру» остается одним из самых посещаемых и влиятельных изданий на Урале.

— Кто написал текст — обращение к читателям, которое сейчас висит на главной странице сайта?

— Это я писал.

— После каких событий?

— У меня была запланирована встреча с акционерами, я даже в выходные ребятам анонсировал. После всех событий, которые случились на прошлой неделе, когда массово с разных фронтов были высказаны замечания к агентству. Критика — не о том пишете, не про то пишете; соответственно, было назначено, что мы во вторник садимся и обсуждаем, правильно ли мы — редакция — и акционеры понимают векторы развития проекта. Вчера сели и начали обсуждать.

— У кого были основные претензии и в связи с чем?

— Там была их куча. У нас есть длящаяся история с руководителем свердловского Росреестра. Он пытается уголовку на нас возбудить, мы защищаемся, уже даже в прокуратуру обращались по этому случаю. Есть какая-то непонятная шняга с «Единой Россией» — история с [Ильей] Гаффнером известная, с его интервью, где он сказал «Надо меньше есть». Несмотря на то, что он просто нам дал интервью, неофициально со стороны единороссов были выпады типа «а можно же было и не заметить, а можно же не написать».

— А что стало последней каплей?

— Последней каплей… На прошлой неделе у нас вышел репортаж — уникальный: это репортаж с заседания, где ни разу не был упомянут докладчик. Но когда планировалась вчерашняя встреча, речь о том, что мы остановим работу, не шла. То есть я ехал на очередной раунд переговоров о том, что мы формат смотрим, корректируем, выбираем что-то другое, но при этом одновременно работа агентства идет. Честно скажу: [новый] дизайн сайта был запланирован на 2 марта. Его делали почти год, он уже был почти готов. А в итоге наш разговор был о том, что внешне видно, что редакция не может одновременно и новости делать, и формат менять, поэтому давайте как остановитесь — подумайте над тем, как вы работаете и о чем вы пишете.

— Сейчас основная версия, что последней каплей стала история об анонсе выступления с докладом в Екатеринбурге Леонида Волкова.

— Могу сказать одно. Заметка была — заметки больше нет (но если поискать — можно и найти — прим. «Медузы»). Дальше по корпоративным кодексам идти на дальнейшее обсуждение не могу. Пусть Лёнины выводы остаются на Лёниной совести.

— Обсуждалось ли это на встрече акционеров?

— Опять же, не могу сказать. Заметка была — заметки нет. И все.

— Готов ли ты своими руками менять формат в сторону гораздо большей лояльности власти?

— Честно скажу, сегодня приехал, передал позицию акционеров всему коллективу, ребята взяли время подумать до конца недели. Каким они видят формат, про что они готовы писать, про что не готовы. Признают ли они, что они неадекватно описывают российскую действительность — или они останутся в оппозиции. Для меня это история про 50 человек, которых я — каждого сам персонально — брал на работу. Я когда пойму, что все они трудоустроены, тогда буду принимать решение для себя.

— Когда ушла Аксана Панова, была ли смена формата? Что тебе говорили и что изменилось?

— Нет, не было такого. Мы поэтому и сохранили аудиторию — и вся аудитория Аксанина в Znak.Com не ушла, потому что мы свой «урашный формат» подтвердили. Секрет формата знали двое — я и Аксана. Она ушла, создала у себя на новой площадке этот же формат, я подтвердил его здесь. Ограничений никаких не было.

— Согласен ли ты сам с тем текстом, который этой ночью повесил? Что вы были слишком «желтые» и далее по тексту? Самобичевание какое-то. Тебе же нравился этот формат?

— Честно говоря, нет. То есть, если говорить искренне, я понимаю, что формат предполагает постоянную борьбу за очень многое. И я понимаю, что формат опасен для этих десятков людей, которых я взял на работу. Выживаем ли он вообще? Не уверен. Про комментарии и интервью анонимов я вообще согласен с каждым словом в этом тексте, потому что реально — комментарии читателей убивали своей оторванностью. Сделать сайт более респектабельным или буржуазным… Не знаю. Пока главный итог, который я вижу — у меня же были показатели по влиятельности и посещаемости. Вроде бы посещаемость сейчас с меня снимают. Мне нужна только влиятельность.

— То есть акционеры убрали KPI по посещаемости?

— Да.

— Какой срок дали на изменение формата?

— Бессрочно, но затягивать я не хочу. В пятницу проведем мозговой штурм. Менять формат и не делать новый дизайн странно. На три недели уходить с рынка — для агентства смерть. Это все заново начинать. По дизайну говорят, что не успеют, это тяжело. Там кэширование какое-то, другие сложности. Главное — я не понимаю, что мне скажут ребята про свою готовность или неготовность работать в новом формате, я не понимаю, что на их ответ скажут акционеры. Достаточно или не достаточно, или нужно сильнее, глубже, больше любви и так далее. У меня неизвестных — до хрена.

— Новый формат «Ура.ру», озвученный акционерами, это все-таки что — пропагандистское СМИ?

— Пример, который приведен был для меня акционерами, — Russia Today.

* * * 

Издание «Йод» поговорило с Алексеем Бобровым, владельцем австрийской компании BF TEN Holding GmbH и одним из акционеров информагентства Ura.ru. 

— Журналисты Ura.ru жалуются на цензуру говорят, что акционеры обвиняют издание в недостаточной любви к родине и ставят в пример Russia Today.

— Любовь к родине у нас в крови. Она присуща нам от рождения. В чем проявилась цензура?

— Удалили материал о приезде в город Леонида Волкова, соратника Алексея Навального.

— Кто такой Навальный?

Читать полностью

Илья Жегулев

Москва

Реклама