Перейти к материалам
истории

«Агрессивные пациенты будут ходить по улицам» Психиатрическая больница № 14 готовится к закрытию: репортаж «Медузы»

Источник: Meduza
Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

В рамках реорганизации московской системы здравоохранения в 2015 году будет ликвидирована психиатрическая больница № 14. В ней лечатся около 700 пациентов с острыми формами психических расстройств. По плану мэрии, их должна принять психиатрическая больница № 15, однако сотрудники ПБ № 14 уверены, что там «своих хватает». Врачи предполагают: департамент здравоохранения рассчитывает перевести большую часть больных на амбулаторное лечение. Специальный корреспондент «Медузы» Даниил Туровский выяснил, как психиатрическая больница № 14 готовится к закрытию.

Юг Москвы, плотно застроенная окраина, за желтым забором — корпуса психиатрической больницы № 14. Всего в них 14 отделений; в десяти работают с пациентами, страдающими острыми формами психических расстройств — таких больных в клинике примерно 700. 

ПБ № 14 основана в 1963 году, долгое время была филиалом московской психиатрической больницы № 1 («Кащенко»). Здесь лечат пациентов из районов Царицыно, Москворечье-Сабурово и Бирюлево. На сайте родственников пациентов клиники пишут, что в отделениях «создана атмосфера дома» — с плюшевыми креслами, старомодными коврами, цветами на подоконниках; еще тут есть пианино и бильярд. 

19 ноября 2014 года блогер Sapojnik (социальный психолог Алексей Рощин) написал в ЖЖ, что закрытие этой больницы, намеченное на следующий год, приводит в шок всех, кто связан с психиатрией. Рощин сослался на разговор со знакомым московским психиатром, который сообщил, что в 14-й лечатся «те, кто в просторечии именуются „буйными“» (в действительности в большинстве психиатрических больниц Москвы есть отделения для острых больных — прим. «Медузы»). «В здравоохранении сейчас во главе угла — экономический показатель „оборачиваемость коек“, — писал блогер. — Больной должен быстренько „пролечиться“ и уступить свое место другому — тогда будет хорошая оборачиваемость. А что в 14-й? Там в „острых“ палатах обычно лечатся по семь-восемь месяцев, да и стоимость лечения очень высокая — препараты импортные, дорогие». Больных, по информации Алексея Рощина, распределят по другим московским больницам, но всех «распихать» не получится — в Москве просто не хватит свободных коек. «Это означает, что значительная часть окажется просто на улицах в самом ближайшем времени. Недолеченные. Среди нас», — пугал блогер читателей.

Психиатрическая больница № 14
Фото: mosgorzdrav.ru, modo-novum.ru

О будущем психиатрической больницы № 14 известно из плана-графика столичных властей, выложенного на сайте rusmedserver.com. Именно про этот документ вице-мэр Москвы по вопросам социального развития Леонид Печатников произнес знаменитую фразу: «Мы не хотели это публиковать, потому что тихо плакали в наших кабинетах». Согласно плану, 28 медучреждений будут закрыты; их сотрудников уволят или распределят по другим больницам. 

В графике мэрии указано, что сотрудников психиатрической больницы № 14 до марта 2015 года предупредят о сокращении; на выходные пособия потратят около 131 миллиона рублей; помещения освободят до 1 сентября 2015 года. 

Сотрудница ПБ № 14 Юлия Степушкина рассказывает, что 24 ноября 2014 года первые уведомления об увольнении (с февраля 2015-го) получили шестеро врачей (всего в больнице работают 120 докторов). «Мы как на пороховой бочке, и что делать дальше — не знаем, — говорит медсестра ПБ № 14 Валерия, имя изменено по ее просьбе. — Переходить особо некуда, везде сокращения. И вообще, непонятно, как можно закрыть больницу такого профиля. Давайте закроем все тюрьмы и выпустим всех маньяков и педофилов». 

Больных из 14-й, если верить графику мэрии, планируют направить в психиатрическую больницу № 15. При этом опрошенные «Медузой» сотрудники 14-й опасаются, что такое количество пациентов невозможно переселить в другие больницы, потому что в них нет мест. «В 15-й своих хватает. Я слышала, хотят большинство больных перевести лечиться амбулаторно, но это же глупо, — рассуждает медсестра Валерия. — Амбулаторно с такими заболеваниями не лечат. Это то же самое, что сходить в поликлинику, сделать операцию и уйти. Полный бред. Такие больные — с шизофренией, депрессией, суицидники, с алкогольными психозами — должны быть под постоянным наблюдением». 

«Они хотят перевести всех на амбулаторное лечение, — подтверждает врач-психиатр из 14-й Елизавета Жесткова. — Чтобы больные сами приходили. Нужно понимать, что нет ни одной медсестры или санитарки, на которую хоть раз не нападал больной. У меня была пациентка, которая убила собственного ребенка, находясь в психозе под воздействием голосов. Вот они — будут сами ходить». Жесткова подчеркивает: большинство пациентов в больнице — агрессивные («один больной голый в детский сад зашел», «есть мальчик, который избил мать до того, что она попала в реанимацию»). «Больница закроется, коек на всех в других больницах не хватит — значит, эти агрессивные пациенты будут ходить по нашим улицам, в наших дворах, в наших подъездах, — говорит врач. — Мне страшно. Они ведь могут напасть. Они в психозе, им скажут голоса — пойти ударить, они пойдут и ударят. Об этом государство не думает». 

По словам сотрудников, руководство больницы в разговорах с персоналом отрицает ее закрытие — на «пятиминутках» с главным врачом поднимать эту тему запрещено. «Каждый год у нас сокращают количество коек и на больницу выделяют меньше денег. Сейчас официально [в моем отделении перечисляют деньги] на 45 больных. Они [департамент здравоохранения Москвы] искусственно сокращают [койки], будто становится меньше больных», — жалуется Жесткова. При этом в каждом из отделений ПБ № 14 лежат до 65 больных; каждое отделение курируют один заведующий и один врач: «Когда в октябре заведующий моего отделения ушел в отпуск, я оставалась одна на 65 человек».

Выписавшийся 25 ноября из ПБ № 14 Василий (имя изменено) скрывает свой диагноз. Он отмечает, что третий раз лежит в больнице — «планка едет». «Не было бы этой больницы, давно на небесах бы был, — говорит он. — Третий раз лежу, это как перерыв, чтобы успокоиться, прийти в себя и не поубивать никого. Все сделают там, таблетки будешь пить, процедуры проходить, хорошо поешь — там вкусная очень еда». Василий рассказывает: в отделении № 8 (общепсихиатрическое мужское отделение для лечения острых форм психических расстройств), где он лежал, — примерно 60 острых больных. Они никуда не выходят; некоторые по своему желанию «дежурят» — ходят убирать листву или на продовольственный склад за продуктами для столовой, но большинство больных сидят по палатам. 

Психиатрическая клиническая больница № 15
Фото: pkb15.ru

Руководство больницы № 14 от комментариев отказалось. Секретарь главного врача ПБ № 14 заявила, что ее начальник не сможет поговорить, поскольку в медучреждении «идут проверки». В департаменте здравоохранения Москвы также отказались от оперативных комментариев, отметив, что «все уже было сказано публично». Секретарь главного врача в ПБ № 15 сказала мне, что у них нет информации, будут ли к ним переводить пациентов из 14-й. Один из врачей, работающих в ПБ № 15, отметил, что в больнице и правда есть несколько пустых отделений, но в них смогут разместиться только 100 пациентов. 

* * * 

Над окном проходной ПБ № 14 висит приглашение на митинг «За достойную медицину». На прошлой неделе тут лежали бумаги с обращением к Владимиру Путину — с просьбой не расформировывать больницу; их подписывали врачи и родственники пациентов. Координатор митингов врачей Алла Фролова (организовала движение «Вместе за достойную медицину!» после того, как в 2012 году в ее районе закрыли детскую поликлинику) сказала мне, что сотрудники ПБ № 14 уже выходили на первую акцию докторов в начале ноября. Пойдут они и на следующий митинг, который намечен на ближайшее воскресенье. 

Мать одной из пациенток 14-й отмечает, что на акции будут и родственники больных. «Но большинство не идут, потому что думают, что ничего от этого уже не изменится», — говорит она. Куда переведут ее дочь, когда ПБ № 14 будет расформирована, она не знает.

Вы читали «Медузу». Вы слушали «Медузу». Вы смотрели «Медузу» Помогите нам спасти «Медузу»

Даниил Туровский

Москва

Реклама