Перейти к материалам
разбор

В метро давно стоят рамки металлоискателей. Они защищают от терактов?

9 карточек
  • В петербургском метро есть рамки металлоискателей?
  • Почему в этот раз металлоискатели не помогли?
  • И что, их не всех останавливают?
  • Если останавливать всех, кто «пищит», это спасет от терактов?
  • Но хоть как-то эти рамки работают?
  • Рамки — единственный способ защиты?
  • И как это все работает?
  • Это эффективно?
  • И что же делать?
1

В петербургском метро есть рамки металлоискателей?

Да, есть. Правда, многие пассажиры обращали внимание, что на некоторых станциях их можно просто обойти сбоку. На сайте метрополитена Санкт-Петербурга обещали исправить эту ситуацию до 31 марта 2017 года.

2

Почему в этот раз металлоискатели не помогли?

Мы не знаем. Причины могут быть разными. Возможно, рамка не работала или была настроена таким образом, что реагировала только на больший вес. Не исключено, что рамка подала сигнал, но сотрудники метрополитена и полицейские не обратили на это внимания — ведь в метро каждый день проходят тысячи людей с металлическими предметами.

3

И что, их не всех останавливают?

Нет, не всех. По идее, рамки должны настраивать таким образом, чтобы они улавливали определенный объем. Если у человека в кармане ключи, детектор не должен пищать. Но даже если предмет тяжелее и детектор дает сигнал, сотрудники совсем не всегда на это реагируют — об этом можно судить, например, по форумам о травматическом оружии. Участники рассказывают, что иногда возят с собой пистолеты, рамки пищат, но никто не обращает на это внимания.

4

Если останавливать всех, кто «пищит», это спасет от терактов?

Нет. Начать нужно с того, что останавливать всех просто невозможно — ведь метро пользуется огромное количество людей. Многие носят с собой безобидные металлические предметы, на которые реагируют рамки, например ноутбуки или зонты. Если каждого будут останавливать и дополнительно проверять, возникнут очереди.

И еще нужно учитывать, что для такой тотальной проверки потребовалось бы нанять и обучить много сотрудников, а желающих не так много. Начальник службы безопасности Московского метрополитена Владимир Муратов сообщил в докладе 2016 года, что многие сотрудники досмотровых зон увольняются через пару месяцев работы из-за низкой зарплаты и тяжелого графика.

Кроме того, в СМИ не раз писали, что металлодетекторы на многих станциях установлены с нарушениями — прямо под ними проходят тоннели, и когда едет поезд, рамки «зашкаливают». Но даже если представить себе, что сотрудники начнут останавливать всех, на кого реагируют рамки, это не особенно поможет от терактов — хотя бы потому, что далеко не все бомбы содержат металл.

5

Но хоть как-то эти рамки работают?

Как-то работают. Например, в 2015 году рамки помогли найти у пассажиров московского метро около 30 тысяч запрещенных предметов, в основном ножи и другие колюще-режущие предметы. Но эта статистика мало о чем говорит — ведь мы не знаем, сколько опасных предметов все-таки удалось пронести.

6

Рамки — единственный способ защиты?

Нет. Сейчас во всех российских метрополитенах устроены или устраиваются зоны досмотра, и рамки металлоискателей — только один из элементов системы безопасности. На входе в метро устанавливают детекторы, улавливающие радиоактивные вещества. В досмотровых зонах стоят рентгеновские аппараты, с помощью которых сотрудники могут проверить содержание рюкзака или сумки. Там же стоят детекторы, способные уловить пары и следы взрывчатого вещества, и защищенные контейнеры, куда можно поместить сумку, если есть подозрение, что она может взорваться. Кроме того, на станциях работают системы видеонаблюдения, в том числе интеллектуальные: лица пассажиров распознают и сравнивают с лицами разыскиваемых преступников.

7

И как это все работает?

После того как человек прошел через «рамки радиационного контроля» и металлоискатели, к нему может обратиться сотрудник метрополитена и попросить пройти дополнительную проверку — даже если никакие рамки не сработали. Как правило, это означает, что его просят просветить сумку или рюкзак рентгеном. Если сотрудник не видит ничего опасного, человека пропускают. Если возникают какие-то подозрения, дежурный может использовать другие устройства для обнаружения взрывчатого вещества. Или он просто зовет полицейских, которые имеют право пригласить понятых и провести досмотр.

Начальник отдела транспортной безопасности Московского метрополитена Максим Мошкин рассказывал в 2015 году, что сотрудников досмотровых зон специально учат распознавать в толпе подозрительных людей. Сотрудник петербургского метро объяснял в интервью, что ориентируется в основном на интуицию и останавливает тех, кто лично ему кажется похожим на террориста, — вероятно, это общая практика.

8

Это эффективно?

Не очень. Алексей Швецов из Дальневосточного университета путей сообщения в своей работе «Транспортная безопасность метрополитена» приходит к выводу, что сейчас система работает недостаточно эффективно. Пока не существует технологий, которые могли бы анализировать весь поток пассажиров и автоматически определять, кто из пассажиров представляет опасность, а если досматривать всех вручную, метро не сможет нормально работать.

В июне 2016 года источник издания «Лайф» рассказал, что спецслужбы решили проверить, как работают службы безопасности московского метро. Сотрудники в штатском за восемь месяцев смогли пронести на станции 50 муляжей взрывчатых веществ. Остановили только четверых.

9

И что же делать?

Швецов пишет, что сейчас самый эффективный метод — увеличить количество полицейских патрулей на станциях, которые ходят по платформе с обученными собаками. Он упоминает технологию «Стэндэкс», которую Россия разрабатывала вместе с НАТО с 2009 года, — система позволяла улавливать признаки наличия взрывчатого вещества на расстоянии, как бы «по запаху». В 2013-м систему успешно испытали в парижском метро. Потом ее хотели испытать в метро Санкт-Петербурга, но к тому моменту международная обстановка изменилась и практически все сотрудничество России и НАТО было приостановлено.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Александр Борзенко, Денис Дмитриев

Реклама