Перейти к материалам
разбор

На Украине снова боевые действия. Почему мы почти ничего о них не знаем?

4 карточки
  • Что случилось?
  • В газетах пишут о гуманитарной катастрофе в Авдеевке и Донецке. Это правда?
  • Еще были сообщения про экологическую катастрофу. Это правда?
  • Почему вы ничего не знаете?
1

Что случилось?

На востоке Украины — эскалация конфликта между украинской стороной и пророссийскими сепаратистами, которые контролируют часть страны.

По данным миссии ОБСЕ, которая следит за соблюдением перемирия по итогам Минских соглашений, число зафиксированных наблюдателями взрывов в последние дни января 2017 года значительно выросло. С 22 по 28 января члены миссии зафиксировали в среднем 382 взрыва в сутки; за сутки с вечера 28 января по вечер 29 января — 2240 взрывов, за следующие — 2499 взрывов.

В основном обстрелы ведутся в районе города Авдеевка, который контролируется украинскими войсками, и Донецка, который находится под контролем пророссийских сепаратистов. Сколько мирных граждан погибли при обстрелах, достоверно неизвестно. ОБСЕ основывается только на тех данных, которые смогли зафиксировать наблюдатели, поэтому в отчетах мало сведений о погибших и раненых — счет идет на единицы. Сколько погибших среди украинских военных и пророссийских сепаратистов, мы не знаем. Стороны приводят разные данные, преувеличивая потери оппонентов и занижая свои.

2

В газетах пишут о гуманитарной катастрофе в Авдеевке и Донецке. Это правда?

Мы не знаем. Власти Украины 30 января утверждали, что в Авдеевке нет ни газа, ни электричества, ни воды. 1 февраля газ и вода появились. Тем не менее, в городе объявили добровольную эвакуацию.

В Донецке, как заявили местные власти, 1 февраля пропала вода, поскольку снаряд попал в фильтровальную станцию. Читатель «Медузы» из Донецка сообщил, что вода в городе есть. В твиттере также есть сообщения, что вода идет, но тонкой струей.

3

Еще были сообщения про экологическую катастрофу. Это правда?

Мы не знаем. Эти сообщения были связаны с обстрелами коксохимического завода в Авдеевке. Судя по заявлениям руководства предприятия, завод по-прежнему работает — и все будет хорошо, если не случится прямых попаданий.

4

Почему вы ничего не знаете?

Мы ничего не знаем, потому что у нас нет достоверных источников. Мы не можем верить ни украинским властям, ни представителям пророссийских сепаратистов, поскольку это стороны конфликта. В зоне боевых действий почти нет журналистов — те, кто есть, освещают столкновения только с российской стороны или только с украинской стороны. У международных информагентств есть свои корреспонденты в Донецке и на Украине, но они сообщают о происходящем со слов официальных лиц. О самом главном, то есть о числе погибших, узнать сейчас невозможно.

«Медуза» работает для вас Нам нужна ваша поддержка

Реклама