Перейти к материалам
разбор

Можно ли верить данным соцопросов?

10 карточек
  • Что случилось?
  • Сколько россиян обычно опрашивают?
  • Так мало? В России живет 146 миллионов!
  • А если в выборку попадут одни пенсионеры? Или только богачи?
  • Выборка отражает устройство российского общества?
  • А зачем менять выборку?
  • Кто гарантирует, что люди говорят правду в опросах? Может быть, они просто боятся?
  • Выборка — это единственная проблема российских соцопросов?
  • Что делать со всеми этими проблемами?
  • Так я не понял, можно верить опросам общественного мнения или нет?
1

Что случилось?

ВЦИОМ опубликовал исследование, согласно которому больше половины россиян поддерживают идею отключения интернета в чрезвычайной ситуации. В социальных сетях многие усомнились в том, что подобный опрос адекватно отражает мнение общества. Так бывает едва ли не после всех громких новостей, связанных с социологическими опросами. Например, социологов часто критикуют после выхода очередного рейтинга доверия Владимиру Путину. По данным Левада-Центра, на июль 2015 года 87% россиян одобряли деятельность Путина на посту президента. 

2

Сколько россиян обычно опрашивают?

Это зависит от опроса. Для того, чтобы получить общее представление о мнении россиян в целом, достаточно опросить 1600 человек. 

3

Так мало? В России живет 146 миллионов!

Достаточно. Для того, чтобы узнать мнение общества, необязательно опрашивать всех. Нужно создать небольшую модель этого общества — выборку, и по результатам опроса можно будет судить об общей картине.

4

А если в выборку попадут одни пенсионеры? Или только богачи?

Нет, для общероссийских опросов, цель которых — изучить мнение всех слоев общества, выборку формируют иначе. Туда попадают люди разных возрастов, пола, уровня образования, достатка. Устройство выборки должно отражать устройство общества в целом.

5

Выборка отражает устройство российского общества?

Не всегда. Основной критерий оценки качества работы соцслужбы и репрезентативности ее выборки — результаты выборов: насколько итоги голосования совпадают с тем, что предсказывали социологи. После думских выборов 2011 года и последних выборов мэра Москвы стало очевидно, что крупнейшие российские центры изучения общественного мнения — ВЦИОМ, ФОМ и Левада-Центр сильно ошиблись в своих прогнозах. Эксперты называют разные причины такого несоответствия, среди них — проблемы с выборкой. Например, директор Центра методологии федеративных исследований РАНХиГС Дмитрий Рогозин считает, что крупные соцслужбы мало анализируют репрезентативность своей выборки и слишком редко ее меняют. 

6

А зачем менять выборку?

Затем, что социологические опросы проводятся на самые разные темы. Предполагается, что респонденты из одной группы — например, мужчины, получающие пенсию в районе 10 тысяч рублей и проживающие в крупных городах, отвечают на все вопросы примерно одинаково. Поэтому нам, грубо говоря, достаточно выяснить мнение нескольких таких пенсионеров, чтобы судить о мнении всех представителей этой группы. Но по некоторым вопросам у людей из одной и той же группы могут быть совсем разные мнения — и это зависит не от факта получения пенсии, а, например, от того, был ли человек на войне, есть ли у него внуки или от других факторов. По-хорошему, все эти детали надо учитывать и формировать свою выборку для каждого типа исследования. 

7

Кто гарантирует, что люди говорят правду в опросах? Может быть, они просто боятся?

Никто, конечно, этого не может гарантировать. Действительно, в опросах, касающихся политики, люди иногда боятся говорить то, что думают. В науке есть такой термин «спираль молчания» — на искренность респондента иногда влияет представление о «правильности» его мнения. Левада-Центр уже несколько лет подряд проводит опрос о страхе перед преследованием людей, которые критикуют власть во время соцопросов. По данным центра, в августе 2014 года 22% опрошенных считали вполне вероятным такие преследования.

8

Выборка — это единственная проблема российских соцопросов?

Нет. Есть и другие, касающиеся работы интервьюеров в «поле». Респондентов часто трудно застать дома, на телефонный разговор с незнакомым человеком многие не соглашаются, тем более, что интервью может занять целый час. Тот же Дмитрий Рогозин говорит, что в этих условиях становится все больше фальсификаций — недобросовестные интервьюеры сами заполняют анкеты или корректируют данные респондента, чтобы его можно было отнести к нужной группе. В соцслужбах есть методы борьбы с такими фальсификациями, но проверить все невозможно. Кроме сознательной фальсификации, есть и ошибки: например, интервьюеры невольно подталкивают собеседника к тому или иному ответу. Перечисленные проблемы нельзя назвать чисто российскими — методология общественных опросов критикуется во многих странах.

9

Что делать со всеми этими проблемами?

Совершенствовать методологию опросов. Ученые уже давно об этом думают. Среди прочего, например, предлагается проводить опросы так, чтобы интервьюер не знал, на какой именно вопрос отвечает респондент — в этом случае респондент не будет бояться давать честные ответы. 

10

Так я не понял, можно верить опросам общественного мнения или нет?

Не всегда. Во всяком случае, не стоит относиться к результатам всех общественных опросов как к непреложной истине. Тем не менее, опросы — один из градусников, по которому можно, с определенными оговорками, судить о состоянии общества. Вообще нужно помнить, что едва ли не единственный вид хорошо проверяемых опросов — это предвыборные опросы. Всегда можно сравнить цифры с результатами голосования. Правда, это работает только в странах со свободными и честными выборами. 

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Реклама