разбор

Говорят, теперь можно посещать близких в реанимации. Это правда?

6 карточек
  • Что случилось?
  • Почему вообще есть эта проблема?
  • Получается, теперь можно спокойно пройти в любую московскую реанимацию?
  • Что делать, если все-таки не пускают?
  • Каких?
  • Как себя вести, если пустили? Есть что-то, что нужно знать?
1

Что случилось?

29 июня московский департамент здравоохранения выпустил приказ (pdf) о том, что все отделения реанимации должны быть открыты для родственников круглосуточно. Почти одновременно в Госдуме прошел первое чтение законопроект об «открытии» всех российских реанимаций — не только в Москве. 

Юридические основания для допуска родственников в реанимацию существовали давно, в том числе для круглосуточного пребывания с ребенком (письма Минздрава № 15-1/2603-07 от 09.07.2014 и № 15-1/10/1-2884 от 21.06.2013), но на практике вход в реанимацию оставался ограничен.

«Два с половиной года назад, когда мы с другими благотворительными фондами решили поднять этот вопрос на Прямой линии президента, мы понимали, что это сложная тема и что даже многие светила российской медицины, продвинутые врачи не считают идею открытой реанимации однозначно положительной и легко реализуемой, — говорит актер, основатель благотворительного фонда для детей с онкологическими и другими тяжелыми заболеваниями головного мозга Константин Хабенский. — И легко не будет — это мы точно знаем. Но сегодня мы видим, что восторжествовало человеческое, гуманное отношение к пациенту, который находится в тяжелом состоянии, и его близким. Возможность сказать ребенку, что ты его любишь, подержать за руку дорогого человека, поговорить с тем, кому нужно облегчение, — родственники часто были лишены этого».

2

Почему вообще есть эта проблема?

Она была во всем мире, но со временем в западных странах поняли, что пациентам лучше, если близкие могут находиться рядом. В России к этому только приходят, хотя в некоторых больницах в отделения реанимации пускают уже давно.

Часто врачи безосновательно считают, что близкие только навредят: начнут выдергивать трубки, кричать, занесут какую-нибудь инфекцию, будут мешать; что для этого нужны дополнительные траты и много свободного места. На самом деле, это не так, и близких можно даже привлекать к уходу за пациентами. Более того, по словам главного врача московской Городской больницы им. С. С. Юдина Дениса Проценко, возможностью круглосуточного доступа в реанимацию близкие пользуются только в первые сутки. И много времени около пациента они не проводят.

Для помощи врачам, которые выступают за открытие реанимаций, фонд «Детский паллиатив» и Ассоциация детских анестезиологов-реаниматологов России издали учебник «Вместе — лучше. Рекомендации по организации работы персонала отделений реанимации и интенсивной терапии в обеспечении совместного пребывания детей с родителями».

3

Получается, теперь можно спокойно пройти в любую московскую реанимацию?

Вряд ли, несмотря на приказ. «Разумеется, проблема с доступом в московские реанимации была, есть и с появлением приказа мгновенно не решится, — говорит директор благотворительного фонда „Детский паллиатив“ Карина Вартанова. — Приказ не волшебная палочка, которая резко преобразует текущую практику всех отделений реанимации, для этого нужно время и целенаправленные усилия организаторов». «В каждой больнице процессы, сроки и протоколы все равно отличаются, и отношение врачей к открытым реанимациям везде разное, — говорит директор Благотворительного фонда Константина Хабенского Алена Мешкова. — И многим из них для того, чтобы начать действовать в интересах пациента, нужно перейти на новый уровень. Поэтому не стоит ожидать, что это нововведение пройдет идеально и гладко. Но если бы этот приказ не был выпущен, процесс принятия врачами идеи открытых реанимаций мог бы занять еще 10, 20 или 30 лет».

4

Что делать, если все-таки не пускают?

Это зависит от обоснования.

Если прямо сейчас в палате кого-то реанимируют, то вас не пустят, и это нормальная практика для всего мира.

Если ваш близкий сказал, что никого не хочет видеть, его волей тоже не пренебрегут.

Если вы не соблюдаете правила, и, например, пришли пьяным или с явными симптомами ОРВИ, вас также справедливо не пустят.

Если же вы имеете полное право посетить близкого человека, но вам не дают, есть несколько способов попытаться это изменить.

5

Каких?

  1. Постарайтесь избежать скандала: он не поможет. Как, скорее всего, и попытка дать деньги
  2. Покажите, что вы адекватный человек, будете соблюдать все правила, помогать при необходимости и не собираетесь кричать в отделении на персонал, включать громкую музыку или пытаться накормить пациента борщом.
  3. Если это не помогает и врач отказывается пускать в отделение, идите к начальству. «Я бы хотела посоветовать людям, которые в ближайшие недели или месяцы столкнутся с тем, что их не пускают в реанимацию, не поднимать сразу скандал, а действовать спокойнее, — говорит Алена Мешкова, — для начала подойти к заведующему отделения реанимации и интенсивной терапии и сообщить: такого-то числа был выпущен приказ, вы наверняка в курсе. Если и тогда не пустят, нужно обратиться к главному врачу, и уже только если и это не работает, звонить в департамент здравоохранения Москвы». 
  4. Если у вас на руках будет письменный отказ, вам будет проще действовать дальше — обратиться в свою страховую компанию или федеральный Минздрав.
6

Как себя вести, если пустили? Есть что-то, что нужно знать?

Есть много рекомендаций, но, если говорить коротко:

  • будьте готовы к тому, что увидите, постарайтесь не плакать, чтобы не расстраивать пациента;
  • уважайте других пациентов — не говорите громко, не включайте музыку или видео на телефоне без наушников;
  • спрашивайте, чем можете помочь, не занимайтесь самодеятельностью;
  • не конфликтуйте с сотрудниками отделения реанимации — старайтесь находить компромиссы: цель у вас одна.

Дарья Саркисян