Перейти к материалам
разбор

Что же все-таки случилось, когда нефть вдруг рухнула ниже нуля? И что будет дальше? Подробное объяснение

7 карточек
  • Что все-таки случилось?
  • Почему это произошло?
  • Кажется, пора спросить: что такое фьючерс?
  • В чем проблема с поставками?
  • Раньше такое случалось?
  • К чему это привело?
  • Как это влияет на цену российской нефти?
1

Что все-таки случилось?

20 апреля спотовая цена на одну из марок нефти стала отрицательной — она пробила нулевую отметку и упала до минус 36,93 доллара. То есть в какой-то момент ее владельцы были готовы заплатить тем, кто заберет у них нефть. Эта марка — американская WTI (Western Texas Intermediate, ее еще называют Texas light sweet). Ее цена используется как индекс для торговых сделок с нефтью внутри США (как нефть марки Brent в Европе и Urals — при поставках из России).

Такого падения не было с начала торговли фьючерсами на WTI в 1983 году.

2

Почему это произошло?

Сначала ниже нуля подешевел один из видов контрактов по WTI — майский фьючерс (CLK20), который торговался на нью-йоркской товарной бирже NYMEX с ноября 2014 года.

Накануне завершения торгов по этому фьючерсу (последний день был 21 апреля) трейдеры начали избавляться от этих контрактов, которые после дня экспирации превратились бы в обязательство принять куда-то реальную нефть. Они готовы были продать незакрытые контракты не только дешевле реальной нефти, но вообще по отрицательной цене, означающей, что сами приплатят покупателю контракта. В итоге цена фьючерса упала до минус 37,63 доллара за баррель.

А поскольку накануне экспирации (когда бумажный фьючерс на нефть уже почти равен реальной поставке нефти) цена контракта всегда приближается к спотовой, то фьючерсы потянули за собой на дно и спотовый рынок WTI.

3

Кажется, пора спросить: что такое фьючерс?

Фьючерс — это заключенный и оплаченный заранее контракт на поставку товара в будущем — в определенную дату и в определенном месте. Но покупатель по этому контракту может свободно меняться, поэтому фьючерс удобен для биржевых спекуляций. Фьючерсные контракты заключаются на стандартизованные продукты (нефть, зерно, другие биржевые контракты или финансовые инструменты) и обращаются на бирже, которая проводит и расчеты по этим контрактам.

Фьючерсы бывают поставочные — когда по контракту в будущем должна произойти поставка товара. Их продают через биржу те, кто точно сможет поставить в срок нужную нефть, например трейдеры нефтяных компаний. А покупают такие контракты, например, те, кому понадобится в будущем не только сама нефть, но и многие товары, цена которых привязана к цене на нефть: моторное топливо или керосин, например. Авиакомпания может купить фьючерсы, чтобы зафиксировать на определенном уровне будущие расходы на топливо, а производитель нефти может продавать фьючерсы, чтобы зафиксировать цену для своей будущей добычи и получить средства уже сейчас, объясняет управление энергетической информации США. 

Такими фьючерсами торгуют и спекулянты, когда уверены, что смогут купить и поставить нефть по фьючерсному контракту или вовремя, до срока исполнения (экспирации), продать этот контракт.  

Гораздо более распространены беспоставочные, расчетные фьючерсы — спекулятивные биржевые контракты, просто привязанные к спотовой цене определенного сорта нефти.  

Беспрецедентно рухнувший в понедельник майский фьючерс на WTI попал в ценовую ловушку потому, что он был поставочным — это были контракты на реальную нефть, которую нужно поставить/принять в течение мая.

4

В чем проблема с поставками?

Проблемы возникли в Оклахоме, где в небольшом городке Кушинг сосредоточено самое большое количество нефтехранилищ в США. В начале XX века он сам был центром нефтедобычи, туда ведут несколько крупных трубопроводов из разных частей страны. Сейчас там хаб для нефти, и фьючерсы на нефть WTI привязаны именно к поставкам в Кушинг. Это значит, что в день экспирации контракта продавцы фьючерсов должны обеспечить наличие нужных объемов нефти в хранилищах Кушинга или идущих к нему трубопроводах. Именно оттуда эту нефть должен забрать владелец фьючерса.

Как и в какие сроки это сделать, сказано в описании фьючерсного контракта. Если коротко, покупатель может попросить доставку нефти в хранилище или трубопровод и переоформить на него уже находящееся там сырье. Также покупатель получит от продавца «билет в трубопровод», сертификаты и кучу документов и еще должен будет выполнить кучу процедур по расчетам с биржей.

Но в этот раз в Кушинге случились проблемы. По данным управления энергетической информации США (EIA) за 10 апреля, запасы нефти в хранилищах Кушинга и так достигли 67% емкости (почти 55 из 76 миллионов баррелей), а часть емкостей всегда резервируется и недоступна под биржевые контракты.

Мало того, 14 апреля владеющая нефтепроводами компания Enterprise Products Partners LP объявила, что запустила на реверс (обратный поток) в Кушинг свой простаивающий трубопровод Seaway мощностью 400 тысяч баррелей в день, чтобы дать возможность нефтедобытчикам Мексиканского залива поставлять свою нефть на хранение.

Свежую информацию о ситуации с хранилищами в Кушинге EIА дало только вечером 22 апреля. Там сказано, что на 17 апреля в Кушинге было заполнено уже 60 из 76 миллионов баррелей существующих емкостей. А физически свободные хранилища были заранее зарезервированы по долгосрочным контрактам. 

Получилось, что ко дню исполнения майских фьючерсных контрактов на WTI разместить в Кушинге физическую нефть оказалось крайне трудно, а в лучшем случае — очень дорого.

5

Раньше такое случалось?

Нет. Обычно проблем не было, потому что фьючерсы выкупали и гасили сами нефтяные компании или посредники, а реальными поставками заканчивался только 1% контрактов, указывает EIA.

«В нынешней ситуации добывающие компании, которые продавали фьючерсы, чтобы захеджировать свою добычу, не стали их откупать и готовы поставить сырье по любой цене, поскольку хранилища переполнены, а доход от продажи они уже получили за счет того, что вовремя продали фьючерс, — объясняют ситуацию аналитики крупнейшего рейтингового агентства АКРА. — В итоге спекулянты не могут продать фьючерсы обратно хеджерам, при этом физическая нефть им не нужна и они готовы доплачивать за то, чтобы сырье забрали. Подобная ситуация на финансовом рынке называется „угол“». 

Трейдеры начали в панике избавляться от контрактов, соглашаясь продать их за отрицательную стоимость. Таких паникеров, задавивших цену до —37,63 доллара, на самом деле было не так уж много, объем торгов этим фьючерсом в этот день составил 325 тысяч контрактов — для сравнения, июньским фьючерсом в тот же день наторговали на 1 458 171 контракт. Но психологический эффект от падения был слишком велик.

6

К чему это привело?

Тут же рухнули котировки следующего по очереди фьючерса на нефть WTI — июньского, потому что трейдеры предвидят с ним те же проблемы. 

На ценах европейского сорта Brent (с котировками которого связаны цены российской нефти Urals) коллапс в Кушинге сказался спустя день — 20 апреля спот Brent Europe был 17,36 доллара, а на следующий день уже 9,12 доллара.

От таких скачков нефтяных цен страдают не только участники сделок с нефтью, но и те, у кого контрактные обязательства привязаны к нефтяным котировкам. Например, московская биржа оказалась не готова к работе с отрицательными котировками WTI и остановила торги. В этот момент в торгах участвовали 898 клиентов, из которых 877 — физические лица, пишут «Ведомости». Оценки суммарных потерь клиентов Московской биржи — от 700 миллионов до 1 миллиарда рублей.

Новость об отрицательных ценах на нефть оказала большой психологический эффект, вызвав слегка панические настроения и желание найти виноватых. В частности, зампред Совета безопасности Дмитрий Медведев написал у себя в фейсбуке: «То, что мы наблюдаем в отношении нефтяных фьючерсных контрактов, очень напоминает картельный сговор».

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, напротив, как обычно выступил с успокаивающими заявлениями, назвав эту ситуацию «чисто торговым моментом», которому «не нужно придавать апокалиптическую окраску».

7

Как это влияет на цену российской нефти?

Не очень хорошо. В день падения WTI поставщик финансовой информации Refinitiv даже сообщил клиентам об отрицательных спотовых ценах на европейскую марку нефти Brent и российскую Urals. Но потом это сообщение пришлось аннулировать, оно оказалось ошибочным.

Под ценой Urals обычно понимают котировку международного агентства Argus, называемую FIP Западная Сибирь. Она рассчитывается на основе спотовых цен на нефть Urals в европейских портах: Роттердаме и Аугусте. 

Argus FIP Западная Сибирь рассчитывается международным аналитическим агентством Argus как нетбэк (цена нефти за вычетом транспортных расходов и экспортной пошлины) средней цены Urals на условиях поставки в порты Роттердам (Северное море) и Аугусту (Средиземное море) при отправке из Нижневартовска. Как менялась цена на Urals в этих портах, можно посмотреть на графике Argus (под этой новостью).

Сообщений агентства Argus об отрицательной стоимости российской нефти Urals на этой неделе не было. Последний раз агентство выпускало такое предупреждение 2 апреля, когда Urals в порту Роттердама стоила 10,54 доллара за баррель.

Пока глобальные причины случившегося — спад потребления нефти в мире на 30% и связанное с этим затоваривание хранилищ плюс нежелание нефтяников снижать добычу и консервировать скважины — никуда не делись, поэтому нефтяной рынок способен и на другие неприятные сюрпризы.

Поскольку котировки российской нефти связаны с европейским эталонным сортом Brent — они ведь торгуются на одном рынке, только наша нефть дешевле на 1,5–2 доллара за баррель, — следить за будущим цены Urals лучше по котировкам фьючерсов на европейский сорт: на Московской бирже, на европейской бирже ICE, к фьючерсам которой привязаны фьючерсы Московской биржи, или на американской бирже NYMEX.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Татьяна Лысова

Реклама