Перейти к материалам
Камчатка
истории

Ищете идеальный путеводитель по России? У нас он есть! Сотрудники «Медузы» рассказывают о любимых (и родных) местах. В списке — Норильск, Алтай, Удмуртия и Камчатка

Источник: Meduza
Камчатка
Камчатка
Андрей Перцев

В октябре 2021-го «Медузе» исполняется семь лет. Уже полгода мы живем и работаем в статусе «иностранного агента» — но ни на секунду за это время не согласились с тем, что решение российских властей было хоть сколько-нибудь справедливым. Мы родились и выросли в России — и не представляем жизни без своей страны. По случаю дня рождения сотрудники «Медузы» выбрали несколько любимых (и родных) мест, куда мы все время мечтаем вернуться — и где, как нам кажется, вам стоило бы побывать.

Норильск

рассказывает научный редактор Саша Ершов

Я был в Норильске как турист — приехал на несколько дней как лектор на научный фестиваль. Этот город мне ужасно запомнился. Про него интереснее рассказывать, чем про что бы то ни было другое.  

В Норильске нет очевидных точек туристического притяжения. Но там есть классный Музей истории города. Одна из вещей [о Норильске], о которых я постоянно думаю, касается как раз истории его возникновения. Геолог [Николай Урванцев], который открыл там месторождения никеля, в итоге сам поехал в Норильск в лагеря. О чем-то эта история говорит — хотя я пока не понимаю о чем. 

Тундра на подлете к Норильску с запада сплошь покрыта сетью озер, между которыми иногда можно увидеть тонкую линию дороги
Александр Ершов

Норильск — очень странный город. Больше всего он похож на космический корабль. Там понимаешь, что находишься очень далеко от людей. В самом Норильске людей не так много. Его можно пройти насквозь за 15-20 минут или обойти по периметру за пару часов. В него не ведут никакие дороги — и никакие дороги из него не выходят (кроме дороги в аэропорт, [город] Дудинку и карьеры). Если есть место, которое похоже на марсианскую базу, то это Норильск.

Вторая вещь в Норильске — это природа. С одной стороны, там можно было бы без декораций снимать «Властелин колец». Это Мордор. Абсолютно черная земля, в которой нет почвы как таковой. В этих широтах природа залечивает свои раны очень медленно — растительность не успевает восстанавливаться, а дороги прокладывают все новые. Если в асфальте появляются трещины, то ничего живого в них никогда не вырастет — для человека, который привык к нашей среднерусской и южной растительности, где из каждой трещины вылезает одуванчик, это выглядит странно.

Начало Ленинского проспекта, Октябрьская площадь, по задумке архитектора Витольда Непокойчицкого, должна была стать парадным въездом в город. Подобных фотографий Норильска довольно много, но находясь на месте, основное впечатление производит не сама помпезная архитектура, а ее контраст с пустой тундрой, на которую она обращена
Александр Ершов
На выезде из города видны холмы плато Путорана
Александр Ершов

При этом вокруг Норильска природа совершенно безумная. Это лесотундра, удивительные цвета, запахи — и все в одном месте. Контраст между вполне страшной цивилизацией и природой виден там как нигде.

Оленина в Норильске идет вместо всего. Вообще, у палеоарктических народов, которые здесь жили тысячелетиями, весь мир крутится вокруг оленя. Из оленя делают все: детские игрушки, совершенно необязательные предметы. Если бы айфон можно было сделать из оленя, сделали бы и его. Когда ты начинаешь об этом думать, то понимаешь, что 50 тысяч лет назад так жили везде. А тут это сохранилось. 

Первый жилой дом Норильска — единственный сохранный из построек, что остались от первой строительной партии лета 1921 года, которой руководил Урванцев
Александр Ершов
Резьба по кости из коллекции этнографии коренных народностей Таймыра Музея Норильска. У палеоарктических народов много подобной резьбы, однако она несет сильный отпечаток европейского влияния. А вот детские игрушки из необработанных костей оленя, максимально простые и полностью лишенные украшений, впечатляют куда больше
Александр Ершов

Сами люди совершенно не вписываются во всю эту картину. Кажется, что в таком месте должен быть какой-то мрачняк, но ничего подобного. Люди в Норильске очень бодрые и ужасно всем интересуются. Хотя Норильск крупный город, интернет там настолько слабый, тяжелый, дорогой и бессмысленный, что там еще сохраняется интерес людей друг к другу — и к другим увлечениям, развлечениям, обучению.

Озеро Долгое в западной части города используется как охлаждающий бассейн на производстве, поэтому вода здесь бывает относительно теплая. Некоторые норильчане в нем купаются даже в сентябре
Александр Ершов

Уверен, что ощущение моногорода для местных не является проблемой. Просто потому, что ты выходишь из дома, 15 минут в любом направлении и ты в тундре. Или садишься в автомобиль, доезжаешь до плато Путорана, а там куда ни посмотри — везде можно снимать обои на десктоп.

Природа там подавляющая — ее вокруг гораздо больше, чем человека. И ты начинаешь тянуться к другому человеку, потому что становится немного страшно. Понимаешь, что не уйдешь отсюда без помощи других. В Москве же наоборот люди отталкивают друг друга — потому что нас здесь слишком много. 

Камчатка

рассказывает спецкор Андрей Перцев

Я много езжу по России. И по долгу службы в командировки, и просто как турист. Интереснее всего из того, что я видел — это Камчатка. Если человек любит природу, то там есть что посмотреть. Там есть все: океан, море, горы, леса, вулканы, пляж с черным вулканическим песком. Даже если живешь там, все равно можешь постоянно открывать для себя что-то новое. 

Озеро в кратере вулкана Малый Семячик. Его облетает вертолет во время экскурсии в Долину гейзеров
Андрей Перцев

Очень интересно наблюдать за медвежьей рыбалкой. На юге Камчатского края есть Курильское озеро. Туда впадают реки, там нерестится красная рыба. Считается, что камчатский медведь — рыбак, для него рыба — это основная пища. Медведей в районе озера много, и во время нереста в августе они собираются на рыбалку. Посмотреть на них можно со специальных вышек: медведи очень близко, могут находиться прямо под вышкой. Или ты идешь к вышке — и тут медведь выходит из кустов в метре от тебя. Но тебя сопровождают сотрудники заповедника, поэтому это довольно безопасно.

Андрей Перцев
Заяц в кальдере вулкана Узон
Андрей Перцев
В черте города находится зимнее лежбище сивучей. Кормить их не надо, просто смотреть
Андрей Перцев
Подробнее о жизни медведей и людей

В школу дружно шли медведь и учительницы Ада Васильевна и Виктория Анатольевна Репортаж Ирины Кравцовой с края земли, где рядом живут две тысячи людей и тысяча медведей. Уживаться им все труднее

Подробнее о жизни медведей и людей

В школу дружно шли медведь и учительницы Ада Васильевна и Виктория Анатольевна Репортаж Ирины Кравцовой с края земли, где рядом живут две тысячи людей и тысяча медведей. Уживаться им все труднее

Но даже без мишек и гейзеров на Камчатке есть что посмотреть. Самостоятельно можно добраться до пляжа с черным песком или посмотреть мыс Маячный, скалу «Три брата». Есть горный массив Вачкажец. Он похож на Альпы: луга, озера, водопады. 

В остальные места надо подниматься на джипах. Машину можно взять в аренду, но лучше воспользоваться услугами турфирмы. Можно доехать до места, где было извержение вулкана. Доезжаешь до места, потом поднимаешься сам. А там: свистят серные выходы, пар летит, все светится, все желтое, из земли что-то бьет.

Водопад в каньоне Опасный у подножия вулкана Мутновский
Андрей Перцев
Долина гейзеров
Андрей Перцев

А еще можно отправиться на морскую прогулку на весь день. Плывешь, видишь морских львов на расстоянии вытянутой руки, плавают касатки.  

Алтай

рассказывает редактор Паша Мерзликин

До 16 лет я жил на Алтае. И до сих пор уверен, что это одно из самых красивых мест в России.

Когда я был подростком, туристов на Алтае было мало, инфраструктуры почти не было. Сейчас все поменялось, появились хорошие гостиницы, приличные места, где можно поесть. Но люди, которые не работают в туристическом секторе, живут здесь очень бедно. Природные красоты сочетаются с видами разрухи, ветхих домов и убитых дорог. В этом смысле, мне кажется, Алтай чем-то похож на Кавказ.

Одна из гор в районе села Акташ
Павел Мерзликин
Катунь
Павел Мерзликин

На Алтае много своих народностей. Но, на мой взгляд, местные похожи на любых других сибиряков. Они вряд ли тебя обидят, а при случае и помогут. Но внешне будут скорее сумрачными, чем развеселыми.

Нужно понимать, отдых на Алтае сопряжен с некоторыми усилиями. Практически в обязательном порядке нужна своя машина или хотя бы права — расстояния довольно большие, поездка от одной туристической точки до другой может занять пять-шесть часов.

Кош-Агачский район республики Алтай
Павел Мерзликин
Телецкое озеро
Павел Мерзликин

Главная (и лучшая) дорога Алтая — это Чуйский тракт. Это одна из самых красивых трасс мира. На всем ее протяжении за окном будет что-то красивое — и очень разное. В начале — поля. Потом постепенно появятся горы, которые будут становиться все выше и выше. А заканчивается тракт на границе с Монголией. Там пейзаж сильно меняется: вокруг степь, возникает чувство, что вот-вот на тебя выбегут кочевники. А вместо коров и лошадей, которые пасутся по всему Алтаю, тут пасутся верблюды. 

Если вы увлекаетесь альпинизмом, стоит сразу поехать к главной горе Алтая — Белухе. Если хочется просто красоты и относительного комфорта, рекомендую Манжерок, Чемал, Акташ и все вокруг этих сел. Ну и Телецкое озеро — но туда придется ехать несколько часов по очень плохой дороге.

Чемал
Павел Мерзликин

Из еды рекомендую манты, чай из алтайских трав и рыбу хариус. А если поедете на Телецкое, попробуйте чебуреки на одном из островов. Самые вкусные чебуреки в моей жизни! 

Саратов

рассказывает спецкор Настя Якорева

Я уехала из Саратова десять лет назад. С тех пор езжу туда регулярно — и издалека я поняла многое про этот город.

Когда-то это был купеческий город — крупнейший центр хлебной торговли, саратовские купцы продавали муку по всей России. Потом это был город советской технической интеллигенции — здесь было много оборонных заводов, а в 130 километрах от Саратова в Шиханах разработали «Новичок».

Теперь город завис в каком-то межвременье. Купеческие дома на главных улицах требуют ремонта. На месте авиационного завода построили торговый центр. Но в городе по-прежнему есть свое очарование. Надо просто знать, под каким углом смотреть. 

Вид на Волгу и саратовский мост со смотровой площадки на Соколовой горе. Под мостом — городской пляж на острове, в дальней его части собираются нудисты
Сергей Федулов / Фотобанк Лори

Главное украшение Саратова — это Волга. К ней можно дойти по любой из центральных улиц. По Московской, мимо Театральной площади, на которой стоит вечный Ленин. Или по проспекту Кирова, мимо псевдоготического здания консерватории и миниатюрного храма «Утоли мои печали». Хорошая точка обзора — с вершины Соколовой горы, там разбит большой Парк Победы с военной техникой, современной и оставшейся со времен войны. Оттуда видно и сам город, и Волгу, и изящный старый мост, когда-то самый длинный в Европе.

Музей краеведения стоит тоже у реки, на Музейной площади. Он похож на большинство провинциальных музеев, так что если хочется чего-то более оригинального — лучше идти в Радищевский художественный музей. Там есть на что посмотреть — картины Ильи Репина, Василия Сурикова и Кузьмы Петрова-Водкина
Павел Парменов / Фотобанк Лори
Пристань — теперь уже редкость на волжских берегах, а когда-то пароходы ходили в дачные поселки примерно как автобусы — с интервалом в час
Владимир Устенко / Фотобанк Лори

С горы лучше спускаться дикими тропами. Сейчас там сухо и пахнет полынью. Можно сидеть на склоне и смотреть, как по свинцовой Волге идут белые пароходы, черные баржи; слушать, как жужжат катера и моторки.

Несколько лет назад в Саратове начали устраивать фестиваль «Укек. Один день из жизни средневекового города». До ковида он проходил в первые выходные сентября и это был отличный момент, чтобы съездить в Саратов просто на выходные — по возможности я заманивала туда друзей. Посмотреть на средневековый театр или реконструкторские бои, сидя под ласковым осенним солнцем. 

Вид на Волгу из дикой части Парка Победы
Евгений Будюкин / Фотобанк Лори

Если есть возможность приехать в Саратов летом и остаться подольше, то в 100 километрах от города есть утес Степана Разина — меловой обрыв на берегу Волгоградского водохранилища, с которого трудно разглядеть другой берег. На саратовской набережной находится небольшой магазинчик местного мерча, самый удачный; там продают толстовки и майки с надписью «Волга — мое море». И вот на этом утесе Разина лучше всего понимаешь, что это не пустые слова.

Набережные Челны

рассказывает дизайнер Ярик Максимов

Я рос во Владивостоке, но родом из Набережных Челнов — и часто туда ездил к родственникам на лето. Недавно я побывал здесь спустя долгое время. Город оставил большое впечатление. Мне казалось, что там должно было все измениться, но очень многое осталось таким же, как было в детстве.

Город интересный, если смотреть на него с помощью определенной оптики. Это не туристическое место, где есть конкретные достопримечательности, а скорее феномен. Город был построен с нуля в 1970-е только для того, чтобы там жили строители и будущие работники «КамАЗа». Это огромный советский урбанистический и архитектурный эксперимент. Да, большинство людей по всей стране выросли в спальных районах обычной советской застройки, но здесь можно посмотреть на масштаб этого явления — как с нуля построили город для одной-единственной цели.

Вид на главную площадь города — Азатлык и проспект Хасана Туфана с вершины бизнес-центра «2.18», который больше известен в городе, как «тюбетейка». Это самый известный долгострой Челнов — здание начали строить в 1973-м как 25-этажную гостиницу для иностранных гостей города, а закончили только в 2008-м
Ярик Максимов

С советских времен это зеленый город с огромными широкими проспектами, рекой Камой, с одинаковой советской застройкой, безумными модернистскими зданиями и скульптурами. Здесь есть ряд очень странных скульптур от скульптора Ильдара Ханова, который построил все заметные памятники в городе. Это абсолютно абстрактные бетонные фигуры, похожие то ли на зверей, то ли на змей со странными названиями: «Рождение» или «Эволюция».

Скульптура Ильдара Ханова «Ангел-хранитель» из серии абстрактных скульптур на Бульваре Энтузиастов
Ярик Максимов
И «Регбисты» у стадиона «Строитель»
Ярик Максимов

Сейчас стало появляться больше московских урбанистических штук. Недавно построили большую набережную. Город в каком-то урбанистическом смысле развивается, хотя мне кажется прикольнее было бы полностью законсервировать все советские удачи и неудачи.

Здание шахматно-шашечного клуба в парке Победы
Ярик Максимов

Еще здесь необычная система адресов. В городе до сих пор никто не использует названия улиц, все используют только номера жилых комплексов. Например, адрес моей бабушки это 4.15 — то есть 4-й комплекс 15-й дом. Названия тоже есть, но жители их игнорируют. Люди так привыкли еще с того времени, когда город не был построен и все жили в вагончиках с номерами.

Новосибирский Академгородок

рассказывает культурный редактор Наташа Гредина

Я из Новосибирска и училась Новосибирском государственном университете, который находится в Академгородке. И хотя я бывала в разных российских и нероссийских городах, как ни странно, мне все еще кажется, что Академгородок — лучшее место на земле.

Есть индустриальный, серый, большой Новосибирск. Но ты садишься в маршрутку, едешь 40 минут по шоссе и оказываешься в Академгородке. Это детище ученого Михаила Лаврентьева. Он приехал в Сибирь в конце 1950-х специально, чтобы строить наукоград в тайге. Сумасшедшая идея в итоге реализовалась, вокруг нее выстроился целый район. Он еще и находится на берегу водохранилища — так что это почти новосибирская Калифорния.

Улица Цветной проезд. Нельзя сказать, что время в Академгородке застыло настолько, что все ездят на старых автомобилях, но иногда случается
Наташа Гредина

Здания исследовательских институтов, университет, хрущевки окружены густым лесом, а между ними пролегают тропинки. У этих тропинок есть названия — обычно в честь ученых, что довольно мило, потому что люди с большим вниманием относятся к своей идентичности. Вообще весь Академгородок пропитан духом науки и передовой мысли, которая туда пришла и до сих пор там осталась. Ты просто садишься в маршрутку до Академа, а там все читают или реально обсуждают науку.

Мой папа мечтал учиться в Академгородке, но не поступил. А когда я думала, куда поступать, папа сказал мне: «Поехали просто погуляем в Академгородке — может, ты погуляешь и захочешь туда поступать». Так и случилось. Я приехала и увидела людей, которых нигде не видела в Новосибирске. Это были физики в клетчатых рубашках и толстых очках, они куда-то бежали и увлеченно обсуждали ускоритель в институте ядерной физики.

Переход между двумя корпусами Новосибирского государственного университета: главным и лабораторным
Наташа Гредина
Витраж «Наука» в главном корпусе НГУ. Автор — Владимир Сокол (1975 год).
Наташа Гредина

Академгородок делится на верхнюю и нижнюю зону. Верхняя зона состоит из экспериментальных четырехэтажек в разных цветах, которых больше нет в городе. Очень уютно. Везде можно дойти пешком, все друг друга знают. Один мой друг сказал, что Академгородок — это когда ты идешь мимо незнакомого дома и квартиры, смотришь в незнакомые окна и видишь двух знакомых людей.

Жилые дома на Цветном проезде
Наташа Гредина
Пляж Обского водохранилища. Где-то между станцией «Береговая» и Центральным пляжем Академгородка
Наташа Гредина

Есть шутка, что человек из Академгородка не выезжает в город, потому что ему это не нужно. Когда-то люди ездили в город смотреть кино, но сейчас появился кинотеатр и большой ТЦ — и людям из Академа вообще не нужно выезжать. И если человек едет в Новосибирск, я всегда советую поехать в Академгородок на прогулку выходного дня. Если получится почувствовать эту ноту в воздухе — это лучшее, что можно вынести из советского опыта.

Киров и Мурманск

рассказывает фоторедактор и фотограф Евгений Фельдман

В 2013 и 2017 годах я много времени провел в Кирове из-за судов над [оппозиционным политиком Алексеем] Навальным. Знаю ту часть Кирова, которая находится вокруг Ленинского районного суда. Это самый центр, там красивые холмы и историческая купеческая застройка. Это пространство от Драматического театра до набережной. Мои любимые улицы: Спасская, Преображенская и Московская. Здесь можно просто гулять часами. Я люблю города с рельефом, в России их немного, а эта часть Кирова как раз очень извилиста и холмиста.

Евгений Фельдман
Евгений Фельдман
Евгений Фельдман

Когда я иду по Кирову, то вспоминаю, что вот сюда повернул автозак после первого приговора Навальному, а здесь мы были после второго суда. Это все драма. Но то, что это происходило в Кирове вокруг невысоких домов и холмов, сделало ситуацию немного мягче, чем если бы это происходило в районе панелек в другом городе.

Мурманск — это ровно обратная ситуация. Город в довольно грустном состоянии, типовые здания серых обшарпанных тонов. Но оба раза, когда я был тут осенью, я замечал, как этот город феноменально контрастировал со средой вокруг.