Перейти к материалам
разбор

Татарстан не хочет, чтобы в России праздновали конец монголо-татарского ига. Почему? Разве он имеет какое-то отношение к тем татарам?

Источник: Meduza
Military PCF / Alamy / Vida Press

В России — дискуссия: праздновать ли день окончания татаро-монгольского ига. Депутат Калужской области Геннадий Скляр внес законопроект, в котором предлагается назначить праздник на 11 ноября — в честь последнего дня стояния на реке Угре в 1480 году. Калужский губернатор Анатолий Артамонов заявил, что новый праздник поддерживает Владимир Путин. Идея возмутила Татарстан: бывший президент республики Минтимер Шаймиев сказал, что «нужно не заниматься ревизией истории, а сплотиться во имя решения текущих задач для развития страны». Члены республиканского Госсовета добавили, что таких «стояний было много», сама по себе дата сомнительная, а праздник окончания ига может расколоть страну. «Медуза» разобралась, какие есть сомнения в дате, чем недовольны в Татарстане и что вообще произошло недалеко от Калуги 11 ноября 1480 года.

Что за «стояние на Угре»?

В октябре 1480 года хан Большой Орды Ахмат, правитель главного татаро-монгольского государства в Восточной Европе, предпринял поход на взбунтовавшегося вассала — Москву. Это был его второй поход на северо-восток Руси за десятилетие: в 1472 году он уже пытался атаковать небольшими силами, но потерпел поражение. 

Это был всего третий поход монгольского хана в Северо-Восточную Русь со времен ее завоевания монголами в 1238 году. До Ахмата на Москву ходил только хан Тохтамыш в 1382 году — через два года после Куликовской битвы. Тогда князь Дмитрий Донской бежал из города, Кремль был взят Тохтамышем. Поход был вызван тем, что Дмитрий несколько лет не платил дань Орде. После нашествия все вернулось на круги своя: Дмитрий обязался платить дань и вернуть долг за предыдущие годы. В 1480 году Ахмат не смог повторить успех Тохтамыша: после месяца противостояния на берегах реки Угры (в нынешней Калужской области) войска Орды отступили.

И после этого иго кончилось? Что такое вообще иго?

Впервые зависимость Руси от Орды игом назвал польский историк Ян Длугош в 1479 году — за год до «стояния на Угре». Он написал, что «варварского ига и его рабства» больше нет: московский князь Иван III его уже сбросил. 

Под «варварским игом» историк имел в виду политическую и экономическую зависимость всех русских земель от Монгольской империи и ее правопреемников — ханов Золотой Орды (в терминологии самих монголов — «улуса Джучи»), которые правили Восточной Европой после раскола империи Чингисхана в 1260-х годах. Ханов Орды русские князья с 1240-х годов признавали «царями» — до того термин употреблялся только по отношению к «императорам Рима», то есть к германским императорам Священной Римской империи и императорам Византии. Себя князья воспринимали как подчиненных ордынскому царю местных властителей. На деле это означало, что царь Орды мог вмешиваться в политику русских княжеств, быть высшим судьей в спорах между князьями — и за это ему было положено платить дань (она называлась «ордынский выход» и была привязана к количеству крестьянских хозяйств в княжестве) и другие налоги. Изначально договор о зависимости русских князей предполагал также, что они будут поставлять монголам войска.

Политическая зависимость от Орды выражалась главным образом в выдаче ханом «ярлыков», то есть специальных грамот князьям малых «отчин» на управление более крупными образованиями: русскими землями, а также «столами» — княжествами, не имевшими «отчинного» князя. Так, князья Северо-Восточной Руси вели борьбу за титул Великого Владимирского князя — главы Суздальской земли, одного из 12 крупных образований домонгольской эпохи. К титулу прилагались большие права: например, княжение в республике Новгорода Великого и «выморочных» (то есть таких, где прервалась своя династия) княжествах. 

Кроме того, они утверждали «примыслы» — присоединения одних княжеств к другим — ситуация, почти не встречавшаяся до монгольского нашествия, но распространенная после. Изначально монголы следили, чтобы никто из князей не усиливался сверх меры. Однако в XIV веке и начале XV века они допустили усиление двух центров объединения русских земель: Москвы на северо-востоке и севере и Литвы на западе и юге. При этом и Москва, и Великое княжество Литовское продолжали признавать власть ордынских «царей» на русской территории и платить им дань. Только в 1472 году московский князь Иван III решил отказаться от этой зависимости. И именно 1472 год можно считать датой, с которой началась реальная независимость Московского княжества от Орды.

В 1480 году хан Ахмат предпринял последнюю попытку вернуть своего вассала к повиновению, заключив для этого союз с Литвой. Однако литовские войска не прибыли в Угру, и 11 ноября, простояв на реке месяц, Ахмат решил не рисковать и отказался от открытого сражения. Союзник Москвы того времени, крымский хан, в 1502 году разгромил Большую Орду — так закончилась власть Монгольской империи в Восточной Европе. Через 100 лет большая ее часть попала под власть новых царей из Москвы.

Почему иго не пало раньше? Ведь русские же победили монголов в Куликовской битве за сто лет до этого

Московские князья — равно как и другие русские политики — воспринимали зависимость от ордынских царей как данность. Подчинение «империям» — мировым державам своего времени — считалось нормальным. Эта зависимость никогда и не прерывалась на протяжении всех 240 лет «ига».

Князь Дмитрий Иванович в 1370-е годы восстал не против «царя», а против узурпатора Мамая, который не был «царем» (при этом многие русские княжества оставались верными Мамаю). Это была обычная история: во время частых эпизодов внутренней борьбы в Орде русские князья поддерживали одного из претендентов и платили дань ему; часто это приводило к тому, что другой претендент отправлял карательную экспедицию на Русь. Так поступил и Мамай: в 1380 году он отправился на Москву, поскольку Дмитрий отказался платить дань ему.

Мамай потерпел поражение на Куликовом поле, после этого Орду объединил его соперник Тохтамыш. Дмитрий не выплатил дань и ему, после чего Тохтамыш лично повел войска к Москве, захватив ее в 1382 году. Поход произвел большое впечатление на русских: на Русь пришел лично царь. В том, что законный хан является сюзереном Руси, никто тогда не сомневался; даннические отношения Москвы с Ордой были легко восстановлены, Дмитрий заплатил и долг за те два года, когда Тохтамыш был ханом после смерти Мамая, но не за то время, когда Мамай сам руководил частью Орды. Однако по результатам активного участия в ордынской междоусобице и несмотря на поражение от Тохтамыша Дмитрий получил большую награду — Великое Владимирское княжение стало «отчиной» московских князей. Им больше не нужно было ездить в Орду, чтобы в режиме конкуренции с другими князьями бороться при дворе хана за великокняжеский «ярлык».

В 1395 году Тохтамыш был разгромлен новым могущественным соперником — среднеазиатским полководцем Тимуром (Тамерланом). Золотая Орда после такого удара развалилась на части: кроме Большой Орды, где правили официальные правопреемники монгольских императоров, возникли несколько ханств, в том числе самые сильные в Крыму и Казани. Однако развал империи не привел к немедленному освобождению русских земель. Они — и их центры объединения в Москве и Литве — стали, наряду с новыми независимыми ханствами, активными участниками ордынских междоусобиц. Ханы же продолжали вмешиваться в усобицы в самой Москве, хотя она становилась все более самостоятельной.

В 1453 году произошло событие, которое изменило восприятие русскими князьями своего места в европейской политике. Османы взяли Константинополь, после чего прекратила свое существование Византийская империя. Москва, объединившая к тому времени большую часть Северо-Восточной Руси, осталась последним православным государством. Тогда же в Москве появилась и постепенно укрепилась идея, что московские князья сами должны быть царями. Этот статус не подразумевал зависимости от царей Орды или каких-либо других властителей. 

В 1472 году великий князь Иван III принял решение освободиться от законного ордынского «царя» Ахмата. После ликвидации Орды в 1502 году Москва стала одним из претендентов на ее место региональной великой державы, объединяющей Восточную Европу. Скорее всего, уже тогда сами московиты (и их соседи) воспринимали себя именно так: с 1470-х бояре и князья малых княжеств все чаще начинают именовать себя холопами (то есть рабами) Ивана III. Так в Орде было принято называть знать, зависимую от хана (царя). До того русские князья называли себя холопами ордынских царей.

После ликвидации Орды противниками (и иногда союзниками) Москвы были независимые ханства и второе крупное русское государство с центром в Литве, объединившее к тому времени весь запад и юг Руси. Их властители с тех пор практически перестали называть московского князя чьим-либо холопом и считали как минимум равными себе.

А при чем тут вообще современные татары? Что они имеют против падения ига?

Татары (казанские, крымские, сибирские и другие) — прямые потомки населения Орды XV века. За 250 лет ее существования от монголов в западной монгольской империи остались только династия (потомков Чингисхана), административное устройство и название одного из монгольских племен — «татары»; и то им обозначали население Орды не сами ордынцы, а русские и европейцы. В XV веке в этой западной части бывшей Монгольской империи сложилась особая культура. Основным языком был кипчакский из тюркской языковой семьи и его диалекты (до нашествия монголов кипчакский был языком половцев). Основной религией стал ислам, его «татары» заимствовали из Волжской Булгарии — государства, располагавшегося на территории нынешнего Татарстана и других регионов Поволжья. Из Булгарии в Орде распространилась и значительная часть материальной культуры.

Ханы новых татарских государств, как и Москва, вели борьбу за наследство Орды, но проиграли. В 1552 году внук Ивана III Иван Грозный взял Казань, после чего стал именовать себя «царем казанским». В 1556 году было захвачено Астраханское ханство, в 1582 году — Сибирское. Дольше всего независимость сохраняло Крымское ханство, которое в XVI веке стало вассалом могущественной Османской империи (считавшей себя правопреемником Византии и Рима). Иван Грозный и другие русские цари платили Крыму дань с 1572 года (после того, как татары захватили Москву). Однако, по сути, это была совсем не та дань, что уплачивали русские князья Орде — у нее даже было другое название: не «выход», а «поминки». В конце XVIII века Крым был завоеван Россией.

Казанские татары еще с 1990-х отмечают День памяти защитников Казани (имеется в виду — от захватчиков из Москвы). Завоевание Казани Иваном Грозным активисты называют «геноцидом», указывая на убийства, грабежи и насильственные крещения, произошедшие после завоевания; российские власти в ответ обвиняют их в экстремизме.

С точки зрения политики именно захват Казани создал основу для «объединения народов России». Русские цари из властителей мононационального государства на северо-востоке Руси стали царями многонациональной империи — наследницы монгольского ханства.

Дмитрий Кузнец