Перейти к материалам
истории

Матрос разговаривал в казарме по видеосвязи Как российских военных сажают под арест за смартфоны и фото в соцсетях

Источник: Meduza
Petr David Josek / AP / Scanpix / LETA

С марта 2019 года российским военным запрещено пользоваться смартфонами и публиковать в интернете фотографии со службы. Соответствующие поправки к закону «О статусе военнослужащих» правительство подготовило в сентябре 2018 года, а Госдума и Совет Федерации одобрили их в феврале 2019-го. В марте закон подписал президент России Владимир Путин, и 17 марта он вступил в силу. Российских военных сразу же начали наказывать за найденные у них смартфоны и фото в социальных сетях: обычно им дают от пяти до 15 суток ареста, выяснила «Медуза», изучив решения военных судов.

Как появился закон о запрете смартфонов в российской армии

В пояснительной записке к поправкам правительство связывало их необходимость с военной операцией в Сирии: еще до того, как Россия в сентябре 2015 года официально объявила о ее начале, расследователи заявляли о присутствии в стране российских военных — в том числе на основании их фотографий из соцсетей. Ранее участники Conflict Intelligence Team и другие независимые расследователи публиковали материалы о том, что Россия воюет на востоке Украины.

Новый закон не только запретил военным и призывникам рассказывать в интернете о своей службе, но и вообще иметь при себе смартфоны, планшеты и другие гаджеты с доступом в интернет и/или возможностью съемки фото и видео. Этот же закон отнес найденные у военных на службе гаджеты к грубым дисциплинарным проступкам, за которые полагается до 30 суток ареста. Отправить под арест может только военный суд.

При этом на мобильные телефоны без камер и интернета закон не распространяется, говорил в феврале первый заместитель председателя комитета Госдумы по обороне Андрей Красов. В быту военным разрешено пользоваться смартфонами.

Как российских солдат начали отправлять под арест за смартфоны и фотографии

В середине июля 2019 года сразу несколько изданий обратили внимание, что принятием закона дело не ограничилось — аналогичные поправки Минобороны решило внести в дисциплинарный устав Вооруженных сил. Документ с проектом соответствующего приказа президента РФ был опубликован на портале проектов нормативных актов. По состоянию на 6 августа документ все еще не одобрен. Будущее принятие поправок в устав многие сочли фактическим началом практики по «приравниванию смартфонов к дедовщине» в российской армии.

На самом деле массово отправлять российских военнослужащих под арест за смартфоны или за публикации в соцсетях начали почти одновременно с принятием закона, свидетельствуют судебные решения, опубликованные на портале ГАС «Правосудие». Военные суды уже приняли десятки решений по таким делам.

Например, 1 апреля, меньше чем через две недели после вступления закона в силу, военнослужащий Андрей Тарханов, находясь на боевом дежурстве «в качестве механика-водителя», опубликовал фотографии «в информационно- телекоммуникационную сеть „Интернет“, социальную сеть Instagram», говорится в решении Саратовского гарнизонного военного суда от 19 апреля. Тарханов получил 15 суток ареста на гауптвахте.

У рядового Андрея Трубачева 20 апреля был обнаружен и изъят «абонентский терминал с расширенными мультимедийными возможностями — iPhone 8, который он использовал с января 2019 г. в личных нуждах после отбоя», сказано в решении Челябинского военного суда от 17 мая. Трубачев получил пять суток ареста. Матрос Магомед-Хусейн Демельханов 10 апреля разговаривал в казарме «по видеосвязи, используя смартфон». Севастопольский военный суд 24 апреля счел, что Демельханову будет достаточно одних суток ареста.

Иногда командиры пытаются отправить солдат под арест за смартфоны, найденные еще до вступления закона в силу. Например, у военнослужащего Сергея Черного телефон нашли в январе 2019 года. Он «делал на нем фотографии и записывал видео по месту прохождения военной службы». Уссурийский военный суд отказался арестовывать Черного задним числом — при этом сам военнослужащий признал себя виновным.

Но так бывает не всегда. Например, военнослужащий Егор Круглов, находясь на боевом дежурстве в декабре 2018 года и апреле 2019 года, взял сотовый телефон у сослуживца, после чего «сделал несколько своих снимков и отправил их своей девушке при помощи социальной сети», говорится в решении Саратовского военного суда от 30 мая (название соцсети в решении не уточняется). Военнослужащий признал себя виновным по обоим эпизодам, включая 2018 год, суд тоже не стал исключать его из решения. Круглов получил 15 суток ареста.

Насколько законны такие аресты, если дисциплинарный устав их пока не предусматривает?

Юрист «Комитета солдатских матерей» Вадим Жернаков сказал «Медузе», что командирам и судам действительно не нужно было дожидаться принятия поправок в дисциплинарный устав. «Если исходить из принципа главенства нормативной базы, то сначала идет Конституция, потом федеральные законы, потом подзаконные акты, — объясняет юрист. — А поскольку уставы утверждаются указом президента — это подзаконные акты. Даже если чего-то нет в подзаконном акте — а они меняются медленнее, чем законы — руководствоваться нужно федеральным законодательством».

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Петр Лохов

Реклама