Перейти к материалам
истории

Никто не выступал с речами Годовщина пожара в «Зимней вишне»: как прошла акция памяти в Кемерово

Meduza
Данил Айкин / ТАСС / Scanpix / LETA

В первую годовщину пожара в «Зимней вишне», в котором погибли 60 человек, в том числе 37 детей, местные власти решили не проводить общегородскую траурную акцию. Вероятно, чтобы избежать повторения прошлогодних событий, когда на стихийных массовых митингах местные жители резко критиковали власти Кузбасса, на этот раз встречи официальных лиц и родственников проходят камерно, а возложение цветов к месту пожара широко не анонсировали. По просьбе «Медузы» к мемориальному камню, где утром собрались близкие погибших, сходил главный редактор кемеровского издания Vse42.ru Игорь Рожков.

На месте сгоревшего год назад торгового центра «Зимняя вишня» сейчас — ровный участок земли, обнесенный забором из бетонных плит. Неподалеку в сквере на проспекте Ленина установлен мемориальный камень в память о жертвах пожара. Именно тут еще до официального начала траурной акции, намеченной на 10 утра, начали собираться жители Кемерово.

Акция эта выглядит как стихийная: нет представителей администрации города или области, о ее проведении широко не объявлялось. Тем не менее, на подъездах к перекрестку улицы 50 лет Октября и проспекта Ленина, где и находилась «Зимняя вишня», выставлены посты ГИБДД. Администрация перекрыла автомобильное движение с девяти утра понедельника до шести утра вторника. Сделано это основательно — при помощи больших автобусов-«гармошек», поставленных поперек проезжей части. В кемеровской мэрии корреспонденту «Медузы» сообщили, что заявка на проведение этого мероприятия не поступала. Постановление о введении временного ограничения движения транспорта глава города подписал за четыре дня до траурной акции возле камня; о «Зимней вишне» в документе нет ни слова.

На небольшой площади (скорее даже площадке) перед камнем собрались 200-250 человек — родные, друзья и знакомые погибших, а еще 20 священников кемеровских церквей. У многих в руках цветы — в основном розы и гвоздики. Поскольку событие неофициальное, никто не ждет отмашки — люди просто кладут цветы к мемориалу. На это уходит минут десять, не больше. Молодой человек в красной куртке с надписью «Кемерово — территория возможностей» раздает священникам гвоздики, после чего те зачитывают поминальную молитву.

Высокий седой мужчина принес цветы; он держится изо всех сил, и только положив цветы, начинает рыдать. Его берут под руки две женщины, подходят волонтеры и медики, пытаются посадить на скамейку. «Не надо. Не трогайте меня. Дайте я сам успокоюсь», — негромко говорит он.

На площади дежурят врачи и студенты-волонтеры, в руках у них бумажные салфетки и стаканы с газированной водой. И то, и другое приходится кстати. Кто-то из родственников подходит к мемориалу молча, кто-то начинает плакать. Видно, что родные погибших поддерживают друг друга, но при этом почти не общаются между собой, а уж тем более с посторонними — горожанами или журналистами.

У памятного камня в сквере на месте сгоревшего торгового центра «Зимняя вишня». Кемерово, 25 марта 2019 года
Сергей Гавриленко / Коммерсантъ

Среди тех, кто пришел в это утро на площадь рядом с мемориалом, много тех, чьи друзья и знакомые погибли в пожаре. «Три моих подруги сгорели здесь, — рассказывает кемеровская студентка Елизавета. — Мы вместе с ними в одной школе, в одном классе учились. Они просто зашли погреться в „Зимнюю вишню“, побродить там». «У меня здесь погибла коллега Надежда Васильевна Агаркова вместе с внуком и внучкой. Мы вместе работали в столовой. Я помню, как пришла домой вечером, а дочь говорит: „Мама, Надежда Васильевна сгорела!“» — вспоминает кемеровчанка Ольга Фомичева.

Многие родственники погибших в «Зимней вишне» после возложения цветов подходят к священникам и долго с ними разговаривают. Священник Георгий Якин рассказывает, что с момента пожара в кузбасских церквях регулярно проводятся поминальные службы «о погибших в огне». В церковь Кирилла и Мефодия, где служит сам священник, приходят родственники погибших, многих он уже знает в лицо. «Будем служить [о жертвах], пока живы», — говорит священник.

Никто из собравшихся не выступал с речами — ни от имени родственников погибших, ни от имени горожан. Игорь Востриков, потерявший в пожаре всю семью и довольно резко разговаривавший с представителями власти на стихийных митингах год назад, сейчас здесь, но он тоже молчит; с журналистами не общается.

За два дня до этой неофициальной акции родственники погибших встречались с губернатором Сергеем Цивилевым и митрополитом Кемеровским и Прокопьевским Аристархом. В Знаменском кафедральном соборе прошла панихида, был поминальный обед, а потом личный прием у патриарха и главы области.

Кемерово, 25 марта 2019 года
Данил Айкин / ТАСС / Scanpix / LETA

Представитель кузбасской митрополии Вячеслав Ланский, который был на встрече 23 марта, рассказывает, что чиновники и родственники посетили пустырь за забором, где раньше стояла «Зимняя вишня»: «Родных запустили на это место, куда сегодня практически никто не может попасть. Им рассказали о том, какие работы были выполнены… [Глава Кемерово] Илья Середюк рассказал о том, какие планы по благоустройству этого места. Представил план-схему расположения. Если раньше родным и близким говорили об этом в теории, то в субботу была возможность посмотреть, как это будет выглядеть на деле». Городские власти планируют разбить на месте торгового центра сквер.

Акция заканчивается, но люди не спешат уходить. К мемориальному камню продолжают нести цветы и игрушки. Житель Кемерово Алексей подходит в сквер позже. «Обидно, что это случилось по чьей-то вине. Что это не какое-то стихийное бедствие. Это все было предсказуемо. Очень жаль», — говорит он корреспонденту «Медузы».

Игорь Рожков