Перейти к материалам
истории

«Храп — это проблема врачей, а не дизайнеров» Мы поговорили с человеком, который придумал новые плацкартные вагоны. Он сам почти не ездил в плацкарте

Meduza
Александр Авилов / Агентство городских новостей «Москва»

19 ноября РЖД представила дизайн новых плацкартных вагонов; сами новые вагоны 20 ноября показали на выставке «Транспорт России» — а уже в течение ближайших месяцев ими начнут заменять привычную плацкарту. Лаконичный и яркий дизайн новых вагонов придумали Дмитрий Назаров и Рейхане Нури. Спецкор «Медузы» Полина Еременко поговорила с Назаровым о том, почему он нарисовал вагон именно таким и можно ли будет в нем есть вареные яйца, как прежде.

— У вас есть кандидатская степень по искусствоведению. Когда вы придумывали этот вагон, вас вдохновляли какие-то произведения?

— Нет. Я много лет занимаюсь пассажирскими поездами. Мой дипломный проект был посвящен дизайну поездов — я учился в Строгановке на кафедре дизайна транспортных средств. Мои друзья в основном увлекались автомобилями, а я, — может быть, единственный в стране — защитил диссертацию по дизайну поезда. Мою работу заметили — и так пошло-поехало.

— Как вы узнали про конкурс на дизайн плацкартного вагона?

— А не было никакого конкурса. Никто, кроме нашей студии, дизайном поездов не занимается.

— То есть все новые поезда, на которых мы ездим, — это ваше?

— Нет. В России есть поезда импортные, а есть российского производства. Например, «Ласточка» — это Siemens, «Сапсан» тоже. Поезд Allegro, который ездит между Петербургом и Хельсинки, итальянский. Дизайн некоторых наших поездов тоже заказывался за рубежом: например, двухэтажные вагоны Тверского завода рисовали в Италии.

— Но плацкарту отдали вам.

— Бывает, что заказчик любит работать с иностранными компаниями, потому что у них есть имя. Но я знаю от проектировщиков, которые потом занимались такими дизайнами, что опыт у них был специфический. Они говорят, что иностранцам сложно понять наш менталитет.

Дмитрий Назаров
Дмитрий Назаров
Студия «Иппиарт»

— Что было в техзадании, которое вы получили от РЖД? О чем вас просили?

— Мы руководствовались мнением пассажиров. У компании РЖД уже был большой перечень требований; еще мы сами изучали соцсети.

— И чего хотели пассажиры?

— Одно из главных требований — личное пространство. Штору, которой можно отгородиться. Вообще, если набираешь в «Гугле» или «Яндексе» «плацкарт» — там мемов масса, огромное количество информации. Анализ соцсетей просто необходим дизайнерам сегодня — оттуда узнаешь то, чего никогда в интервью не получишь. Было интересно смотреть фотографии: как люди берут простыни, на которых должны спать, и завешивают ими весь вагон. Это выглядит как китайский квартал, в котором сушится белье, а люди просто пытаются отгородиться и спят на полосатых матрасах.

Второе, чего хотел пассажир, — пеленальные столики в туалете. Еще жаловались на неудобство полок и лестниц. Все это мы пытались модернизировать.

— А не было требований про длину полок? Обычно люди жалуются, что не могут вытянуться в полный рост. В вашем проекте есть щели в деревянной загородке в торце полки — это для ног?

— В интернете есть шутка на эту тему: «Почему полки такие короткие? Потому что проход нужен». Мы загнаны — у нас есть габариты вагона, за которые мы не можем выйти. Что касается отверстий, про которые вы говорите, — они не для ног, они для рук. Они нужны, чтобы залезать на верхнюю полку.

Отверстия, о которых идет речь, — справа и слева
Отверстия, о которых идет речь, — справа и слева
Александр Авилов / Агентство городских новостей «Москва»

— А если я ростом два метра — что делать?

— Длина полки — 1650 миллиметров (в купе — 1850 — Прим. «Медузы»). Двухметровый человек там все равно не ляжет нормально. Но кое-что мы сделали. На спальной полке сейчас есть защитный поручень, который можно сложить. Он находится посередине полки и мешает коленям. Многие складывают его под матрас, едут без защиты и иногда падают. Что сделали мы? Другой бортик. Он обит поролоном, защищающим верхнюю часть тела, а зона колен открыта. И можно спать с согнутыми коленями в безопасности.

— Была идея делать кровати-капсулы. Почему от нее отказались?

— В капсулах можно проехать несколько часов, например ночью. Но ехать в капсуле на длинные дистанции, два дня например, — это невозможно. Там нельзя выпрямиться, посидеть нормально — только лежачее и полулежачее состояние. А здесь можно пообщаться с пассажирами — если они дружелюбные и адекватные. И как-то более позитивно проводить время.

— А вы что-нибудь придумали, чтобы храп соседей так сильно не мешал?

— Это вопрос к представителям медицинской отрасли. Храп — это проблема врачей, а не дизайнеров. Можно, конечно, сделать капсулу абсолютно герметичной, но я думаю, что у многих есть клаустрофобия в той или иной форме. Им не будет комфортно ехать в капсуле, где ничего не слышно, ничего не видно.

— Я бы с радостью на такой каталась до Владивостока.

— Экстремально.

— Как приняли ваш проект?

— Отзывы в основном положительные. Люди писали вчера, что получилось красиво, но беспокоились — не станут ли выше цены на билеты, не отправят ли этот проект в стол. Вишенка на тортике — вечером наш проект оказался в «Вечернем Урганте», и там Иван хлестко пошутил про то, что сложно представить десантников, транспортируемых в этом вагоне.

— Когда вы сдавали проект, пришлось что-то менять? РЖД как-то корректировала ваш дизайн?

— Ничего существенного менять не пришлось, только нюансы. Например, высота крючка для одежды, яркость светильника.

— Сколько времени ушло на этот проект?

— На эскиз — месяц, а реализация продолжается до сих пор. То есть примерно полгода.

— У вас есть своя любимая история про плацкартный вагон? Может быть, что-то связанное с первой любовью? Или как водку разливали по всему вагону?

— Плацкарта как-то меня миновала — за исключением нескольких школьных экскурсий. Поэтому проектирование для меня было вдвойне сложной задачей — мне надо было еще окунуться в этот мир, прочувствовать его.

— Как плацкарта могла вас миновать?!

— Как-то так вышло.

— Вы чувствуете какую-то важность момента? Плацкарта — самый народный вагон, и вы меняете его облик.

— Я почувствовал, когда проснулся в понедельник утром и увидел, что в интернете происходит. В «Яндексе» эта новость полдня висела на первом месте. Казалось бы — просто вагон, но для людей это оказалось настолько важным!

— Как вы считаете, в вашем вагоне люди смогут есть жареную курицу и вареные яйца за общим столом?

— Да. Главное — не вытирать руки о штору. Это самая большая проблема у всех перевозчиков.

Полина Еременко