истории

Действующий вратарь НХЛ справился с алкогольной зависимостью, вызванной биполярным расстройством. Теперь он возвращается на лед

Meduza
Робин Ленер, 14 февраля 2017 года
Робин Ленер, 14 февраля 2017 года
Daniel Lea / CSM / REX / Vida Press 

Шведский вратарь Робин Ленер, известный по выступлением за «Оттаву Сенаторс» и «Баффало Сейбрс», в колонке для The Athletic впервые рассказал о том, как врачи поставили ему диагноз «биполярное расстройство», о зависимости от снотворного и алкоголя — и о том, как тяжело было в этом состоянии играть и вести переговоры о своей карьере. Теперь Ленер — игрок «Нью-Йорк Айлендерс», и намерен выйти на лед в следующем сезоне.

Колонка 27-летнего Ленера начинается с описания игры 29 марта 2018 года — последней, в которой он принимал участие. Вечером накануне он позвонил тренеру вратарей «Баффало» Эндрю Аллену и сказал, что не уверен, что сможет сыграть, поскольку у него тяжело на душе. Тот предложил поговорить утром на тренировке. Так и произошло: Ленер пришел на тренировку, и сказал, что чувствует себя хорошо — и стал стартовым вратарем.

Как признается Ленер, во время звонка тренеру он был пьян и думал о самоубийстве. Уже во время первого периода он почувствовал себя плохо — у него заболело в груди, стало тяжело дышать, повысилась тревожность. Во втором периоде Ленер не мог сфокусироваться на шайбе — по собственным словам, он думал только о том, чтобы покинуть лед. В перерыве у него началась паническая атака, и тренер заменил его на другого вратаря.

К тому времени Ленер уже семь лет не мог заснуть без снотворного. Как пишет он сам, в начале 2018 года он мог выпивать по ящику пива в день, чтобы справиться с «демонами в своей голове». Он думал, что может перебороть ситуацию сам — и не принимал помощь даже от жены. «Я знаю, она всегда хотела помочь, но я не хотел показывать слабость», — говорит Ленер.

После матча 29 марта хоккеист решил обратиться за помощью к НХЛ и ассоциации игроков. Его отправили в клинику в Аризоне на курс реабилитации; там ему сказали, что его случай — один из самых серьезных в их практике. Для начала Ленер прошел процедуру детоксикации — три недели он не пил алкоголь, ему не давали снотворное. Сам вратарь описывает эти три недели как одни из самых ужасных в своей жизни.

После этого Ленера поселили к другим пациентам, а через пять недель поставили диагноз — биполярное расстройство I типа с маниакальными фазами. Во время маниакальных фаз, как описывает сам Ленер, он был склонен к импульсивным решениям; у него было много энергии, он не нуждался в большом количестве сна и был уверен в себе. В депрессивные фазы все было наоборот — Ленеру не хотелось тренироваться, не хотелось играть.

Ленер вышел из реабилитационного центра, когда стал уверен, что не сорвется. «Я не хочу, чтобы моя семья прошла через такое еще раз. Дети заслуживают отца, а жена — настоящего мужа», — говорит спортсмен. Он добавил, что выбраться из кризиса ему помогла вера — в реабилитационном центре он крестился.

После этого Ленер пришел к руководству «Баффало», и они вместе решили, что для перезагрузки шведу будет лучше поискать новую команду. К этому времени у него уже была плохая репутация и никто не хотел его брать к себе. «Встречи с руководством других клубов — одни из самых тяжелых в моей жизни. Я не мог сказать им о биполярном расстройстве. Я не мог рассказать им ничего», — пишет Ленер. После одной из встреч он, по собственным воспоминаниям, сидел в аэропорту и смотрел в сторону бара. Чтобы побороть желание выпить, он позвонил друзьям и жене и проговорил с ними до объявления посадки.

После нескольких неудачных встреч Ленер договорился с «Нью-Йорк Айлендерс» и готовится с командой к новому сезону, который начнется в октябре. Главный тренер клуба Барри Троц похвалил Ленера за колонку в The Athletic. «Он проявил бы слабость, если б постарался замолчать случившееся. Но он повел себя очень смело и мужественно», — сказал Троц.

Александр Поливанов